Добро пожаловать в страну авторитарного либерализма

«Мы же не выработали, как многие другие авторитарные страны, к этому иммунитета. Поэтому они над нами смеются!», - заявил на прошлой неделе Эммануэль Макрон на встрече со специально отобранными французскими журналистами
«Мы же не выработали, как многие другие авторитарные страны, к этому иммунитета. Поэтому они над нами смеются!», - заявил на прошлой неделе Эммануэль Макрон на встрече со специально отобранными французскими журналистами

Лионель Вентурини, Лоран Мулу, Каролин Констан, Александр Фаш

«Мы же не выработали, как многие другие авторитарные страны, к этому иммунитета. Поэтому они над нами смеются!», – заявил на прошлой неделе Эммануэль Макрон на встрече со специально отобранными французскими журналистами.[i] После таких слов становится понятным, откуда берутся эти безжалостные репрессии: с самого верха. По словам адвоката Рафаэля Кемпфа, к полицейскому насилию добавляется «судебное насилие», инициируемое прокуратурой, которая сегодня, как никогда ранее, подчинена властям. Вместе с так называемым законом против погромщиков, за который вчера проголосовала Национальная ассамблея, нападкам подвергается и право на демонстрации. Налицо явный уклон власти в сторону авторитаризма.

1) Закон против погромщиков нарушает право на демонстрации

Запрет демонстраций, обыски, создание картотек участников акций протеста… Несмотря на то, что многие депутаты критиковали этот документ, лишь некоторые из них проголосовали против. В итоге текст так называемого закона «против погромщиков» получил достаточное количество голосов парламентского большинства партии «Вперёд, Республика!», поддержанного правыми «Республиканцами», и депутатов от партий «Демократическое движение» (Modem) и «Союз демократов и независимых» (UDI), что составило 387 голосов «за» и 92 «против». 74 депутата из парламентского большинства и их сторонники воздержались от голосования, ведь вопросы, касающиеся общественных свобод, непросто решать.

Таким образом, большинство депутатов из фракции UDI проголосовало за этот текст несмотря на то, что его вторая статья наделяет префектов полномочиями запрещать кому бы то ни было участие в демонстрациях, заранее предупреждая тем самым возникновение беспорядков. Мишель Зумкеллер (UDI), что текст закона не обсуждался и был подан… за две минуты до окончательного срока внесения поправок. По его словам, он был «уверен в том, что этот закон не будет принят». А сейчас у него есть веские причины для протеста против этого возмутительного документа, составленного правыми силами Сената. Правительство приняло ряд поправок, внесённых «Республиканцами», и вчера вечером на голосование была предложена чуть смягчённая версия текста, который 12 марта вернётся на осуждение в Сенат. По мнению правых, с этим документов всё в порядке. Жюльен Обер («Республиканцы»), оценивая это закон, пошутил, что «и Дарту Вейдеру можно будет ходить на демонстрации, главное, чтобы он не нарушал общественный порядок». Но многие депутаты выражают сомнение по поводу этого текста. По словам Оливье Бешта (UDI), он был «состряпан» на коленке, в ходе парламентской работы. «Правительство действует так потому, что если бы оно представило свой собственный законопроект, ему пришлось бы сделать ещё и анализ возможных последствий. А этого власть, вероятно, делать не желает», – говорит Мишель Зумкеллер. По словам социалиста Валери Рабо, «у нас уже есть закон, который наказывает за подготовку насильственного акта во время демонстраций», и его вполне достаточно. Её фракция заявила о подготовке обращения в Конституционный суд.

Себастьян Жюмель, депутат от департамента Приморская Сена (ФКП), проводит параллели с попыткой проведения обыска в новостном интернет-издательстве «Mediapart», предпринятой в понедельник. Он говорит о «трампизации Эммануэля Макрона». «Макрон стремится к ограничению свободы прессы», – считает он. Его коллега Эльза Фосийон тоже критикует предложенный закон. По её словам, в нём «ставят знак равенства между погромщиками и протестующими». «Законы в этой сфере уже существуют, но они, вероятно, больше никому не нужны», – говорит она, напоминая при этом, что «национальный праздник французов – 14 июля», и сегодня его смысл актуален.

2) Преступная снисходительность к полицейскому насилию

Закон против погромщиков – логическое продолжение тенденции правительства закрывать глаза на полицейское насилие, происходящее на демонстрациях «жёлтых жилетов» на протяжении всех трёх месяцев. По данным сайта «Обезоружим их» («Desarmons-les») на сегодняшний день насчитывается 1 погибший и 129 тяжело раненых, из них 20 случаев потери глаз и 4 раненых с оторванными руками. Столкнувшись с этим, ставшим уже историческим, итогом и просмотрев ошеломляющие видео с протестных акций, исполнительная власть совсем не торопится выступить против беспредельных злоупотреблений со стороны некоторых полицейских. Она поддерживает напряжение в обществе, применяя слезоточивый газ и отправляя боевые отряды сил правопорядка против погромщиков, надеясь вызвать у населения чувство неприятия манифестаций. В этой стратегии отрицание реальности доходит до абсурда. «Ни один полицейский не нападал на «жёлтые жилеты», – не постеснялся сказать Кристоф Кастанер 15 января 2019 года. И это в то время, когда Генеральная инспекция национальной полиции (IGPN) провела 116 расследований и получила более 300 оповещений, связанных с манифестациями. Такой же цинизм проявляется в отношении к ВКТ, «Лиге по правам человека» и «Защитникам прав» – организациям, которые требуют приостановить на время проведения протестных акций применение травматического оружия типа LBD 40 или GLI-F4, ставших причиной тяжёлых ранений многих людей. Но нет, об этом и слышать не хотят! «Это травматическое оружие является основным для сил правопорядка», – заявил в пятницу госсекретарь министерства внутренних дел Лоран Нуньез. По мнению социолога Кристиана Муханна, ситуация ясна: правительство всё больше склоняется к насильственному поддержанию правопорядка, что выражается в чрезмерном применении оружия и антикриминальных бригад. При этом власть не пытается использовать более мирные процедуры урегулирования, такие как переговоры и изолирование погромщиков. «Министерство внутренних дел, кажется, не считается с серьёзностью ситуации, – выражает он своё удивление, – Мы имеем дело с проявлением невероятной недальновидности. Даже такой реакционный министр, как Шарль Паскуа,[ii] упразднил в своё время вольтижёров[iii]…»

3) Контроль над подачей информации

Попытка проведения обысков в офисе «Mediapart», предпринятая в понедельник – это прямое посягательство на свободу прессы и на право сохранять тайну источника, которое позволяет журналистам собирать деликатную и конфиденциальную информацию. «Эта тайна защищена французским законодательством и может быть раскрыта только в случае появления более серьёзной (по сравнению с тайной) причины, представляющей общественный интерес, – говорит Кристоф Биго, адвокат, специалист по правам прессы, – Не очень понятно, как посягательство на частную жизнь может вписаться в эти рамки». И когда вчера прокуратура заявила о проведении расследования по результатам «использования прослушивающего оборудования», адвокат был удивлен тем, что подобное обвинение могло быть выдвинуто в адрес «Mediapаrt». Он также сказал, что даже, в любом случае, «принимать решение о возбуждении дела должен судья». Биго прокомментировал слова Эммануэля Макрона, опубликованным в минувшие выходные в газете «Le Point». Чтобы информация подавалась «нейтрально», глава государства обещает выделить «своего рода государственные субсидии, которые будут получать этого журналисты». Нечто вроде Совета «истины». Кристоф Биго был крайне удивлён этим. Он говорит «о вмешательстве и контроле за процессом производства информации». Этот совет по соблюдению профессиональной этики «совершенно противоречит судебной традиции в области прав прессы во Франции». По мнению Биго, права прессы основываются «на принципах свободы, а имеющиеся в этой области правонарушения чётко и конкретно описаны».

4) Зависимое правосудие – очень удобно…

Несколько месяцев тому назад, когда «жёлтые жилеты» ещё не проводили протестные акции, возникло «дело Беналла», напомнив о том, что зависимые судьи или судьи в долгу перед кем-то – это очень удобно. «Я совершенно уверен в том, что кандидат (на пост прокурора Парижа, – прим. ред.), будет полностью наш человек, и мне будет в полной мере комфортно с этим прокурором», – сказал Эдуар Филипп 2 октября 2019 года. «Наш человек», «в полной мере комфортно» … Слушая эти слова, вспоминаешь, что три кандидатуры на должность парижского прокурора, предложенные министром юстиции, были отклонены. При этом преемником прокурора Франсуа Молена стал Реми Эйтц, который хорошо вписывается в политическую линию Макрона. Теперь мы лучше понимаем, почему это было сделано…

30 января в газете «Canard enchaine» было напечатано письмо прокуратуры парижским судам, содержащее указания проявлять решительную твёрдость по отношению к «жёлтым жилетам». В этом письме судьям предлагается продолжать вносить имена протестующих в полицейские картотеки даже в тех случаях, когда «факты не были установлены», а также «выпускать из-под стражи» задержанных манифестантов только «в субботу вечером или в воскресенье утром». Осторожность никогда не бывает излишней… Ещё один пример опасного сближения между исполнительной и судебной властями – это невероятная попытка провести в понедельник обыск в редакции «Mediaprt». «Попытка предпринять подобную, столь серьёзную процедуру, угрожающую свободе прессы и охране источников, очень удивляет», – сказал Винсен Шармуалё, вице-прокурор суда большой инстанции города Лилль, генеральный секретарь профсоюза работников судебной системы. «В этом есть что-то сюрреалистическое, – говорит адвокат Франсуа де Кастро, – Глава прокуратуры даже не скрывает, что действует в интересах того, кто его назначил! Это может привести к проведению обысков без получения согласия и без обращения к судье по вопросам задержания…». По его мнению, «прокурор Парижа ранее никогда не был столь зависим от исполнительной власти».

[i] Имеется в виду речь Макрона, в которой он приписывает интенсификацию движения «жёлтые жилеты» влиянию из России. Приведём этот отрывок целиком: «Авторитарные структуры на нас смотрят и удивляются. А мы очень наивные […] Вот тот боксёр на видео, как он себя вёл перед тем, как сдаться… Явно, что его перед этим натаскал ультралевый адвокат. Это же видно! А он никакой не цыган. Никакой не боксёр цыганского происхождения. Мы же не выработали, как многие другие авторитарные страны, к этому иммунитета. Поэтому они над нами смеются! Официальная коммуникация всех традиционных движений, она не активна, не релевантна. А вот в соцсетях люди гиперактивны, и это люди всевозможных крайностей. Потом они покупают аккаунты, занимаются троллингом. Это всё  Russia Today, Spoutnik и так далее. Смотрите, с декабря, кто активничает в интернете? Это не канал BFM, это Russia Today”. Le Point, 02.02.2019 – прим ред.

[ii] Министр внутренних дел (1986-1988 гг., 1993-1995 гг.). Сторонник радикальной борьбы с терроризмом, увеличения расходов на силы правопорядка, один из авторов законопроекта о возобновлении смертной казни. Одна из известных цитат: «Демократия заканяивается там, где начинаются государственные интересы» – прим ред.

[iii] Полицейское подразделение. Формировалось из команд полицейских, передвигавшихся под двое на мотоциклах: один – водитель, второй – вооружён дубинкой. – прим ред.

На ту же тему

В домах престарелых готовятся к худшему
Изоляция: что дальше намерено делать правительство?
«Мы живём в тесноте, и сейчас особенно...
Солидарность против кризиса: муниципальные власти действую