Дело Беннала: а правительство «как бы ни при чём»

Время поджимает. Сенатская комиссия по «делу Беналла», наделённая функциями следствия, завершает свою работу 24 января
Время поджимает. Сенатская комиссия по «делу Беналла», наделённая функциями следствия, завершает свою работу 24 января

Время поджимает. Сенатская комиссия по «делу Беналла», наделённая функциями следствия, завершает свою работу 24 января. После нескольких месяцев затишья она приступила к последнему этапу слушаний, вновь вызвав «на ковёр» Кристофа Кастанера и главу аппарата Эммануэля Макрона Патрика Стрзода. В связи с появлением в деле новых обстоятельств, таких как информация об использовании Александром Беналла дипломатических паспортов, на слушания впервые был приглашён министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан.  Бывший телохранитель будет допрошен в ближайший понедельник.

Выступавший в самом начале слушаний сенатор от партии «Республиканцы» Филипп Ба высказал мнение о том, что комиссия «должна отреагировать на появление в деле новой информации», и выразил «обеспокоенность» тем, что главы некоторых иностранных государств «проявляют интерес к не самому высокопоставленному бывшему сотруднику аппарата президента Республики». Однако комиссия не стала обсуждать затронутую сенатором тему, сочтя её выходящей за рамки расследования. Вопрос о дипломатических паспортах также напрямую не входит в ведение следствия (этим занимаются судебные органы), но в данном случае комиссия решила подробнее изучить проблему, желая оценить «рачительность» некоторых министров. Уволенный 1 августа 2018 года Александр Беналла в течение нескольких месяцев хранил эти паспорта, один из которых, как пишет газета «Canard enchaine», оставался у него вплоть до января (это был его четвёртый «служебный паспорт», который одновременно мог использоваться как пропуск, упрощающий переход через границы). После своего вынужденного ухода из президентского дворца бывший сотрудник по особым поручениям переквалифицировался, оказавшись в тени бизнесменов с сомнительной репутацией, в консультанта по безопасности, путешествующего по Африке.

Правда ли, что Беналла обладал шифровальным телефоном Teorem до тех пор, пока несколько дней тому назад его адвокат не вернул гаджет? «Беналла должен был вернуть этот аппарат», – подтверждает Стрзода. Исчезновение устройства было замечено только 4 октября, после чего компания Teorem сделала его непригодным для использования. 2 августа паспорта всё ещё не значились в инвентарной описи офиса бывшего сотрудника по особым назначениям, а президентский дворец не выразил никакой обеспокоенности этим. Тогда Стрзода назвал Беналла фальсификатором, который сам составил на бумаге с реквизитами президентского дворца запрос на получение служебного паспорта, обойдя стороной промежуточные государственные ведомства. Директор президентского аппарата также «чётко и ясно» отрицает показания Александра Беналла о том, что в сентябре эти дипломатические паспорта были ему выданы агентом президентского дворца. «Оставшиеся у Беналла служебные паспорта, выданные министерством внутренних дел, были недействительны начиная с 31 июля (канун его ухода с президентской службы), что делало невозможным пересечение границ с этими документами», – уверяют в аппарате президента, утверждая при этом, что в «правовом государстве» нет законных оснований для того, чтобы изъять у Беналла эти паспорта.

Министр внутренних дел Кристоф Кастанер, которому также были заданы вопросы относительно служебных паспортов, заявил, что он не мог воспрепятствовать (только при наличии судебного требования) использованию дипломатических паспортов, которые находятся в ведении Министерства иностранных дел. Председатель комиссии Филипп Ба указал на бездействие государства в вопросе о паспортах. В частности, «воздушная и пограничная полиция (PAF) не были предупреждены». «И это при том, – говорит министр, – что приложение, используемое в PAF, осуществляет проверки по двум картотекам данных, одна из которых посвящена разыскиваемым лицам, а другая – паспортам, числящимся потерянными или украденными». «Но базы данных недействительных дипломатических паспортов нет», – заметил министр.

«Месье Беналла около двадцати раз использовал свои дипломатические паспорта в период между августом и декабрём», – сказал комиссии Патрик Стрзода, уточнив, что бывший телохранитель воспользовался ими, например, на следующий день после своей отставки. Ни президентский дворец, ни Министерство иностранных дел вплоть до конца декабря не считали нужным воспрепятствовать этому. «У нас нет способов узнать, как использовались паспорта, поскольку применялись они главным образом по прибытии в другую страну», – защищается Стрзода. Беналла встречался с президентом Чада, и при этом ни посольство, ни разведывательные службы не информировали об этом президентский дворец? «Странно», – говорит содокладчик комиссии Жан-Пьер Сюёр. Действительно, странно.

На ту же тему

Бессменный глава российской дипломатии
«Национальное объединение»: красивые лозунги и истинная сущность
Лион: Все на борьбу против пенсионной реформы
Париж: «Нас большинство, но нас не слушают,...