ВЫБОРЫ, ИЛИ ПОЧЕМУ ЛЕВЫЕ В ИТАЛИИ ПАЛИ ТАК НИЗКО

От Капитолия до Тарпейской скалы один шаг. В 2014 году «Демократическая партия» (PD) во главе со своим новым председателем Маттео Рензи набрала на европейских выборах 40,81 % голосов (всем левым Старого континента на зависть!)
От Капитолия до Тарпейской скалы один шаг. В 2014 году «Демократическая партия» (PD) во главе со своим новым председателем Маттео Рензи набрала на европейских выборах 40,81 % голосов (всем левым Старого континента на зависть!)

От Капитолия до Тарпейской скалы один шаг. В 2014 году «Демократическая партия» (PD) во главе со своим новым председателем Маттео Рензи набрала на европейских выборах 40,81 % голосов (всем левым Старого континента на зависть!). Казалось, что бывший мэр Флоренции вдохнул в измождённых левоцентристов новую жизнь. Сегодня общественное мнение считает, что на выборах в законодательные органы, которые должны состояться 4 марта, его партия получит не более 22 % голосов. А если учесть союзников, то коалиция левого центра может набрать 27 % (меньше, чем коалиция правых сил и «Движение Пяти звёзд» (M5S)). Что же касается сил, которые всё ещё называют себя левыми, будь то коммунисты движения «Власть народу!» или социалисты из «Свободных и равных», – больше чем на 10 % голосов им можно не рассчитывать. Всем вместе.

1. Разошлись, как в море корабли

Выступая в Брешие в прошлое воскресенье, Маттео Рензи всячески старался показать, что верит в судьбу демократической партии: «Мы придём первыми. Не верьте тем, кто говорит по-другому!». Пока его соперники (правые и M5S) раздавали обещания, он подкрепил серьёзность своих намерений делами, а именно – результатами работы на посту премьер-министра с 2014 по 2016 гг. «Мы создали (…) 1 029 000 рабочих мест, из которых 50% – по постоянному договору!» – хвалился Рензи, повторяя каждый раз, что экономика снова растёт! Действительно, на 2 % в год.

Маттео Рензи высказывает технократические идеи, которые, возможно, и хороши для прилежного ученика Брюсселя. А электорат левых, между тем, пребывает в растерянности. Придя к власти, лидер PD упразднил целый ряд завоеваний рабочего движения: отменил статью 18 о статусе работника, согласно которой работодатель был обязан вернуть на работу незаконно уволенного сотрудника. С 1970 года правые тщетно пытались изъять эту статью из Трудового кодекса, в 2003 году Всеобщая итальянская конфедерация труда (CGIL) выступила против правительства Берлускони в защиту этого пункта. Это была борьба! Три миллиона итальянцев собрались тогда в Риме! Все силы левого центра встали плечом к плечу с профсоюзами. Но Маттео Рензи ещё тогда заявил: «Надо знать меру!»

Реформа рынка труда Рензи не осталась без последствий: «Демократическая партия» отказалась от того, что всегда было главной чертой левых – от взаимодействия с профсоюзами. «Нельзя сказать, что он [Рензи] раз и навсегда порвал все связи, – считает Марко Дамьяни, научный сотрудник кафедры политологии университета в Перузе, – Профорганизации были для него обузой, ненужным балластом, который мешает реформе рынка труда». «Рензи изменил своему стилю, – считает секретарь «Партии коммунистического возрождения» (PRC) Маурицио Асербо, – Оказавшись у власти, он пошёл путём повторения действий Берлускони. Это размывало единство и культуру левого лагеря, а правым в момент жестокого кризиса дало шанс выйти из него с поднятой головой».

2. Отступники с «богатым» прошлым

Отказ от своей идеологии – далеко не новое для левых явление. «Первородным грехом» для них стал роспуск коммунистической партии в 1991 году, после чего её приверженцам пришлось искать не только идеал, на который они могли бы равняться, но и смысл жизни. И то, и другое они смогли найти в следовании европейским догмам. Находившиеся у власти с 1996 по 2000 гг. и с 2006 по 2008 гг., левые центристы выступили ярыми поборниками сокращения долга и приняли либеральную идеологию, основным постулатом которой был тезис о том, что конкурентоспособность можно сохранить лишь благодаря гибкой политике на рынке труда. «Начиная с 1997 года в пакет «Treu» были включены временные трудовые договоры», – напоминает нам Марко Дамиани. Создание в октябре 2007 «Демократической партии», вобравшей в себя бывших коммунистов и часть христиан-демократов, привело к тому, что левые отошли от рабочего движения. Исторические связи были разорваны. Секретарь «Демократической партии» Вальтер Вельтрони говорил в то время, что «его партия находится на равном расстоянии и от работодателей, и от работников». Иными словами, руководимая им партия больше не выражала интересы трудового народа.

3. «Движение Пяти звёзд» – новые конкуренты левых

Природа не терпит пустоты. «Вот уже несколько лет, как в пространство для протеста вступило «Движение Пяти звёзд». Оно заняло место оппозиции», – с сожалением отмечает Маурицио Асербо. Несомненно, отношение этого новообразования демагогов к иммигрантам иногда сближается с ксенофобией «Северной лиги». Его участники называют себя проевропейцами и вместе со своим лидером Луиджи ди Майо всячески пытаются привлечь на свою сторону бизнесменов, предлагая льготную налоговую политику. Они стремятся развалить все промежуточные образования и выступают за реформу профсоюзов, которую иначе как опасной не назовёшь.

И всё же вплоть до 2013 года (позже – в меньшей степени) наблюдалось смещение части электората левых центристов и радикалов в сторону «Движения Пяти звёзд». Из кризиса представительной демократии сторонники M5S предлагают выйти путём применения современных средств, доступных в Интернете. Решение проблем окружающей среды они видят в жёсткой экологической политике. А на проблему социальной уязвимости в стране, где систему социальной защиты сильной не назовёшь, у M5S один ответ – ввести гражданский доход. В этом комплексе тем и ценностей левый электорат, обманутый социал-либералами, нашёл отражение своих чаяний и надежд.

4. Левые радикалы на скамье запасных

Силы, называющие себя левыми, пришли в упадок. «В Италии происходит процесс индивидуализации, в результате которого граждане перестают равняться на коллектив, видеть себя его частью», – считает Марко Дамиани. Кому от этого хуже? Левым, с их амбициями представлять трудовой народ. Добавим к этому вялость общественного движения последних лет (по сравнению с годами правления Берлускони (2008-2011 гг.)). «Когда в правительстве одни левоцентристы, мобилизовать народ – дело нелёгкое. Пенсионный возраст так и подняли до 67 лет, так как единственным протестом этому была забастовка, длившаяся всего около трёх часов», – с грустью вспоминает Маурицио Асербо из PRC.

Левые пострадали и от внутрипартийной розни. В начале 90-хх «Партия коммунистического возрождения» имела 8 % голосов, а после разногласий вокруг альянса с «Демократической партией» (или с её предшественниками) и раскола эта цифра уменьшилась в разы. Единственная надежда движения «Власть народу!» – перейти порог в три процента голосов на выборах в воскресенье. Что позволило бы его участникам (коммунистам) вернуться в Парламент, в котором их не было с 2008 года.

Ещё одна сила – «Свободные и равные», которые, согласно опросам, должны набрать 6 % голосов. Здесь бывшие сторонники PRC, склонные к альянсам с левоцентристами, объединились с бывшими демократами. После выборов эта коалиция рассчитывает стать партией.

Фото: Ciro De Luca/Reuters. Оригинал статьи: https://humanite.fr/elections-comment-la-gauche-italienne-est-tombee-si-bas-651328

Гаэль де Сантис

На ту же тему

Ереван и Баку намерены продолжать войну
Вакцина от коронавируса: урок солидарности от Китая
Как Франция делала из испанских героев изгоев
Palantir покупает репутацию