ВСЁ ХОРОШО, ПРЕКРАСНАЯ МАРКИЗА

В районе Кройцберг, в самом центре Берлина, мужчина оборачивается, глядя на плакат, на котором Ангела Меркель с безмятежной и ободряющей улыбкой на лице заявляет, что Германия – страна, в которой хорошо жить. Людвиг Клайнеке пожимает плечами, сдерживая насмешку и злобу
В районе Кройцберг, в самом центре Берлина, мужчина оборачивается, глядя на плакат, на котором Ангела Меркель с безмятежной и ободряющей улыбкой на лице заявляет, что Германия – страна, в которой хорошо жить. Людвиг Клайнеке пожимает плечами, сдерживая насмешку и злобу

«В каком мире она живёт?»

В районе Кройцберг, в самом центре Берлина, мужчина оборачивается, глядя на плакат, на котором Ангела Меркель с безмятежной и ободряющей улыбкой на лице заявляет, что Германия – страна, в которой хорошо жить. Людвиг Клайнеке пожимает плечами, сдерживая насмешку и злобу. Вместе с семьёй он собирается переехать в Лихтенберг, более отдалённый район столицы, потому что в Кройцберге спекуляция недвижимостью достигла немыслимых масштабов. «Я уже больше половины зарплаты отдаю на оплату аренды. Дальше я просто не потяну. Сдаюсь», – говорит он. В эти последние часы избирательной кампании (напомним, что выборы в Бундестаг пройдут воскресенье) поражает контраст между вспышками ярости на улицах, отражающими глубокое неблагополучие немецкого общества, и ожидаемым триумфом канцлера: по результатам опросов общественного мнения партия Меркель (Христианско-демократический союз Германии (CDU)) лидирует и предположительно должна набрать от 36% до 38% голосов, ведь в пользу госпожи Меркель говорят безупречные статистические показатели: экспортная промышленность на подъёме, а уровень безработицы самый низкий за последние 20 лет.

Тем не менее у «немецкой модели» есть обратная сторона, и сегодня её трудно не заметить. Социальные страдания продолжают усугубляться. Этим летом разразился громкий экологический скандал из-за предания огласке сведений о сговоре автопроизводителей, которые выпускали на рынок якобы экологически чистые двигатели. Всё это могло бы стать причиной серьёзной конфронтации, но неудобные темы замалчиваются. «Ангела Меркель – непревзойдённый мастер уклонений. Она добивается признания как бы по умолчанию, опираясь на некий обнадеживающий «статус-кво»», – подчёркивает Геро Нойгебауэр, политолог из Свободного университета Берлина. Мартину Шульцу, председателю Социал-демократической партии (SPD), заявлявшему на протяжении всей предвыборной кампании о том, что «настало время справедливости», оказалось непросто предложить по всем ключевым вопросам что-то отличное от программы Меркель. По результатам опросов общественного мнения SPD получила всего 21-23 % голосов. Бывший председатель Европейского парламента всё же выдвинул несколько скромных предложений о бесплатных яслях и о продлении срока выплаты пособий по безработице, но в целом решил не противоречить позитивному консенсусу социал-демократических лидеров относительно реформ Шредера. Подобные действия подрывают доверие к SPD, поскольку законы Харца и ряд других меры, направленные на придание рынку труда «большей гибкости», продолжают оказывать весьма пагубное воздействие спустя вот уже 13 лет после их вступления в силу.

Неравенство обострилось как никогда. В исследовании, опубликованном на днях институтом IMK, близким к профсоюзам, отмечается беспрецедентный раскол общества. Анализ, проводившийся на протяжении 20 лет, показал, что доходы верхних слоёв населения, в чьих руках сосредоточены портфели акций, выросли на 17% (за вычетом инфляции), при том что в нижнем диапазоне трудового спектра доходы остались практически неизменными. «Настолько поляризованная страна не может быть успешной в конечном счёте», – подчёркивает Густав Хорн, главный экономист IMK.

За неприсоединением Анкары к ЕС стоит вопрос иммиграции

Всестороннее неблагополучие, всё больше охватывающее общество, создаёт благодатную почву для крайне правых. По результатам опроса общественного мнения партия «Альтернатива для Германии» (AfD) получила от 9 % до 11 % голосов. Именной этой партии на завершающем этапе предвыборной кампании удалось навязывать свои темы для обсуждения, и это тревожный звонок. Даже Ангеле Меркель приходится считаться с их влиянием. Когда канцлер заявляет о своём намерении решительно препятствовать вступлению Турции в Европейский союз, она тем самым посылает сигнал своему консервативному электорату, который сейчас всё больше прельщается националистической риторикой. За всеми аргументами «за» и «против» вступления Анкары в ЕС на самом деле стоит вопрос миграции. В глазах многих немцев миграция неразрывно связана с турецкой общиной, наиболее многочисленной и хорошо укоренившейся в стране.

Препятствуя присоединению Анкары, Меркель даёт понять, что она намерена проявить максимальную твёрдость в отношении перемещения мигрантов. После принятого в 2015 г. решения открыть границы сирийским беженцам Меркель приходится отбиваться от постоянных упрёков. С тех пор она не перестаёт подавать националистам обнадеживающие сигналы, ужесточая систему контроля, запрещая воссоединение семей и ускоряя процесс высылки.

 Мартин Шульц (лидер партии SPD), в свою очередь, принимая участие в последних телевизионных ток-шоу, призывает принять «закон об иммиграции», который позволил бы отделять «полезных мигрантов», то есть квалифицированных, которым будет позволено проживать в стране, от всех остальных, которые как можно быстрее будут высылаться обратно.

Стараясь постоянно быть в центре внимания, Александр Гауланд, лидер партии AfD, известный своими провокациями, в прошлые выходные выступил с заявлением о защите «действий немецких солдат» во время двух мировых войн.

Единственное светлое пятно на этом достаточно темном предвыборном пейзаже это Левая партия (Die Linke), которая по результатам опросов получила от 9% до 11% голосов, и которая, кажется, способна улучшить свою позицию (8,6 % в 2013 году). Эта партия – единственная на политической арене выдвигает последовательные меры против мошенников автомобильной отрасли, возлагая часть вины за «Дизельгейт» на закон о прибыли. В Бундестаге Герберт Беренс, депутат от «Левых», председатель комиссии по парламентскому расследованию этого громкого дела, выражается предельно чётко: «Наша работа позволила выявить очень тесные, практически кровные, связи между властью и руководителями автопромышленных предприятий». «Увязнув по уши», лидеры CDU и SPD заняли выжидательную позицию и стараются не высовываться.

Если Герберту Беренсу, бывшему профсоюзному активисту, доверили руководить парламентским расследованием, то только потому, что «Левые» были главной оппозиционной партией в уходящем Бундестаге. И одной из важнейших и непростых задач на выборах 24 сентября для них станет попытка занять третью строчку. «Левые» и AfD идут «ноздря в ноздрю» и исход этой частной борьбы, как одной из составляющей общего процесса, будет иметь серьёзное символическое значение. Антирасистская «Левая партия» единственная активно выступает за достойный приём мигрантов. И третье место в итоговом списке сможет гарантировать ей немаловажные полномочия в сфере труда и парламентского контроля, как в случае со скандалом «Дизельгейт».

Если Меркель всё же окажется непобедимым лидером, то этот вопрос не потеряет своей актуальности и после выборов, каким бы ни был расклад сил: решит ли канцлер создать широкую коалицию с SPD или же заключит альтернативный союз с либералами и зелёными.

Выборы, инструкция по применению

Выборы в Бундестаг основаны на принципе пропорциональности для всех партий, преодолевших порог в 5% голосов. Бундестаг (598 депутатов) наполовину (299) состоит из депутатов, избранных по «прямому мандату» (одержавших победу в своём избирательном округе). Вторая половина избирается по спискам: в этом случае задача состоит в том, чтобы указать как можно больше депутатов от партии, чтобы установить пропорциональный баланс сил между различными фракциями. Если партия получает слишком много прямых мандатов, количество депутатов собрания увеличивается, чтобы сохранить пропорциональный баланс.

На ту же тему

Марксизм глазами неевропейца
Государственную компанию EDF делят на мелкие части...
Новый теракт исламистов во Франции
Alinéa, Auchan… Давняя семейная традиция клана Мюлье...