ТРАМП И ЕГО КОМАНДА ПРОСТО ХОТЯТ ЗАРАБОТАТЬ КАК МОЖНО БОЛЬШЕ ДЕНЕГ

Я хотела написать эту книгу, потому что меня потрясло то, что Дональда Трампа представляют в Соединённых Штатах как какого-то марсианина, явившегося неизвестно откуда, как будто всего того, что он делает и представляет собой, никогда раньше не было. У меня противоположная точка зрения.
Я хотела написать эту книгу, потому что меня потрясло то, что Дональда Трампа представляют в Соединённых Штатах как какого-то марсианина, явившегося неизвестно откуда, как будто всего того, что он делает и представляет собой, никогда раньше не было. У меня противоположная точка зрения.

L’humanite Dimanche (HD): Является ли книга «Сказать «нет» недостаточно» логическим обобщением двух Ваших самых ярких книг – «No Logo: Люди против брендов» и «Шоковая доктрина»?

Наоми Кляйн (НК): Я хотела написать эту книгу, потому что меня потрясло то, что Дональда Трампа представляют в Соединённых Штатах как какого-то марсианина, явившегося неизвестно откуда, как будто всего того, что он делает и представляет собой, никогда раньше не было. У меня противоположная точка зрения, и мои предыдущие книги доказывают, что Трамп – логическое завершение исторического процесса. Исследования, которые легли в основу «Шоковой доктрины», демонстрируют, до какой степени то, что называют «переломом», меняет наше представление о реальности и делает нас уязвимыми. Подобное происходило после 11 сентября, когда нам объясняли, что всё то, что было предметом нашей веры, отныне таковым не является, что мы теперь живём в другом мире. В «No Logo» я анализировала изменения, произошедшие в транснациональных корпорациях, которые позиционировали себя уже не как предприятия, производящие и продающие товары, а как торговцы самоидентичностью и стилями жизни (когда бренд становится признаком принадлежности к какой-то касте). «Nikе» стал одним из пионеров такой маркетинговой революции, выведя свои заводы за границу и ассоциируя себя с другими «брендами», такими как баскетболист Майкл Джордан, Национальная футбольная лига (NFL), Национальная баскетбольная ассоциация (NBA), чтобы продать нечто мнимое, ассоциирующееся со спортивным успехом и со слоганом «Just do it» («Просто сделай это»). Трамп, используя своё состояние, действовал точно так же – выстраивал образ беспредельной власти и безнаказанности. Он – «хозяин», который может иметь всё, что хочет и когда хочет, который обладает абсолютной свободой воли. Именно эту «мечту» Трамп продал американской публике. Его телевизионное шоу «The Apprentice» («Кандидат») было не чем иным, как гигантским рекламным роликом, посвящённым собственной славе, в котором он нанимает и увольняет людей по своей прихоти.

HD: Почему избрание Трампа – это «государственный переворот» в интересах транснациональных корпораций?

НК: По иронии судьбы Трамп был избран благодаря своей программе, построенной на неприязненном отношении к транснациональным корпорациям. В своих речах он пространно описывал, насколько его соперники по президентской гонке зависят от этих корпораций. Говоря о себе, Трамп утверждал, что огромное состояние, гарантированно защищает его от коррупции, в отличие от конкурентов (Теда Круза и Хиллари Клинтон), которые, по его утверждению, находятся в руках «Goldman Sachs». Но стоило только Трампу занять президентское кресло, как он самым бессовестным образом стал проводить политику, прямо противоположную своим предвыборным обещаниям, а если взглянуть, например, на его административную команду, четверо членов которой – выходцы из «Goldman Sachs», то можно даже употребить термин «государственный переворот». Исподволь и методично они стараются свести на нет все регулирующие меры, принятые после финансового кризиса 2008 года. Ведь Трамп как-никак является плодом акций протеста против стабилизации банков, акций, в результате которых, между прочим, возникло «Движение чаепития» («Tea Party»). Такую двойственность и отказ от обещаний, данных во время избирательной кампании, можно наблюдать на всех уровнях, в том числе на нынешних новых переговорах по пересмотру соглашений о свободной торговле. Больше нет и речи о защите трудящихся или о возврате в страну выведенных за границу рабочих мест, и Дональд Трамп не станет трогать механизм, который позволяет транснациональным корпорациям подавать на государства в суд.

HD: С Вашей точки зрения, есть ли принципиальная разница между президентством Трампа и Джорджа Буша-младшего, который тоже изменил законодательство в пользу транснациональных корпораций, представленных членами его административной команды?

НК: А вы не заметили никакого сходства с тем твитом, который Дональд Трамп опубликовал несколько дней назад, в тот самый момент, когда наследный принц Саудовской Аравии начал беспрецедентную «чистку», в котором он пишет, что «высоко оценил бы решение Саудовской Аравии разместить акции «Aramco» (ведущей нефтяной компании Саудовской Аравии. – Прим. ред.) на Нью-Йоркской бирже»? То есть саудовцы могут дестабилизировать Ливан, совершить дворцовый переворот… Для Трампа это не составляет никаких проблем при условии, что «Aramco» выйдет на Нью-Йоркскую биржу. Вот такие у него приоритеты… Возвращаясь к эре Буша: просто невероятно, что его и его бывшую административную команду сегодня считают великими демократами, уважающими законы и основные свободы. На самом деле, Дональд Трамп – это всего лишь продолжение и логическое завершение эры Буша. То, как внешняя американская политика перекликается с интересами энергетических, и в первую очередь нефтяных, транснациональных корпораций, является позорной тому иллюстрацией. Впрочем, я не думаю, что у команды Трампа те же имперские амбиции, что и у неоконсерваторов. Они просто хотят заработать как можно больше денег.

HD: Вы обнаружили в администрации Трампа много лиц, наживающихся на этом «капитализме катастроф», именно их вы разоблачаете в «Шоковой доктрине»…

НК: Нынешний вице-президент Майк Пенс сыграл центральную роль в претворении в жизнь плана Буша после урагана «Катрина», опустошившего Новый Орлеан в 2005 году. Это самый грубый, самый расистский пример того, что я называю шоковой доктриной: резкое закрытие школ, увольнение учителей, снос социального жилья, люди, вынужденные покидать город на автобусах под автоматами и не имели возможности вернуться. Это тоже стало одной из причин написания книги. Я очень хорошо знаю, на что способны такие люди, как Майк Пенс и его бывшие коллеги из «Goldman Sachs», в условиях серьёзного кризиса, например, министр финансов Стив Мнучин, который в 2009 году выкупил предприятие «Indymac» (впоследствии переименованное в «OneWest»), специализирующееся на аресте недвижимого имущества граждан, разорившихся в результате финансового краха. Сам Дональд Трамп осуществил свою первую крупную операцию с недвижимостью после экономического разорения Нью-Йорка в середине 1970-х годов.

HD: Как противостоять Дональду Трампу и «капитализму катастроф»?

НК: Я была в Париже два года назад, во время терактов 13 ноября 2015 года, после которых ввели меры безопасности и ограничения гражданских свобод. Нет никаких сомнений, что, в случае подобных терактов на американской земле, Трамп, который выступает за повсеместное возвращение пыток и за запрет мусульманам въезжать в Соединённые Штаты, попытался бы применить гораздо худшую политику. Чтобы противостоять этому, надо оказать сопротивление немедленно, а не ждать, когда у вас отнимут гарантии, записанные в конституции, и надеяться на то, что их когда-нибудь вернут. Эта массовая и молниеносная реакция принесла свои плоды в Аргентине в декабре 2001 года, когда граждане вышли на улицу с кастрюлями, или в Испании после терактов в Мадриде в 2004 году. Мы должны также знать историю таких «встрясок». Изгнание двух миллионов мексиканцев во время Великой депрессии, насильственное перемещение в концлагеря 120 000 японцев с двойным (японским и американским) гражданством после атаки на Пёрл-Харбор, – всё это события, которые недостаточно хорошо изучаются сегодня в школах. А ещё важно «отслеживать деньги», уметь идентифицировать тех, кто извлекает финансовую пользу из всех этих кризисов. Всё это необходимо, но этого недостаточно, как сказано в названии моей книги. Если мы хотим противостоять шоковой доктрине, мы должны предложить альтернативный план действий в случае серьёзного кризиса и понимать глубинные причины этих повторяющихся шоковых ситуаций: милитаризация, растущая во всем мире; изменение климата; разрегулирование финансовых рынков.

HD: Может быть отсутствием такого альтернативного и надёжного плана и объясняется провал движений, подобных «Occupy Wall Street» («Захвати Уолл-стрит»)?

НК: Я избегаю употреблять столь категорические термины, как «успех» или «провал», для определения опыта такого рода. Костяк движения, которое поддерживало кампанию Берни Сандерса в 2016 году, отчасти составляли организаторы «Occupy». Тот же феномен имел место в Испании при рождении партии «Подемос». Такие движения создают динамику, которая приносит результаты после более или менее продолжительных периодов вызревания.

HD: И Берни Сандерс сегодня один из самых популярных политиков в Соединённых Штатах…

НК: Да, и это произошло в последние дни, после выхода книги Донны Бразил[2], бывшего временного председателя Национального комитета Демократической партии, в которой она подробно рассказывает, какие махинации творились при назначении Хиллари Клинтон кандидатом от прогрессивного лагеря, что могло значительно повлиять на политический пейзаж. И способствовать захвату власти внутри Демократической партии (нечто похожее сделал Джереми Корбин с лейбористами в Объединённом Королевстве).


[1] « Dire non ne suffit plus. Contre la stratégie du choc de Trump » («Сказать « нет » недостаточно. Против шоковой доктрины Трампа»). Изд-во «Actes Sud».

[2] «Hacks. The Inside Story of the Break-ins and Breakdowns That Put Donald Trump in the White House». Изд-во «Hachette Books», опубликовано 7 ноября 2017 г.

На ту же тему

Левые и 2022 год: общество ждёт объединения
Тесты на коронавирус: быстрее, но с менее...
Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»
Восток Франции накрыла вторая волна эпидемии