СЕМЬИ МОН-ГРИФФАРА ПОД УГРОЗОЙ ВЫСЕЛЕНИЯ

В двадцати минутах езды от Парижа, на холмах Вилье-ле-Бель (департамент Валь-д’Уаз), в маленьких домиках, стоящих в зелёном массиве, проживают несколько цыганских семей. Вот уже почти тридцать лет, как они выбрали местом жительства эти, пусть и не принадлежащие им, земли и наладили там свой быт
В двадцати минутах езды от Парижа, на холмах Вилье-ле-Бель (департамент Валь-д’Уаз), в маленьких домиках, стоящих в зелёном массиве, проживают несколько цыганских семей. Вот уже почти тридцать лет, как они выбрали местом жительства эти, пусть и не принадлежащие им, земли и наладили там свой быт

В двадцати минутах езды от Парижа, на холмах Вилье-ле-Бель (департамент Валь-д’Уаз), в маленьких домиках, стоящих в зелёном массиве, проживают несколько цыганских семей. Вот уже почти тридцать лет, как они выбрали местом жительства эти, пусть и не принадлежащие им, земли и наладили там свой быт. «Мы всё построили сами», – с гордостью рассказывает Эммануэль Баттиста, представитель сообщества. Но несколько месяцев тому назад эта «тихая гавань» превратилась в кошмар. Жан-Луи Марсак, мэр Вилье-ле-Бель, социалист, намерен отобрать у поселенцев землю и разбить на ней городской парк. Таким образом, все живущие в лесной зоне семьи оказались под угрозой выселения, отметим при этом, что, по сведениям фонда имени аббата Пьера, коммуна не соблюдает свои обязательства по приёму цыган.

Ситуация начала обостряться в январе 2017 года, когда власти провели первое выселение людей под предлогом опасности наводнения. Вернувшись спустя несколько недель домой, семьи нашли свои жилища почти полностью разрушенными. «Полицейские всё сломали, – рассказывает Луизия, мать семейства, выросшая здесь. – У нас было всё: детские комнаты, санузлы, телевизор, кухня и т. д. Теперь у нас ничего нет». Крашеные стены домиков были проломаны, окна разбиты, сквозь разрушенные потолки проникал солнечный свет. Только сохранившийся итальянский душ (без поддона) свидетельствует о бывшем комфорте. Отныне у семьи Луизии нет другого выхода, как ютиться вдесятером в маленьком фургончике.

С 1990-х годов здесь жило пятнадцать семей

Неопределённость положения заставила некоторых жителей уехать, не дожидаясь выселения. С 1990-х годов здесь жило пятнадцать семей. Сегодня их осталось только шесть. «Полиция каждый день приходит и запугивает нас. Они говорят, что придут двести спецназовцев и разломают наши фургоны. Это правда, Франция?» – восклицает Эммануэль Баттиста. Растерянные семьи связались с департаментской ассоциацией «Voyageurs Gadje[1]» (Advog) и попытались подать жалобу. Но их усилия оказались напрасными. «В конце июля власти отдали распоряжение семьям покинуть эту территорию и выехать в течение 48 часов, – рассказывает Валери Вассёр, сотрудница ассоциации, отвечающая за Центр размещения. – Мы обратились в суд Понтуаза и (через веб-сайт) в суд Версаля, чтобы продлить сроки выселения. Но префектура не возражала против экспатриации в течение всей процедуры».

Однако, мэрией не было предложено ни одно решение по долгосрочному переселению, власти не откликнулись на просьбы людей об интервью. «Планом местного градостроительства (PLU) предусмотрен один участок внизу, но муниципалитет отказывается подготовить его для застройки таким образом, чтобы люди могли там разместиться на длительное время», – с сожалением отмечает Валери Вассёр.

Для семей переселенцев это был бы идеальный вариант. Месторасположение участка позволило бы детям и дальше ходить в школу в Вилье-ле-Бель. «Я бы очень хотел вернуться в школу, я скучаю по своим друзьям», – говорит 13-летний Брандон. Недалеко от него Валери Вассёр разговаривает с 38-летним Камелем, отцом грудного ребенка. «Я приехал с юга, туда уехала моя семья до тех, пока ситуация здесь не успокоится. Я скучаю по семье, но мне нужно возвращаться на работу», – говорит Камель. Он устроился мусорщиком по постоянному трудовому контракту (CDI) в мэрию Эпинэ-сюр-Сен, в двадцати минутах пути от квартала Мон-Гриффар. «Этих людей намеренно ставят в очень нестабильное положение, – говорит Валери Вассёр. – А некоторых даже и в опасное».

«Мой отец очень болен. Он постоянно нуждается в кислороде, несколько раз в день мы делаем ему уколы инсулина, его лекарства всегда должны находиться в прохладном месте. А нам в одночасье отключили электричество», – возмущается Эммануэль Баттиста. Рядом с Эммануэлем – Эжения, мать Брандона, заканчивает мыть свою машину, не забывая одновременно и присматривать за детьми. «У Брандона рак с рождения. Мы возим его на процедуры в больницу в Париж. Мы не можем уезжать далеко», – волнуется женщина. Впрочем, ассоциация передала справки о состоянии здоровья больных переселенцев поставщику электроэнергии и в префектуру. Несмотря на поддержку многих местных жителей и коммерсантов из Вилье-ле-Бель, которые подписали петицию против выселения, будущее этих семей остаётся неопределённым. На протяжении нескольких лет ежегодно в это время года многие жители Мон-Гриффара готовятся к отъезду на сбор винограда. Но никто не знает, будут ли стоять их дома на своём месте, когда они вернутся назад.


[1] «Цыгане гадже».

На ту же тему

Первая победа профсоюзов Suez в парижском суде
Левые и 2022 год: общество ждёт объединения
Тесты на коронавирус: быстрее, но с менее...
Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»