РАЗРУШИТЕЛЬНЫЕ УКАЗЫ ВЕДУТ К НЕЗАЩИЩЁННОСТИ

Навязанный стране с 2012 года режим строгой экономии сопровождался уничтожением трудового законодательства. Сегодня в Афины прибывает Эммануэль Макрон, основной целью визита которого является «демократическое преобразование» Европы
Навязанный стране с 2012 года режим строгой экономии сопровождался уничтожением трудового законодательства. Сегодня в Афины прибывает Эммануэль Макрон, основной целью визита которого является «демократическое преобразование» Европы

Навязанный стране с 2012 года режим строгой экономии сопровождался уничтожением трудового законодательства. Сегодня в Афины прибывает Эммануэль Макрон, основной целью визита которого является «демократическое преобразование» Европы.

Костас, один из стоящих сейчас в длинной очереди безработных в агентстве по трудоустройству, не верит в улучшение экономической ситуации, о котором на протяжении последних недель говорит премьер-министр Греции Алексис Ципрас, прогнозируя рост экономики страны в 2017 году (прогнозы, правда, уже серьёзно пересмотрены в сторону уменьшения, но тем не менее находятся в районе 2 %) после восьми лет спада и последующей за ними стагнации. Сломанная жизнь Костаса является итогом тех бесчисленных мер жёсткой экономии, с 2012 года навязанных Греции её кредиторами, и той жестокой атаки, которая ведётся в этой стране на права работников, их труд и их групповые гарантии.

Каждый пятый трудится нелегально

Под предлогом придания большей гибкости трудовому законодательству, контрреформы 2010, 2011 и 2012 годов организовали его систематическое разрушение с помощью таких мер, как отмена коллективных трудовых соглашений; пересмотр права на ведение коллективных переговоров, отдающий приоритет соглашениям внутри предприятия, которые могут быть заключены с «объединением лиц» в ущерб профсоюзному представительству; возможность увольнять без предварительного уведомления и без выходного пособия работника, с которым заключён бессрочный трудовой договор, в течение испытательного срока, который теперь продлён до одного года; поставленные под вопрос ежегодные три недели оплачиваемых отпусков для учеников на производстве, и т. д. Достаточно мер, противоречащих конвенциям Международной организации труда, социальной хартии Совета Европы, Лиссабонскому договору и некоторым европейским директивам. В дополнение к сказанному, первый меморандум о мерах жёсткой экономии, заключённый между Грецией и её кредиторами в обмен на новые кредиты, поглощённые, в свою очередь, долгом, навязал греческим работникам понижение минимальной зарплаты на 22 % (586 евро до уплаты налогов). А для лиц моложе 25 лет понижение минимальной зарплаты составило 32 %…

Сегодня, пять лет спустя, итоги этой кампании по уничтожению трудового права представляются катастрофой как в социальном плане, так и с точки зрения законности. «Начиная с 2010 года мы наблюдаем резкий рост количества совершённых работодателями нарушений. Реформы сделали наёмных работников уязвимыми, везде царит гнетущая атмосфера страха. Дошло до того, что в районе Аттики каждый второй работник сталкивался с ситуацией, когда он не получал оплату за свой труд. Зарплаты попросту не выплачиваются в течение одного или нескольких месяцев», – выражает свою тревогу Гиоргос Милонас, президент Рабочего центра профсоюзов Афин (EKA). Контрреформы рынка труда, проводимые в Греции под предлогом «гибкости» и «конкурентоспособности», оставили наёмных работников без защиты перед лицом нечестных работодателей, поощряя распространение незадекларированного труда, и так уже имевшего место до кризиса. Каждый пятый работник в стране трудится полностью нелегально, а по меньшей мере 200 000 заняты полный рабочий день, будучи задекларированными в министерстве труда как трудящиеся на условиях неполного рабочего времени. Катя, преподаватель французского языка в центре изучения иностранных языков, упорно добивались того, чтобы быть официально оформленной на двадцать часов в неделю, при нагрузке в двадцать восемь часов, с оплатой 7,50 евро в час. Эта 36-летняя женщина, увлечённая французским языком и французской культурой, считает, что ей «повезло». «Я работаю десять месяцев в году, возобновляя каждый раз срочный трудовой договор. Летом у меня нет другого выбора, кроме как жить на пособие по безработице (360 евро в месяц). Большинству преподавателей частного сектора не повезло так, как мне. Те, кто был недавно принят на работу, едва зарабатывают 3 евро в час, и количество указанных в их нагрузке часов не позволяют им претендовать на выплаты по безработице», – говорит она. Беззащитные более чем когда-либо, наёмные работники вынуждены беспрерывно лавировать, чтобы обеспечить себе минимальную социальную защиту. Не найдя работы в столице, Деспина каждую весну уезжает из Афин в период длинного туристического сезона на Крите. Шесть месяцев в году она работает гидом, показывая туристам прогулочные маршруты острова. Деспина имеет статус работника с неполной занятостью и отрабатывает сверхурочные часы без вознаграждения, возмещая шефу своего туристического агентства те социальные взносы, которые должен делать работодатель, на расходы в случае болезни или безработицы…

Деспина вынуждена принимать участие в этой обманной сделке, если хочет сохранить работу. «За пять лет меня уже три раза увольняли без предупреждения. Тебе дают понять, что всегда найдётся тот, кто обойдётся дешевле и будет более покладистым. Те, кто вступает в профсоюз, немедленно попадают в «чёрный список», и всего лишь один день забастовки может стоить увольнения несогласным. В результате того, что работники лишились своих прав, стало легче увольнять людей, увеличилось давление на тех, кто работает, выросли прибыли хозяев, но не увеличилось количество рабочих мест. Это больше не работа, это рабство!» – в ярости заключает она. Но Деспина отказывается сменить свой статус на статус фрилансера, выставляющего счета за свои услуги, к чему её подталкивает нынешний работодатель. В общей сложности 300 000 греков находятся в ситуации скрытого наёмного труда, который избавляет их хозяев от уплаты социальных взносов.

Намеренная ликвидация трудовой инспекции

Министр труда Греции Эфи Ахциоглу уверяет, что с помощью закона, обсуждаемого в эти недели в Вули (греческий парламент) он сможет бороться с незадекларированным трудом, ужесточить наказания для работодателей, нарушающих закон и навести порядок «в этих дебрях». Ещё одна проблема состоит в том, что «педалрование» кредиторами трудового законодательства лишило работников возможностей защиты, изолировало профсоюзы, сделало неприкосновенным хозяйское всемогущество. Проводимые контрреформы сопровождались намеренной ликвидацией трудовой инспекции, чьи штаты, как и штаты ряда других общественных служб, подверглись в последние годы жестокому сокращению. «Все наши попытки восстановить коллективные трудовые соглашения наталкивались на «вето» кредиторов. Цель была в том, чтобы изменить общественный менталитет, насаждая идею о том, что трудовое право – это роскошь для других времён, недоступная для тех, кто должен соглашаться на любую работу на любых условиях», – анализирует депутат Сиризы, историк Сиа Анагностопулу.

С этой точки зрения Греция является своего рода европейской лабораторией. «Это страшно. Эмманнюэлю Макрону, с его указами, которые уничтожают трудовое законодательство, даже не понадобилась «тройка» в Париже для того, чтобы пойти тем же путём», – комментирует источник, близкий к правительственным кругам, в преддверии сегодняшнего прибытия французского президента в Афины с официальным визитом, посвящённым «демократическому преобразованию» Европы. Однако в экономическом плане такая атака на греческих работников не приносит результатов. «Уничтожение трудового права не приводит к ожидаемому повышению конкурентоспособности. Но зато оно привело к резкому падению уровня доходов и обрушению внутреннего спроса. В конечном итоге, это наступление на наёмных работников привело лишь к обширному перераспределению доходов в пользу господствующих классов», – делает выводы Димитрис Серемитис, преподаватель экономики в Эгейском университете. Благодаря неслыханному распространению нерегулярной занятости, соотношение общественных сил было нарушено не в пользу народных классов, на чьи плечи легла вся тяжесть кризиса. Два года спустя после того, как правительством Сиризы был подписан третий меморандум о мерах жёсткой экономии, повсюду воцарилось ужасное ощущение бессилия. «Многие греки в отчаянии потеряли веру в левые силы, это правда, – признаёт Радия Свигку, официальный представитель партии Сириза. – Но мы выиграли выборы в сентябре 2015 года с программой, ограничивающей последствия меморандума для наиболее незащищённых. И если правые снова придут к власти, вместе с ультралиберальной программой своего главы Кириакоса Мицотакиса, они подвергнут пересмотру меры, принятые для защиты самых уязвимых слоёв населения, например, получение медицинского обслуживания в больницах для тех, у кого нет социального обеспечения». Теряющей популярность, согласно результатам опросов, Алексис Ципрас по-прежнему делает ставку на новые переговоры по пересмотру греческого долга и обещает выйти из меморандумов после завершения нынешней программы, которая заканчивается в 2018 году. Но третий «пересмотр», согласно которому кредиторы строго контролируют применение тех жёстких мер, которые они требуют, не так-то прост. До такой степени, что может нарушить все политические планы… И даже, возможно, ускорить проведение досрочных выборов.

На ту же тему

Новый теракт исламистов во Франции
Alinéa, Auchan… Давняя семейная традиция клана Мюлье...
За Трампа или против? В Пенсильвании мнения...
Во Франции возвращается режим самоизоляции