ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ. НЕ УПУСТИТЬ ВТОРОЙ ШАНС

Впервые за долгое время результат выборов в парламент может не явиться автоматическим следствием президентских выборов. Правые настроены на политическое сосуществование, левые попали в ловушку собственной раздробленности
Впервые за долгое время результат выборов в парламент может не явиться автоматическим следствием президентских выборов. Правые настроены на политическое сосуществование, левые попали в ловушку собственной раздробленности

Впервые за долгое время результат выборов в парламент может не явиться автоматическим следствием президентских выборов. Правые настроены на политическое сосуществование, левые попали в ловушку собственной раздробленности.

Совсем не обязательно, что, в отличие от своих предшественников, Эммануэль Макрон сможет располагать большинством депутатов Национальной ассамблеи. Его политический демарш вне традиционных партий делает его уязвимым в свете дальнейших событий. Действительно, мажоритарная избирательная система в два тура в сочетании с возможным значительным неучастием в голосовании делает смелые прогнозы о будущем составе большинства ненадёжными. Так, по сравнению с 2012 годом (55 %), попавшие во второй тур (12,5 % зарегистрировавшихся), помимо двух первых кандидатов, составят около 23 %.

Что же касается президента, то, даже если он и лидировал в 240 избирательных округах, то, судя по первым опросам, проведённым вечером после второго тура, свою игру он отнюдь ещё не выиграл. 69 % французов думают, что парламентские выборы дадут результат[1], отличный от президентских выборов, а 61 % говорят, что не хотят, чтобы новый президент располагал абсолютным большинством в Ассамблее[2] (2). Почти каждый второй француз (49 %) высказывается за сосуществование[3], что демонстрирует приблизительно тот же расклад.

Показателем непростого положения дел является и то, что «Вперёд, Республика!» (будущее название президентской партии) смягчила условия выдвижения кандидатов под её знаменами: они могут оставаться членами социалистической или республиканской партии, а члены гражданского общества смогут на самом деле избираться на местах. Таким образом, новый президент надеется привлечь наиболее эффективных кандидатов для того, чтобы занять максимальное число кресел. Правый Брюно Ле Мэр уже сказал, что ему удасться «поработать с парламентским большинством», а Эдуар Филипп, правая рука Алена Жюппе, скорее всего станет новым премьер-министром.

Показательный способ реформы Трудового кодекса посредством указов не поддерживают 70 % французов

Левые больше не берут в расчёт депутатов и министров от социалистической партии, которые присоединились к президентским колоннам. О своём желании переметнуться к макронистам заявил также Мануэль Вальс, депутат от департамента Эссон, за которым последовали ещё несколько депутатов-социалистов, исключения которых из своих рядов требует левое крыло СП.

Но заполучить союзников мало. Помимо этого, чтобы выиграть, Эммануэль Макрон должен успешно справиться с первым месяцем своей пятилетки, предшествующим голосованию. Например, его весьма показательный способ реформы Трудового кодекса посредством указов не поддерживают 70 % французов. Разрыв между либеральной программой Макрона и глубинными чаяниями граждан может предстать во всей своей очевидности. Такая необычная неопределённость между президентскими и парламентскими выборами подогревает аппетиты, и прежде всего аппетиты правых. После «беспроигрышной» кампании Франсуа Фийона, партия республиканцев надеется второй раз испытать удачу на выборах в парламент, подправив кое-какие ошибки и навязав «сосуществование» во дворце. На данный момент партия пострадала меньше, чем её социалистический собрат, возникший из движения «Вперёд!», и рассчитывает вернуть себе свой электорат, который бросил своего кандидата под грузом свалившихся на него тяжб во время президентских выборов. Если Франсуа Фийон пришёл первым только в 54 избирательных округах, с 200 депутатами с истекшим сроком полномочий и значительной поддержкой на местах, то «Республиканцы» могут строить более амбициозные планы. Партийные аналитики рассчитывают на базу из 170 депутатов и на возможность приобщить еще 100 как минимум. Первые опросы обещают им около 20 % голосов и (на данный момент) от 200 до 210 кресел, то есть только на несколько десятков меньше, чем у президентского движения. «Главой команды кампании правых и центристов» был назначен Франсуа Баруэн, бывший пресс-секретарь правительства Жюппе, которому в 1995 году было 30 лет. При рейтинге НФ и его электоральной динамике, не превышающей 35 %, его угроза для правых республиканцев будет, конечно, в следующем месяце меньше той, которую прогнозировали их руководители.

Ситуация остается открытой

Однако, партия крайне правых рассчитывает заручиться доверием не менее 110 депутатов и получить в своё распоряжение как минимум группу из 15 депутатов (впервые на мажоритарном голосовании). Марин Ле Пен получила больше 20 % в 303 избирательных округах в первом туре президентских выборов и большинство голосов в 47 избирательных округах во втором туре. Цифры совершенно неслыханные. Левый лагерь раздроблен. Собрав четверть избирателей на президентских выборах, различные его компоненты, судя по всему, подходят к парламентским выборам полностью (или почти) разделёнными, что гарантирует катастрофический результат на выборах. CП увязла в разногласиях относительно того, что делать: оппонировать, примириться или примкнуть к новому президенту. Мануэль Вальс заявил на следующий день после второго тура, что «эта социалистическая партия умерла, она позади нас; нет, не её история и ценности; она должна преодолеть саму себя».

Имея среди левых большинство впервые с 1969 года, левые сторонники социального преобразования рискуют разбазарить этот капитал на парламентских выборах. Тем не менее, Жан-Люк Меланшон вечером, после окончания второго тура, сказал: «Сплотить вокруг нас большинство возможно». Лидерство левых (в совокупности) в 212 избирательных округах и Жан-Люк Меланшона в 66 округах, при более чем 20 % в 226 округах, рисует прекрасные перспективы. Единые кандидаты от левых могли бы способствовать избранию почти 200 депутатов, но глубинные противоречия между СП и остальными левыми делает это предположение не слишком реальным. Союзы на определенных условиях (Амон/«Европа Экология Зелёные»; (EELV)/ФКП/«Вместе!»/«Франция Непокорённая» (FI)) могли бы отправить в ассамблею сотню депутатов, а союз ФКП/ФН – много десятков, но финальный результат может быть очень далёк от всего этого.

Лишатся ли 7 миллионов избирателей Жана-Люка Меланшона представительства в парламенте?

«Франция Непокорённая», находясь после президентской кампании на сильных позициях, в общем-то собирается объединяться, но исключительно под своей эгидой. «Обстоятельства доказали целесообразность этого», – повторяют её руководители. Также линия «объединения народа» заменяет собой линию «объединения левых», коль скоро точек соприкосновения между ними на данном этапе не обнаружено. EELV, которая предложила союз с FI, дали в жёсткой форме от ворот поворот. «Мы получили от «Франции Непокорённой» категорический отказ, потому что её требование – это подчинение», – возмущается Давид Корман, госсекретарь экологической партии. Несмотря на поддержку Меланшона на президентских выборах, все (почти) так же сложно.

После нескольких недель переговоров ФКП и ФН так и не пришли к согласию на день, последовавший после второго тура президентских выборов. Во имя национальной целостности руководители ФН предлагали ограниченное соглашение на взаимное снятие своих кандидатов в пользу других в некоторых избирательных округах.

А именно ФН предлагала не выставляться против коммунистов с истёкшим сроком полномочий в обмен на поддержку ФКП кандидатур руководителей непокорённых тех городах, где лидирует ФКП, например в Монтрёй (департамент 93), Иври-сюр-Сен (департамент 94) или Грини (департамент 91). Для ФКП такие условия неприемлемы. Перед последним собранием 9 мая Пьер Лоран, госсекретарь ФКП, сообщил о своём «непонимании» и «возмущении» и вновь высказал своё предложение расширить дискуссии о национальном соглашении с целью «объединения». Если руководители непокорённых заявляют о своём желании иметь 185 депутатов, чтобы получить возможность обращаться с запросами к Учредительному собранию, то непреклонная позиция движения делает эту цель недостижимой. «Какова реальная цель? – спрашивает Пьер Лоран. – Политическая перестройка или избрание депутатов?» ФКП должна была представить своих кандидатов «из народа» 11 мая в гимназии Жапи, в Париже.

Таким образом, электоральная логика и способ голосования должны были бы, из-за отсутствия соглашения, почти полностью лишить 19 % проголосовавших за Меланшона, а также социалистов и левых экологов, представительства в парламенте. Впрочем, локальные договоренности между левыми силами, критически настроенными по отношению к пятилетке Олланда, могут иметь место. Результаты первого тура президентских выборов позволили допустить возможность альтернативного левого большинства (для чего и необходимы соглашения). Возможность, которая может так и остаться пустым, бесперспективным обещанием.


[1] По оценкам Kantar.
[2] По оценкам Ipsos.
[3] По оценкам Kantar.

На ту же тему

Учителю истории отрезали голову за демонстрацию карикатур...
Во Франции ограничивают свободу слова
COVID-19: наёмные работники устали от санитарного кризиса
Турция ведёт нечестную политическую игру