ОЛИМПИЙСКИЙ ОГОНЬ СПОСОБСТВУЕТ ПОТЕПЛЕНИЮ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ДВУМЯ КОРЕЯМИ

Это событие, о котором ещё совсем недавно нельзя было даже и мечтать, войдёт в историю: по случаю открывающихся сегодня зимних Олимпийских игр в Южную Корею, впервые после разделения полуострова на две части в 1945 году, приедет один из членов семьи Ким.
Это событие, о котором ещё совсем недавно нельзя было даже и мечтать, войдёт в историю: по случаю открывающихся сегодня зимних Олимпийских игр в Южную Корею, впервые после разделения полуострова на две части в 1945 году, приедет один из членов семьи Ким.

Это событие, о котором ещё совсем недавно нельзя было даже и мечтать, войдёт в историю: по случаю открывающихся сегодня зимних Олимпийских игр в Южную Корею, впервые после разделения полуострова на две части в 1945 году, приедет один из членов семьи Ким. После долгих месяцев напряжённости, сложившейся вокруг северокорейской ядерной программы, Ким Ё Чжон, сестра Ким Чен Ына а также, самое глваное, одна из высших чиновников страны, прибудет в сопровождении председателя Верховного народного собрания и де-факто главы государства Ким Ён Нама. Приезд Ким Ё Чжон, находящейся под международными санкциями ООН, снятыми, впрочем, по этому случаю, является символом того, какое большое дипломатическое значение придают Пхеньян и Сеул спортивному событию, на котором спортсмены обеих стран будут выступать под общим флагом. Вашингтон, оставшийся за бортом межкорейских встреч, объявляет «о самых жёстких и самых агрессивных экономических санкциях, которые когда-либо принимались против Северной Кореи».

Охотно поддерживающий свой провокативный и непредсказуемый имидж, Ким Чен Ын прекрасно знает, что делает. Военный парад, организованный в Пхеньяне вчера, накануне церемонии открытия зимних Олимпийских игр в Южной Корее, должен был означать только одно: страна не откажется от своей оборонной политики. Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР) требует признания её статуса ядерной державы и даёт понять, что она способна открыть столько карт, сколько потребует ситуация: от правового положения до переговоров, не исключая военное противостояние. Именно это и делает Ким Чен Ын с тех пор, как выступил с новогодним обращением 1 января: с одной стороны, он утверждает, что способен нанести удар по всей американской территории, с другой – протягивает руку Югу.

Объединиться без помощи других стран

Итак, за кулисами Олимпийских игр северокорейская делегация должна встретиться с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином, но при этом заявляет, что «не намерена» встречаться с американским вице-президентом Майком Пенсом. Проще говоря, мир – это сугубо корейское дело. Несколько недель назад Ким Чен Ын говорил о том, что Север, Юг и мировая корейская диаспора должны осуществить «прорыв» в вопросе объединения без участия других стран, то есть без держав, ответственных за первоначальное разделение и дальнейшее напряжение. Политический эквивалент поговорки «Киты дерутся, а у креветок спины трещат». Сегодня креветки собираются решать свои вопросы сами.

За две недели до открытия Игр Корейская ассоциация по хоккею с шайбой (KIHA) рассказала о возникших проблемах. KIHA сообщила, что игроки женской объединённой команды испытывают сложности в общении из-за того, что язык по обе стороны границы развивался по-разному. А спорт создаёт свою собственную национальную историю – историю страны, разорванной на части, разведённые судьбой далеко друг от друга, но «корейский дух» которой должен неизбежно привести к сближению. Чтобы помочь хоккеисткам в их совместной работе, для проведения тренировок была придумана специальная лексика. В преддверии ОИ южнокорейские телеканалы часто транслировали кадры, демонстрировавшие как северокорейские делегации пересекают границу для того, чтобы посетить олимпийские объекты.

Весьма драматический, если не сценический, сюжет, за развитием которого мы наблюдаем с начала января, говорит о том, насколько болезненным остаётся разделение. «Трагическое для разбитых семей, унизительное для корейской нации, суверенитет которой оно попирает, позорно устаревшее со времён развала СССР», – подчёркивает дипломат Паскаль Дайе-Бюржон, автор книги «История Кореи». В литературе и кинематографе тема разделения присутствует постоянно. Так, фильмы о войне, полные боли и ненависти, непременно показывают противоположную сторону как нечто чудовищное и чуждое. Что же касается литературы полуострова, то она пестрит семейными сагами, иллюстрирующими страдания, связанные с разделением. «Они бьются за презренные почести, они грызутся за никчёмные должности: я прав, ты неправ, моя власть больше, чем твоя власть… Днём и ночью они рвут и уничтожают друг друга», – сокрушается персонаж романа Хён Чингона «Общество, которое вынуждает пить».

Во время избирательных кампаний в Южной Корее объединение было у всех на устах, у левых и у правых. Но на поверку, оказавшись у власти, этим практически никто не занимается. На Севере, как отмечает Патрик Морюс[1], «разделение, как универсальное объяснение, не используется в тех масштабах, которые это слово приобрело на Юге. Всем хватает ума не отрицать его важность, и оно, так или иначе, задействовано в любой экспликативной схеме, поскольку пережито каждым гражданином и о нём напоминают каждый день. Но не как основное понятие». По мнению исследователя, разделение не может быть для Северной Кореи основополагающим элементом, иначе оно лишит образ Ким Ир Сена его структурообразующего смысла. Две Кореи отличаются друг от друга также тем, как они называют гипотетическое воссоединённое государство: Хангук (страна Хан) – на Юге и Чосон (название, восходящее к последней правящей династии) – на Севере.

В этой связи интересно отметить, что один из первых шагов к примирению был сделан после тяжёлых событий по обе стороны корейской демилитаризованной зоной (ДМЗ): финансового краха 1997 года на Юге и голода на Севере, которые упростили вмешательство во внутренние дела МВФ с одной стороны, и ООН – с другой. «Это унижение взывает к всплеску национальной активности. Совершить серьёзное усилие по межкорейскому сближению как со стороны Пхеньяна, так и Сеула – значит заручиться верным средством для рывка вперёд», – добавляет Паскаль Дайе-Бюржон. Предприятия, которые положительно оценивают деловые перспективы в случае воссоединения, широко инвестируют в этот процесс. Еще в 1998 году основатель «Hyundai» Чон Чжу-ён, родившийся на Севере, символически пересёк границу вместе со стадом коров в 1001 голову.

Создать не японское, не американское, не русское, а своё собственное будущее

В политическом плане обе Кореи совершили мощный прорыв с помощью «политики солнечного света», которая действовала с 1998-го по 2008 год. 15 июня 2000 года президент Ким Дэ Чжун, который в отличие от своих предшественников никогда не верил в крушение Севера, и Ким Чен Ир подписали историческую декларацию о необходимости мирного воссоединения полуострова самими корейцами, и никем иным, посредством конфедерации или сообщества с такой преимущественной системой на полуострове, в рамках которой смогут сосуществовать оба режима. Сеул считает, что юридическое объединение продлится от десяти до двадцати лет, а Север оценивает продолжительность этого процесса сорока-пятьюдесятью годами. Впервые со времени колонизации возникает ощущение того, что население полуострова берёт свою судьбу в свои руки и создаёт не японское, не американское, не русское, а своё собственное будущее. Но и не обязательно в союзе. Вопреки дорогам, уводящим в сторону, и множеству упущенных возможностей, некоторые надеются, что Олимпийские игры в Пхёнчхане вновь запустят этот процесс.

Майк Пенс поигрывает мускулами

Майк Пенс определённо не лишён чувства юмора. Находясь в Японии, в среду американский вице-президент с важной миной заявил, что не позволит «северокорейской пропаганде взять в заложники идею и образ Олимпийских игр». Недовольный необходимостью прервать на время спортивного события совместные военные манёвры с Южной Кореей, Майк Пенс отправился на следующий день на авиабазу «Йокота», находящуюся в сорока километрах от Токио, предупреждая «мир»: «Мы готовы к любым случайностям». Вот уж и правда не поймёшь, что это за карикатура и на кого… И чтобы избежать каких-либо бы кривотолков, Пенс добавил [перед американскими военнослужащими]: «Вы, орудие американской мощи, знаете, и дайте знать нашим противникам, что мы готовы ко всему». При этом вице-президент потребовал «полному, поддающемуся проверке и необратимому ядерному разоружению », не давая никаких обещаний ослабления напряжённости. Находящийся рядом с ним японский премьер-министр Синдзо Абэ заявил, что он тоже «никогда не примет Северную Корею с ядерным оружием».

«Lonesome cowboys» («одинокие ковбои»). Согласно японскому ежедневному изданию «Asahi Shimbun», Соединённые Штаты попросили Южную Корею сделать так, чтобы американские представители во время банкета и фотографирования на церемонии открытия Олимпийских игр находились «как можно дальше» от северокорейской делегации.

Фото: Crédit photo. Оригинал статьи: https://humanite.fr/la-flamme-olympique-rechauffe-le-climat-entre-les-deux-corees-650257

 Лина Санкари


[1] La Corée dans ses fables, Actes Sud, 2010.

На ту же тему

Palantir покупает репутацию
Труд рабочих попадает в офшоры
Предупреждения не спасли Самюэля Пати
Korian, DomusVi: Гонения на членов профсоюзов в...