НАЦИОНАЛЬНЫЙ СТАРТАП РАЗРОДИЛСЯ ПАРЛАМЕНТСКИМ ФИАСКО

Несмотря на парламентское фиаско, партия Эммануэля Макрона не сочла нужным заняться обучением своих депутатов.
Несмотря на парламентское фиаско, партия Эммануэля Макрона не сочла нужным заняться обучением своих депутатов.

Несмотря на парламентское фиаско, партия Эммануэля Макрона не сочла нужным заняться обучением своих депутатов. Однако, как признаёт один из представителей ВР, во время внутрипартийных июльских консультаций такая необходимость обнаружилась со всей очевидностью и должна была бы заставить парламентариев обратиться к MOOC (то есть к онлайн-обучению) … Однако, депутатам большинства было предложено отправиться в отпуск, что они и сделали, прихватив с собой правила внутреннего распорядка Бурбонского дворца и.…книгу социалиста Жан-Жака Юрвоаса. «Учебник по выживанию в Национальной ассамблее, искусство парламентской партизанской войны» Юрвоаса 2012 года издания был роздан в конце сессии каждому депутату от ВР. Вряд ли этого сборника «готовых мыслей» достаточно для подготовки депутатов, тем более что июльский инцидент в парламенте выявил гораздо более серьёзное заболевание, чем простая неподготовленность или незнание рабочего механизма Ассамблеи.

Сокрушительный провал марки «Гражданское общество»

В самый разгар парламентских выборов по сети разошлось видео выступление Аниссы Хедер, ныне депутата ВР (Рона), вызвавшее горькие чувства у интернет-пользователей. Все увидели депутата, неспособного ответить ни на один вопрос изумлённых журналистов, и только по одному этому уже можно было представить, какой будет первая парламентская сессия, которая прошла под знаком сумбурной возни большинства Национального собрания, и каждый день которой приносил очередную порцию недоразумений и сложностей, возникавших по вине депутатов от ВР, отличавшихся явной беспомощностью. Глядя на происходящее, можно было предугадать сокрушительный провал марки «гражданское общество», которую Макрон сделал единственным аргументом своей программы во время избирательной кампании, и с помощью которой он надеялся провести в Национальное собрание частные интересы, очень далёкие от того социологического обновления, в котором нуждалось народное представительство. «Сам по себе тот факт, что политическому руководству приходится привлекать на свою сторону людей, которых оно демонстративно представляет как чуждых своей среде, является симптомом болезни демократического представительства, – говорит философ Катрин Колио-Телен, – симптомом среды, потерявшей контакт с обществом, которое она якобы представляет». По мнению Каролин Фиа, это и есть самое больное место. «Что меня поразило, – рассказывает депутат от «Франции непокорённой» (ФН) департамент Мёрт и Мозель, – так это то, что мы, члены группы ФН и группы ЛДР (Левые демократы и республиканцы), такие же «новички» в парламенте, но это не помешало нам работать! Поражает отсутствие в их группе [ВР] идеологического костяка. Складывается впечатление, что эти люди никогда не пытались кого-то в чём-то убедить, что они не схватывают смысл текстов, за которые голосуют. Если вы знаете, что такое нестабильная занятость, безработица или SMIC, то вы не ошибаетесь кнопкой в момент голосования. Вы не отказываетесь готовить поправки под тем предлогом, что не знакомы с техническими аспектами».

Тем более что (по словам доктора политологии Эрика Фелиппо[1]) «парламентарии, компетентны они в этом вопросе или нет, далеко не единственные, кто принимает участие в создании законов». «Политическая работа – это продукт деятельности ещё и огромного количества невидимых действующих лиц, которые занимают гораздо более прочное официальное положение, чем парламентарии, – напоминает он. – Это, например, госслужащие Ассамблеи, которые ориентируют, направляют и консультируют вновь избранных депутатов на первых порах. Но надо также упомянуть и о таких важных политических сотрудниках парламентских групп, которые находятся не на виду, но играют основную теневую роль». Чем же тогда можно объяснить фиаско мажоритарной группы, которая только и делала в зале заседаний, что совершала промахи, аплодировала невпопад, ошибалась при голосовании или сохраняла всеобщую пассивность во время дебатов, в то время как депутаты-коммунисты и непокорённые горячо и свободно дискутировали, выступая, в частности, против закона о труде?

Парламент в руках горстки технократов

«Депутатов-новичков полно, – отмечает Пьер Дарревиль, депутат-коммунист от департамента Буш-дю-Рон, группа которого насчитывает девять новых депутатов, сумевших проявить себя в дебатах. – Но нас отличает то, что все мы обладаем большим боевым, политическим и коллективным опытом. Мы уходим корнями в гражданское общество, которое поддерживает нас и даёт нам законные полномочия. Тогда как для многих депутатов от ВР их единственный боевой опыт ограничивается несколькими неделями парламентской избирательной кампании, и это весьма заметно». 19 июля даже председатель парламентской комиссии по законодательству Яэль Браун-Пиве (ВР) с сухим раздражением высказалась против своих же коллег. Думая, что её микрофон отключён, она бросает: «Что у нас за группа: спит, не умеет отстаивать свои позиции! Мямля какая-то». Правые «Республиканцы» в лице своего лидера Кристиана Жакоба принимаются за критику некомпетентности представителей ВР, используя её как возможность легитимизировать необходимую «профессионализацию» народных избранников. «Смотрите, чтобы левые не попались в эту ловушку», – предупреждает политолог Реми Лефевр. «Пусть оппозиция занимается этими оплошностями, её можно понять. Но не вздумайте подхватить идею о том, что политика – это дело только компетентных людей, поскольку при помощи тех же аргументов можно оправдать и то, что рабочий не имеет права на место в Национальном собрании, – предостерегает он. – Конечно, политика требует определённого умения и навыков, подразумевает использование знаний и опыта, которые приобретаются политиками чаще через общественную активность, чем через высокие научные степени. Важно не то, что депутаты от «Вперёд, Республика!» не умеют выражать свои мысли. Вопрос в том, есть ли им на самом деле, что сказать?»

«Мажоритарная группа имеет тенденцию путать управление страной с управлением новым бизнес-проектом, у неё нет потребности вести демократическую дискуссию», – добавляет Стефан Пё, депутат-коммунист от департамента Сен-Сен-Дени, обеспокоенный отмиранием роли парламента, на смену которому приходит исполнительная власть, находящаяся в руках горстки технократов.

Избрание Макрона – результат демократического кризиса

С точки зрения депутата от «Франции непокорённой» (департамент Нор) Адриена Катеннена, печальное зрелище, которое явило миру большинство Национальной ассамблеи, никак не должно повлечь за собой бичевание некомпетентности. «Мы против профессионализации политической жизни, – напоминает депутат. – Обратите внимание, с какой ловкостью Эммануэль Макрон проводит либеральную политику, прикрывая её новой одёжкой. Если депутаты большинства представляют гражданское общество, тогда мы – депутаты обычной жизни». Самый младший по возрасту из депутатов от ФН, который отличился во время дебатов по закону о труде, напоминает, что большинство, далёкое от ожидаемого социологического обновления, в основном состоит из руководителей и работников либеральных профессий. «Я почувствовал, что они привыкли давать распоряжения, а не получать их, – иронизирует он. – Несомненно, они должны были нас немного презирать, но они увидели перед собой новичков с опытом борьбы, а это куда лучше. Левые просвещаются, интересуются, слушают, они всегда с карандашом в руке. Быть хорошим депутатом – это не знать наизусть правила распорядка Ассамблеи, а служить общим интересам, стоять далеко в стороне от конфликта интересов». Избрание Эммануэля Макрона, как результат демократического кризиса, и последовавший за этим грандиозный наплыв (его сторонников) на парламентских выборах, парадоксальным образом усугубили то, в чём французы упрекали политику властей: её концентрацию в руках технократической элиты, тесно связанной с финансовыми кругами. «Я убеждён, что большинство – эта группа, подчиняющаяся предложениям Матиньона[2], а, следовательно, и Елисейского дворца, – может расколоться», – уверяет Андре Шассэнь. «Когда дискутируешь с депутатами от большинства, – объясняет лидер депутатов-коммунистов, – видишь, что болезнь развивается. Некоторые из них признают своё поражение. Они начинают понимать, что являются депутатами от правых» …


[1] Финансирование политической жизни, Арман Колен, 2015. Le Financement de la vie politique, Armand Colin, 2015.

[2] Резиденция премьер-министра французского правительства – прим. ред.

На ту же тему

Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»
Восток Франции накрыла вторая волна эпидемии
Мэры напоминают государству о его обязанностях
Европа в растерянности перед коронавирусом