«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФРОНТ» В НОКДАУНЕ, НО ЕЩЕ НЕ В НОКАУТЕ

В «Национальном фронте» есть свои комики. Когда перебежчика из UMP («Союз за народное движение») Себастьяна Шеню, пресс-секретаря кампании, спрашивают, начиная с какого количества депутатов он счёл бы выборы успешными, тот отвечает «с трёх», писала газета «Echos» 4 июня
В «Национальном фронте» есть свои комики. Когда перебежчика из UMP («Союз за народное движение») Себастьяна Шеню, пресс-секретаря кампании, спрашивают, начиная с какого количества депутатов он счёл бы выборы успешными, тот отвечает «с трёх», писала газета «Echos» 4 июня

В «Национальном фронте» есть свои комики. Когда перебежчика из UMP («Союз за народное движение») Себастьяна Шеню, пресс-секретаря кампании, спрашивают, начиная с какого количества депутатов он счёл бы выборы успешными, тот отвечает «с трёх», писала газета «Echos» 4 июня. Другие руководители, не такие шутники, более осторожны, чем полгода назад. Ориентируясь на прогнозы, в преддверии президентских выборов обещавшие Марин Ле Пен 40 %, крайне правая партия ставила тогда на «40–60» депутатов. Сегодня её генеральный секретарь Николя Бэй в лучшем случае рассчитывает на 20–25 депутатов, в то время как опрос «Opinion Way» от 1 июня дает НФ в перспективе «от 7 до 17». В этих условиях НФ сложно воплощать в себе «главную оппозиционную силу», которой они надеялись быть вечером 18 июня. При 145–165 депутатах, согласно тому же источнику, «Республиканцы», в том числе ожидавшие взрыва бывшие мегретисты,[1] которые составляют крепкое ядро советников председателя, и ещё некоторые союзники способны вместе с центристами UDI («Союз демократов и независимых») составить солидную оппозицию «Республике на марше».

НФ больше не уверен, что сможет собрать в Национальной ассамблее группу из 35 депутатов, как это было тогда, когда Франсуа Миттеран ввёл полное пропорциональное представительство в 1986 году, который до сих пор является отправной точкой, несмотря на изменение избирательной системы. Хуже того, руководители фронта, которые видят, как застопорилась их динамика по всей стране в результате «неудачной кампании» между двумя турами и катастрофическими выступлениями на телевидении Марин Ле Пен, с трудом могут надеяться на группу даже из 15 депутатов. Остаются, однако, силовые зоны, где они могут претендовать на первые роли. Партия делает ставку на 45 избирательных округов, где их кандидат набрала более 50 % во втором туре президентских выборов, особенно в 10 округах Верхней Франции (5 – в Нор и 5 – в Па-де-Кале); и в 11 округах Юго-Востока, от Эро до Корсики. Там несколько представителей крайне правой партии сохраняют хорошие шансы войти в Бурбонский дворец.

В Па-де-Кале все взоры будут обращены на 11-й округ, что и неудивительно. «У НФ будет больше 40 %», – полагает Эрве Поли, кандидат от ФКП. Марин Ле Пен набрала в округе 58,17 % (35 585 голосов) во втором туре президентских выборов, что на 8885 больше, чем на парламентских выборах 2012 года, а в 2014 году в Энен-Бомоне, самом крупном городе округа, избиратели выбрали в первом туре её заместителя Стива Бриуа… По мнению «фронтового» кандидата, у предсказателей широкое поле для фантазии: выбывающий депутат от СП Филипп Кемель, «верный соратник, который несёт наследие Олланда как тяжкий крест»; «Республика на марше» делает ставку на «неизвестную знаменитость» Анн Роке; у «Франции непокорённой» один кандидат (Жан-Пьер Карпантье) и один у EELV («Европа Экология Зелёные») – Марин Тонделье… Проблема в том, подчёркивает Эрве Поли, что «тому, кто будет противостоять Марин Ле Пен во втором туре, раздробленность гарантирует небольшие цифры». Наверное для того, чтобы её победить, нужна фигура национального масштаба, такая как Жан-Люк Меланшон? Несмотря на то, что «Франция непокорённая» позиционирует себя в коммюнике от 1 июня как «единственное политическое движение, участвующее в выборах, которое ведёт борьбу против идей и представителей крайне правого направления» (так оно и есть), её лидер «опоздал на эту встречу», сокрушаются его старые местные помощники… Бывший кандидат от ФН в 4-м округе Буш-де-Рон, который видел Меланшона, когда тот приезжал сюда после своего демократического избрания местным комитетом, объяснил это 10 мая на страницах «le Monde» следующим образом: «Я думал, что он заглянет в 3-й округ, где есть большие проблемы с «Национальным фронтом». Но его команда слишком расстроена неудачей 2012 года в Энен-Бомоне…».

Правопреемница «Национального фронта» может радоваться такой мозаичной картине, тем более что по опросам, проведённым IFOP для газеты «la Voix du Nord», она занимает лидирующее положение в первом туре (44 %) перед Роке (15,5 %), Кемелем (14,5 %) и Жаном-Пьером Карпантье (13,5 %), за которыми следуют Эрве Поли и представительница «Республиканцев» Александрин Пентю (по 4 % каждый), а также эколог Марин Тонделье, замыкающая шествие (2,5 %). Впрочем, коммунисты не склоняют голову и ведут «агитацию среди масс», делая ставку на «верное ядро и местные проблемы». «Можно забыть о сценариях, которые были написаны заранее», – говорит сенатор от ФКП Доминик Ватрен. «Только коммунисты» вели борьбу в некоторых областях, таких, например, как защита системы приоритетного образования (победная борьба, единственная на эту тему во Франции),- напоминает он. – Только коммунисты требуют (что очень важно для населения, как выяснилось при обходе домов) создать университетский больничный центр» в Лансе». Конечно, Ланс находится не в этом же округе, но «потребность в больнице очень велика». «Мы единственный департамент с более чем миллионом жителей, в котором нет УБЦ». – говорит Эрве Поли. «Национальный фронт» очень далёк от этих проблем, а Марин Ле Пен строит кампанию на единственной «потребности» (вот уж точно) – на группе НФ в ассамблее. На Севере страны большой сюрприз может принести специальному советнику президента НФ Брюно Бильду 12-й округ (во втором туре президентских выборов Марин Ле Пен набрала 60 % в Льевене), так же как и Флориану Филиппо – 6-й округ департамента Мозель, а его брату Дамьену Филиппо – 1-й округ Эна.

Но костяк группы может образоваться на средиземноморской дуге. Там, конечно, есть два выбывающих депутата – Марион Марешаль и Жильбер Коллар. Первая уступила кресло своему заместителю Эрве де Лепино, который, опираясь на 52,94 % голосов Ле Пен во втором туре президентских выборов, мог бы перехватить эстафету играючи. У второго есть трудности: против него, в чью поддержку выступают в основном животноводы, выращивающие быков, и защитники местной культуры, «Республика на марше» выдвинула… Мари Сара, женщину-матадора, на пенсии разумеется, но известную в этой среде. Если Коллар оплошает, то НФ сделает ставку на других игроков. В 12-м округе Буш-дю-Рон, включающем два муниципалитета, где партия побеждала в 1990-х годах, из 54 % проголосовавших за Марин Ле Пен во втором туре президентских выборов выгоду должен извлечь Жан-Лен Лякапель, руководитель сектора территориальных партийных организаций. В 3-м округе того же департамента, где за Ле Пен проголосовало только 43,56 % жителей (31 % в первом туре), сенатор- «фронтовик» Стефан Равье всё же хочет поменять своё место в Люксембургском дворце на кресло в Бурбонском… Но хороший счёт Жана-Люка Меланшона, пришедшего вторым с 24,4 %, может позволить «Франции Непокорённой», которая выставляет чемпионку по кикбоксингу Сару Суалихи, надеяться на второй тур, чтобы отправить «Национальный фронт» в нокаут. Этот бой против партии крайне правого толка, которая сейчас уже в нокдауне со своим ущемлённым самолюбием, будет очень показательным…


[1] Сторонники Брюно Мегре – прим. ред.

На ту же тему

Марксизм глазами неевропейца
Государственную компанию EDF делят на мелкие части...
Новый теракт исламистов во Франции
Alinéa, Auchan… Давняя семейная традиция клана Мюлье...