МЭЙ ТЕРПИТ ПОРАЖЕНИЕ, КОРБИН ВЫХОДИТ НА ПЕРЕДНИЙ ПЛАН

«Когда в пятницу наступит социализм, дождь, без сомнения, всё ещё будет продолжаться, но у всех над головой будет крыша шапито, которая защитит нас во время наших митингов»
«Когда в пятницу наступит социализм, дождь, без сомнения, всё ещё будет продолжаться, но у всех над головой будет крыша шапито, которая защитит нас во время наших митингов»

С его шумной, рассчитанной на эффект, иронией и с его хвастливым употреблением слова, ставшего запретным в Великобритании, которое он выудил из мусорной корзины короткой «блэристской» истории, Ричард Бергон, выбывающий депутат от лейбористской партии в северо-восточном Лидсе и министр юстиции в теневом кабинете Джереми Корбина, был в отличной форме в прошедший вторник, накануне выборов. Маленькой толпе профсоюзных активистов, собравшихся в центре третьего по значению города Англии, насквозь промокших под ледяным дождём, он обещал, шутя: «Когда в пятницу наступит социализм, дождь, без сомнения, всё ещё будет продолжаться, но у всех над головой будет крыша шапито, которая защитит нас во время наших митингов». Такая же самоуверенность и у дизайнеров-активистов «Occupy Design», которые в то же самое время в Лондоне меняли рекламные афиши «Abribus» на собственный плакат: «Сделайте июнь концом для Мэй!»[1]

Уже в четверг сбылись самореализующиеся пророчества: консерваторы оказываются на мели, и «социализм» может теперь проявиться в том первоначальном смысле, который вкладывают в него Сандерс (Берни Сандерс-сенатор от штата Вермонт США, социалист-прим ред.) и Корбин (Джереми Корбин, лидер Лейбористской партии Великобритании, социалист-прим ред.).

Парламентские выборы обещали быть беспроигрышными для Терезы Мэй. Когда в середине апреля она c уверенным цинизмом распустила парламент для того, чтобы устроить досрочные выборы спустя всего лишь два года после последнего подобного голосования, британский премьер-министр, казалось, ничем не рисковала. Согласно опросам того времени, тори «флиртовали» с 50 % избирателей, тогда как их противники-лейбористы, казались «заштиленными» на 24-25 %.

С витающей в воздухе идеей «жёсткого Брекзита», консерваторы, благодаря своей новой Тэтчер, которая, наращивая количество расистских намёков в высказываниях, хвалилась своей «силой и стабильностью», собирались прибрать к рукам весь электорат ксенофобского образования UKIP (Партия независимости Соединённого Королевства). Джереми Корбину, возглавившему партию лейбористов в сентябре 2015 года, готовы были поставить подножку олигархические таблоиды, но ещё больше – разъярённые «блэристы», сохранившие контроль над парламентской группой и безуспешно пытавшиеся избавиться от него, на следующий же после референдума 2016 года день, при помощи вновь и вновь пережёвываемой сказки о вожде лейбористов- неисправимом марксисте, сообщнике террористов всего мира, приговорившем свою партию вечно оставаться в оппозиции.

В таких условиях Тереза Мэй не могла не выиграть, и всё же она проиграла. Соединённое Королевство проснулось в пятницу утром с «подвешенным парламентом». Конечно, консерваторы остаются первой партией с 42,5 % голосов и 318 местами в парламенте (на 13 меньше, чем в 2015 году). Но на сегодняшний день преемница Дэвида Кэмерона, надеявшаяся выиграть сотню дополнительных мест для того, чтобы, по её словам, усилить свой мандат для переговоров по выходу из Евросоюза и продолжать (но уже не хвастаясь этим) свою политику жёсткой экономии, больше не сможет опираться на абсолютное большинство в Палате общин. И это вынуждает её искать соглашения с ультрареакционными экстремистами из юнионистской североирландской партии DUP.

Тереза Мэй в полном несоответствии с народными ожиданиями

Контраст впечатляющий. С одной стороны – Тереза Мэй, которая со снобизмом относилась к своим соперникам, отказываясь от телевизионных дебатов, провела ужасную кампанию. Объезжая вотчины лейбористов на севере Англии, она показала, что за слоем «социального» макияжа скрыто её полное несоответствие народным ожиданиям: то Мэй прочитала нотацию медсестре, требовавшей повышения зарплат, замороженных уже в течение десяти лет, то обещала вновь ввести в обиход очень аристократическую и непопулярную охоту на лис. С другой – Джереми Корбин, который, благодаря свей программе полного разрыва с режимом жёсткой экономии, смог поставить неотложные социальные вопросы в центр дебатов, наряду с вопросом о Брекзите, с которым Корбин согласен, но выступает против того, чтобы тот послужил созданию налогового рая у границы ЕС, или дал ход ненависти к мигрантам. Все темы, поднятые лидером лейбористов, послужили движущими силами для голосования в их пользу: защита общественных служб, в особенности, больниц; налоги для самых обеспеченных и для транснациональных корпораций; строительство социального жилья; отмена платы за обучение в университете; общественные инвестиции в инфраструктуры и т.д.

Благодаря решительному импульсу со стороны Корбина и десятков тысяч активистов, партия насчитывает сегодня более 600 000 членов, которые горячо её поддерживают. Лейбористы показали сейчас один из лучших своих результатов за несколько последних десятилетий: 40 % голосов (около 13 миллионов избирателей) и 262 депутатских кресла (на 32 больше, чем в 2015 году). Показательно, что они «попадают в цель» в большей части тех избирательных округов, где их лидер в последние недели проводил гигантские по количеству участников собрания, в то время как консерваторы, наоборот, не извлекли никакой выгоды на местах из визитов Терезы Мэй. В Галифаксе, большом посёлке Западного Йоркшира, очень юная депутат от лейбористов Холли Линч, с трудом победившая в 2015 году, на этот раз побеждает с отрывом в более чем 5 000 голосов.

Во всём регионе, лейбористская партия выстояла перед цунами, объявленным консерваторами, сохранив свои места и отобрав немало мест у тори или у демократов-либералов, как например в Шеффилде или в северо-западном Лидсе. Лейбористы ещё больше закрепляют свой успех, выиграв там, где никто не ожидал, например в Кентербери (графство Кент, юго-восток Англии), находящемуся в руках консерваторов в течение 99 лет, или, после нескольких пересчётов голосов в эту пятницу, в шикарном районе Кенсингтон в Лондоне.

Снова внушив доверие народному электорату, который отошёл от лейбористов при Блэре, и как никогда мобилизовав молодёжь, более миллиона из которых поставили подписи в избирательных листах сразу же после объявления о досрочных выборах (по данным опросов 63 % 18-35-летних избирателей проголосовали за лейбористскую партию), Корбин в данный момент осуществляет ещё один решительный проект: он заставляет замолчать постоянных критиков в своём лагере и объединяет весь левый фланг вокруг своей линии… Таким образом, в ситуации, когда при отсутствии солидного большинства голосов высока вероятность проведения в предстоящие месяцы новых выборов, Корбин оказывается на сильных позициях. В ночь с четверга на пятницу лидер лейбористов потребовал отставки Терезы Мэй. В воскресенье, когда первый прошедший после выборов опрос отдал Лейбористской партии 45 % намерений голосования (против 39 % у консерваторов), Корбин с видимым удовольствием произнёс на BBC: «Смотрите, вновь появилось солнце».

После лейбористов и тори, «Шинн Фейн» смеётся, остальные плачут

В Шотландии, находясь в почти монополистическом положении со времён парламентских выборов 2015 года, левые сторонники независимости из «Шотландской национальной партии» (SNP) «потеряли немало перьев»: в прошлом парламенте у них было 54 депутата, в будущем будет не более 35. Они пострадали, по признанию самой Никола Стерджен, шотландского премьер-министра, от ставшей известной перспективы нового референдума по поводу независимости. В Северной Ирландии, не считая экстремистов из DUP, республиканцы из «Шинн Фейн» («Sinn Fein», «Мы сами»), выступающие против режима жёсткой экономии, получают 7 мест (на 3 больше, чем в 2015 году), которые они не собираются занимать, поскольку, являясь сторонниками объединения своего острова, бойкотируют Вестминстерский дворец. В то время как либерально-демократические центристы стагнируют (7,4 % голосов в национальном плане, 12 мест), Кэролайн Лукас, которая защищает идею «прогрессивного альянса» с лейбористской партией, сохраняет единственный мандат партии Зелёных в парламенте. Последняя хорошая новость: расисты и ультралибералы из UKIP «вылетают» с результатом 1,6 % на национальном уровне (на 10,8 % меньше, чем в 2015 году).


[1] Игра слов: May – фамилия премьер-министра Терезы Мэй; may- название месяца мая в англ. языке – прим. ред.

На ту же тему

Veolia-Suez: Последствия слияния
Нагорный Карабах: «Всё, о чём я мечтаю...
Учителя убили за то, что он учил...
Учителю истории отрезали голову за демонстрацию карикатур...