ЛОРАН БОНФУА: «ПРЕКРАЩЕНИЕ БОМБАРДИРОВОК – ПРИОРИТЕТНАЯ ЗАДАЧА».

 Лоран Бонфуа: Война в Йемене долгое время называлось скрытой. Начавшаяся около 3 лет назад, она вызвала крупный гуманитарный кризис, который описывается международными агентствами как наиболее значимый в мире
 Лоран Бонфуа: Война в Йемене долгое время называлось скрытой. Начавшаяся около 3 лет назад, она вызвала крупный гуманитарный кризис, который описывается международными агентствами как наиболее значимый в мире

– В чём заключается «йеменский вопрос»?

 Лоран Бонфуа: Война в Йемене долгое время называлось скрытой. Начавшаяся около 3 лет назад, она вызвала крупный гуманитарный кризис, который описывается международными агентствами как наиболее значимый в мире. Эпидемия холеры, затронувшая в 2017 г. около 1 млн. йеменцев, является одной из составных частей данного кризиса, но все масштабы происходящего трудно осознаются и не получают широкой известности. Напомним, что в этой войне погибло в общей сложности порядка 10000 человек. Вот уже больше года оперируют этой цифрой, но, вероятнее всего, эта цифра занижена, а счёт жертв уже прекращён! Текущая война характеризуется внешним вмешательством, предпринимаемым стоящей во главе коалиции Саудовской Аравией, которая намерена достичь две цели: восстановить власть признанного международным сообществом президента Хади и подорвать возможность влияния на Йемен Ирана, осуществляемого посредством поддержки восстания хуситов, держащих капитал города Сана и причисляющих себя к отдельной ветви шиизма – зейдизму. Для реализации этих целей коалиция установила блокаду (сильно критикуемую сегодня) подконтрольных восставшим территорий и проводит их бомбардировки. Военные интересы прежде всего связаны с соперничеством между йеменскими политическоми элитами, существующим с весны 2011. Таким образом, происходящее в первую очередь можно считать локальным конфликтом, но в его процессе были вновь подняты внутренние вопросы, в дальнейшем искажённые и расширенные посредством привлечения региональных действующих лиц. А далее, помимо гуманитарного вопроса, который начинает всё больше и больше активизироваться, йеменский конфликт начал вписываться и в более широкий круг проблем. Географическое положение страны (на пересечении торговых путей) на деле представляет собой важнейший вопрос, дестабилизация которого может оказаться весьма дорогостоящей. В то же время сам формат конфликта, отмеченный конфессиональной динамикой, благоприятствует и джихадским группам. Нужно ли напоминать, что именно йеменская ветвь Аль-Каиды[1] заявила о теракте в «Шарли Эбдо»? А между тем эти группы пользуются создавшимся хаосом и крахом государственных структур. Именно эта сторона вопроса мне кажется слишком пренебрегаемой.

– Каковы локальные действующие лица, вмешивающиеся в конфликт?

Лоран Бонфуа: Конфликт сложен, это очевидно. И если хуситский фронт един и удерживает территорию, расположенную на северо-западе страны вокруг г. Сана, то его противники, напротив, разобщены и состоят из сторонников президента Хади, приверженцев экс-президента Салеха (были в союзе с хуситами до декабря 2017), сепаратистки настроенных южан и различных исламистких движений. В этой войне конкурируют легитимные силы, и очень трудно определить, кто здесь хороший, а кто плохой. Тем не менее именно гражданскому населению приходится расплачиваться за соперничество как между политическими элитами, так и между региональными державами.

– Для чего осуществляется это вторжение в Саудовскую Аравию?

 Лоран Бонфуа: Всегда трудно выделить истинные причины военного вмешательства среди официально объявленных целей, скрытых амбиций и, очень часто, среди выдумок. Но мне кажется, что Саудовская Аравия решила вмешаться в дела Йемена в марте 2015 года для того, чтобы обеспечить себе роль региональной державы. Здесь имеет место активное прогнозирование. Более того, решение начать военную операцию идеально совпадает с приходом к власти «де факто» наследного принца Мухаммеда ибн Салмана. Война должна была, вероятно, иметь своей целью легитимизацию этого молодого принца, претендующего на высшую власть и намеревающегося преобразовать свою страну. Но подобный авантюризм в Йемене оказывается проблематичным. Я также думаю, что саудовские элиты искренне обеспокоены утверждением Ирана на Ближнем Востоке и полагают, что тот разворачивает, как в Йемене, так и в Сирии, Ираке и Ливане, состязание практически за существование.

– В чём заключается игра Ирана? Действительно ли речь идёт о противостоянии между шиитами и суннитами, как некоторые это утверждают?

Лоран Бонфуа: Несомненно, игра Ирана проблематична, поскольку поддержка, предоставленная хуситам, дестабилизирует йеменское общество и нарушает равновесие на Аравийском полуострове. Такая поддержка способствует вовлечению в конфликт конфессионального элемента. Затягивание Ирана в дела Йемена было предметом противоречий на протяжении более десяти лет, но сейчас оно кажется всё более существенным и характеризуется наличием финансирования, а также поставками вооружения, включая ракеты, которые затем эпизодически отходят к саудовским городам, прежде чем окажутся успешно перехваченными.

Однако по-прежнему нельзя сказать, что иранцы и саудовцы вмешивались в равной степени в дела Йемена. Иранское участие, каким бы тревожащим оно ни было, несопоставимо с участием саудовцев и их союзников по коалиции, которые ежедневно действуют как на земле, так и в воздухе.

– Каким образом Франция участвует в этом конфликте?

Лоран Бонфуа: Конфликт характеризуется явным участием в нём крупных западных держав. НКО осуждают потенциальные военные преступления, совершённые коалициями, применяющими европейское и американское вооружение. Контракты о снабжении оружием, подписанные с Саудовской Аравией и Объединёнными Арабскими Эмиратами, вероятно, объясняют нежелание властей говорить о бомбардировках, способствуя тем самым явно нездоровым отношениям. Министр обороны Флоранс Парли недавно была поставлена в затруднительное положение, неуклюже утверждая, что оружие, проданное Саудовской Аравии, на самом деле не предназначалось для использования! Я считаю это высказывание не только сигналом о наличии больших проблем у Франции, но и свидетельством того, что внешняя политика страны заключается в продаже оружия.

По поводу правомерности роли Франции в этом конфликте, я добавлю один нюанс. Применение французского вооружения на месте событий играет второстепенную роль по отношению, в частности, к вооружению, проданному американцами или англичанами, поставляющими ракеты и бомбы. Это ничего не оправдывает, но сигнализирует о необходимости хотя бы на европейском уровне предпринимать действия, направленные на избежание использования оружия против гражданских лиц.

Мне кажется, что препятствие, порождённое коммерческой зависимостью (помимо вопроса о виновности запада) – не единственная причина отсутствия внимания к данному конфликту, поскольку не только власти молчат об этом. Во Франции, например, я наблюдаю странную тишину левой оппозиции по йеменскому вопросу, которую я рассматриваю как некую форму пренебрежения. Такое молчание мне представляется разрушительным по отношению к йеменцам, заслуживающим, несомненно, большего, чем наше безразличие, поскольку такое отношение означает игнорирование того, насколько судьба Йемена затрагивает Ближний Восток и, вероятно, весь мир.

– Каковы возможные решения для выхода из кризиса?

Лоран Бонфуа: К сожалению, конфликт рискует продолжаться до тех пор, пока региональные власти не изменят свой подход. Конфликт укоренился в обществе и его разрешение потребует не только дипломатических усилий, но и экономических перспектив, поскольку Йемен – самая бедная страна на Ближнем Востоке. Мне кажется также, что прекращение коалицией бомбардировок является сегодня приоритетной задачей, даже если это будет только одним из этапов установления мира. Остановка бомбёжек имеет крайне важное значение и может помочь вновь запустить политические процедуры, которые почти отсутствуют в сегодняшнем Йемене. Приход Мартина Гриффитса на пост нового спецпредставителя ООН мог бы в ближайшие месяцы предоставить хорошие возможности для начала решения конфликта, однако сейчас остаётся готовиться к четвёртому году войны. Я думаю, что мобилизация общественного мнения, выборных должностных лиц и интеллигенции в Европе является важным рычагом, который, к сожалению, сегодня не берётся в расчёт. Ухудшение имиджа монархий-членов коалиции из-за демонстрации изображений страдающих от голода детей или разбомбленных домов – проблема, которая вызывает озабоченность правителей этих государств, и могла бы привести к переориентации их политики. В этой связи давление посредством обнародования происходящей в Йемене ситуации и посредством анонсирования ошибок военной кампании заслуживает быть значительно усиленным. Такой подход является ценной картой, которую мы все можем разыграть, чтобы оказать помощь, пусть даже весьма скромную, в принятии решения иного, чем военное.

Фото: M. Huwais/AFP. Оригинал статьи: https://img.humanite.fr/laurent-bonnefoy-larret-des-bombardements-une-priorite-651606

Интервью проведено Пьером Барбансэ


[1] Запрещена в РФ. – прим. ред.

На ту же тему

Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»
Восток Франции накрыла вторая волна эпидемии
Мэры напоминают государству о его обязанностях
Европа в растерянности перед коронавирусом