КТО ОСТАНОВИТ НЕОФАШИСТОВ В СТАРОМ ЛИОНЕ?

«Ни за что нельзя молчать. А главное – не поддаваться страху»
«Ни за что нельзя молчать. А главное – не поддаваться страху»

«Ни за что нельзя молчать. А главное – не поддаваться страху». Многочисленным прохожим и туристам, в ужасе останавливающимся перед витриной его мастерской, полностью разгромленной 22 сентября, Филипп Карри показывает следы, которые производят впечатление: по его витрине словно прошлись пулемётными очередями. Карри в Лионе знают все. Это «часовщик из Сен-Поля», который сопротивляется давлению со стороны местных правых экстремистов. В квартале Старый Лион мастер обосновался более тридцати лет назад. «Я вдохновлялся одноименным фильмом Бертрана Тавернье. Увы, кажется, что реальность повторяет атмосферу фильма», – говорит он.

Всё началось в конце лета. Сначала, ещё до нападения, вокруг витрины мастерской прошла «очень интенсивная кампания по расклеиванию стикеров» ультраправых, как бы с целью указать на него, как на заслуживающего народного наказания. Доведённый до крайности, Карри даёт интервью каналу «Mag 2 Lyon», чтобы раскрыть замыслы националистов. «Они извращают историю Старого Лиона, – говорил тогда мастер, возмущённый тем, что ультраправые группировки объявляют этот квартал принадлежащим французским французам, белым и католикам. – Половина зданий Старого Лиона была построена итальянскими торговцами в XVI веке. Этот квартал воплощает в себе открытость всему миру». Филипп Карри обращает внимание на то, что «фашики» ассоциируют себя с Гиньолем,[1] тогда как этот образ представлял из себя рабочего-ткача. Та же история и с Праздником света. «Моя профессия восстанавливает национальное достояние, а значит, и историческую справедливость. А их бесит то, что я показываю, как они передергивают факты, чтобы обосновать свою идеологию»,- говорит мастер.

За Филиппом Карри следят. «Проходной двор» (la Traboule – штаб-квартира «Национал-поколения») находится в 20 метрах от его мастерской, на подъёме Менял (montee du Change). В начале улицы открылся магазинчик одежды, облюбованной этими группами, которым владеет человек из GUD. А на параллельной улице открыл свой тату-салон ещё один сторонники движения. «Они выставляют наружу стол, сидят и разглядывают прохожих», – рассказывает Жаклин Фоше, член жилищного товарищества, которая тоже подала жалобу. «К их постоянному присутствию добавляются сотни наклеек, оповещающих, что этот квартал является зоной, свободной от гопников, как бы давая понять, что они здесь – полиция, или, скорее, добровольная милиция», – негодует часовщик.

«Они перешли все границы», – считает Ив Нероль из ассоциации «Возрождение Старого Лиона», жалуясь ещё и на то, что националисты регулярно срывают таблички с названием улицы «Juiverie» («Еврейская»), где находится мастерская Филиппа Карри. Агрессия против него, кажется, дошла и была осознана местными властями. Городские власти опубликовали официальное сообщение, в котором «осудили растущую активность ультраправых группировок». 25 сентября мэр города Жорж Кепенекян заявил на муниципальном совете о своей «решительности» в отношении агрессивных вылазок, которые «совершаются с целью устрашения» жителей города. Это что-то новое. Годами Жерар Коломб предпочитал обходить молчанием всё возрастающую силу этих ультраправых групп (весьма дурной фактор для торговли и международной славы его города).

Политический контекст играет на руку ультраправым. «Они завербовали себе много сторонников во время демонстраций против однополых браков. Лион был бастионом оппозиции, которую поддерживал Лоран Вокье», – напоминает Марион Атьель, представительница отдела «Планирования семьи» в сообществе против ультраправых «Бдительность-69» (collectif Vigilance 69 – CV 69). То, что Марин Ле Пен прошла во второй тур президентских выборов, придало им уверенности. «В тот момент они были очень заметны и дружно праздновали победу. Они чувствовали себя всемогущими. Нам было очень страшно», – делится жительница квартала Сен-Жорж, пожелавшая остаться неизвестной. «После поражения на выборах кандидата от «Национального фронта» и на фоне её несколько подпорченного во время предвыборных депутатов имиджа, некоторые ультраправые активисты могут решить, что им никогда не взять власть посредством избирательных урн, и перейти к насильственным действиям, – предостерегает Арман Крё, участник движения «Вместе!» и член сообщества «Бдительность-69». «Ещё большее беспокойство вызывает изменение их стратегии», – подчёркивает Марион Атьель. «Идентитеры» хотят создать настоящее националистическое контробщество и определяют себя как «Дом культуры молодёжи (ДКМ) ультраправого течения». В июне весь этот бомонд даже незаконно занял здание в элитном квартале города, собираясь создать там нечто вроде социального центра фашистов и помогать французским бомжам. Общественная цитадель имела девиз «Наши прежде всех других».

И хотя эти группировки могут конкурировать между собой, они умеют также и объединяться, если надо совершить переворот. «Активисты боятся», – не скрывает Бенуа Ру, представитель ФКП в «CV 69». Старый житель этого квартала, он не раз подвергался преследованиям. В марте один из активистов подал жалобу после того, как его оскорбили на террасе (перед кафе) во время празднования дня Святого Патрика. «Оставив в покое активистов, они переключились на смежные структуры и организации квартала», – прибавляет Марион Артьель. Витрину культурной ассоциации «La Maison de passage» (Гостевой дом) разбивали дважды. Дому культуры молодёжи угрожают. «Такое неявное давление имеет определённую цель – заставить нас заняться автоцензурой, – объясняет Антуан Тассо, директор ДКМ Старого Лиона. – Несмотря на наши запросы, узнать, сколько дел было возбуждено, не удалось. В прокуратуре Лиона говорят, что выявить личности нападавших зачастую очень трудно, хотя в квартале имеется много камер видеонаблюдения». «Приоритет, видимо, отдаётся агрессии против физических лиц. Только по этим делам было начато настоящее судебное расследование, – отмечает мэтр Бертран Сайн, адвокат многих жертв, в том числе и Филиппа Карри, и добавляет. – Удивительно, но юридические и политические деятели настроены дать отпор этим ультраправым группировкам». Также адвокат упрекает силы правопорядка, магистраты и некоторых политиков в том, что они по привычке часто складывают в одну корзину насилие, предположительно совершаемое как крайне правыми, так и крайне левыми. «Речь же не идет о группировках, назначающих друг другу встречи на парковке для разборок, – подчёркивает Бертран Сайн. – Преследованию за насилие по политическим мотивам [в этих случаях] может быть осуществлено только по отношению к ультраправым группировкам. Там четко видно нападающих, и есть жертвы нападения».

Чтобы покончить с позицией конфронтации между двумя лагерями, которой придерживаются органы государственной власти, необходимо, чтобы в эту ситуацию вмешалось население. Ассоциации, мэрия и сообщество «Бдительность-69» готовят культурную инициативу в Старом Лионе, чтобы показать настоящую историю и природу этого квартала. «Это не фашистский квартал», – настаивает Бенуа Ру и напоминает, что в 5-м избирательном округе Лиона НФ набрал очень мало голосов. «Нельзя допустить, чтобы насилие разрушило наш гуманизм, наше желание вместе жить, действовать и трудиться!» – восклицает часовых дел мастер [Филипп Карри], призывая последовать «закону маятника», который всегда возвращается.


[1] Кукла ярмарочного театра, аналог русского Петрушки, символ лионских традиций – прим. ред.

На ту же тему

Вакцина от коронавируса: урок солидарности от Китая
Как Франция делала из испанских героев изгоев
Palantir покупает репутацию
Труд рабочих попадает в офшоры