КАК ЖЕ ТАК, РАЗВЕ ФРАНЦИЯ БОЛЬШЕ НЕ ФРАНЦИЯ?

Влияние крайне правых во французской политической жизни вызывает беспокойство далеко за пределами наших границ. Выход Марин Ле Пен во второй тур президентских выборов показывает миру образ страны, которая стала непохожа на себя саму
Влияние крайне правых во французской политической жизни вызывает беспокойство далеко за пределами наших границ. Выход Марин Ле Пен во второй тур президентских выборов показывает миру образ страны, которая стала непохожа на себя саму

Влияние крайне правых во французской политической жизни вызывает беспокойство далеко за пределами наших границ. Выход Марин Ле Пен во второй тур президентских выборов показывает миру образ страны, которая стала непохожа на себя саму.

Когда-то, ещё не так давно, к голосу Франции – голосу её правительства и её гражданского общества – прислушивались и уважали его за пределами наших границ. Об этом, а также о решительной борьбе французских прогрессивных сил за свободу Нельсона Манделы, против расистского режима Претории напоминает на страницах нашей газеты Жереми Кронен, южноафриканский министр, видный участник борьбы с апартеидом. Позже, в 2003 году, весь мир узнал о категорическом несогласии Франции с американской войной в Ираке как об акте сопротивления опасной односторонней политике Соединённых Штатов. С течением времени, начиная с принятия Николя Саркози курса на сближение с НАТО и заканчивая воинственным фанфаронством Франсуа Олланда по отношению к Африке и Ближнему Востоку, этот голос, в недалёком прошлом независимый и внимательный к мировым событиям, к несчастью, потерял силу. Выход Марин Ле Пен во второй тур президентских выборов показывает миру образ страны, которая стала непохожа на себя саму. «Как же так, разве Франция больше не Франция?» – можем мы спросить вместе с Леопольдом Седаром Сенгором, страстным франкофилом и певцом негритянского духа («негритюд»).

Укрепление позиций крайне правых в политической жизни страны вредит не только общественным связям во Франции. Оно вызывает непонимание, горечь и разочарование и за рубежом. При виде возвышения наследников OAS (Секретная вооружённая организация) и тех, кто ностальгирует по колониальному режиму, южное побережье Средиземного моря, где второй тур французской президентской кампании вызывает порой больший интерес, чем приближение собственных выборов, охватывает тревога. «Нет ни одной семьи в Алжире, у которой так или иначе не было бы во Франции кого-то из близких”, – подчёркивает Адлен Медди, главный редактор франкоязычной ежедневной газеты “El Watan”. – “Люди считают, что Франция скоро придёт к гораздо более резкому неприятию чужаков и иностранцев». В Южной Европе, где марш-бросок политики жёсткой экономии сеет социальные бедствия, рейтинг НФ вызывает воспоминания (столь болезненные и ещё столь живые!) о диктатурах, которые никогда не служили народу. Конечно, на протяжении своей истории Франция слишком часто нарушала свои фундаментальные принципы – принципы свободы, равенства, братства. Однако этот девиз остаётся светом маяка, верным ориентиром для мужчин и женщин всех континентов, ведущих борьбу за эмансипацию.

Роза Мусауи

Амината Траоре, бывший министр культуры Мали.

Успех НФ – это одно из последствий либерализма, разгул которого царит и в Африке

Понятие национального преимущества – это лишь один из способов изоляции «не своих». Трактовка миграционного феномена Марин Ле Пен полностью ошибочна. Успех «Национального фронта» (НФ) – это одно из последствий либерализма, разгул которого царит и у нас в Африке. Марин Ле Пен даже близко не подошла к пониманию этой реальности, которую она никогда не анализировала. В Мали, так же как во Франции и в других странах Европы, есть жертвы той же системы отвержения трудящихся. Надо признать, что без «счастливой глобализации», как её называет Ален Мэнк, мы бы не наблюдали бы такой взлет НФ.

В Европу эмигрируют с риском для жизни именно в поисках работы. Но что предлагает Марин Ле Пен? Посадить африканцев под домашний арест. Она якобы желает развития Африки. Но у неё нет ни малейшего представления об Африке. Приход к власти крайне правых чреват большим риском. Луи Алио, глашатай НФ, предлагает Мали принять обратно своих граждан, выдворенных из Франции. Он говорит, что это должно послужить компенсацией за борьбу с терроризмом и введение Францией своего воинского контингента в Мали. И это не просто шантаж. Это отвратительно, поскольку выясняется, что на самом деле борьба с терроризмом сводится лишь к бухгалтерии.

Я надеюсь, что однажды удастся тщательно обсудить проблемы развития. Что хочет достигнуть в этом вопросе НФ? Запретить африканцам покидать своё место жительство в Африке и дать предприятиям возможность извлекать выгоду из нашего континента, не выходя за неолиберальные рамки. Во Франции все говорят, что хотят помочь развитию Африки. Но у них нет для этого ни средств, ни компетенции. Если это так легко, почему же они не создают рабочие места во Франции? С беспокойством мы видим, что все, кто говорит о развитии, в поисках выхода упираются в миграционный вопрос. Тактическое голосование изменит что-то только в том случае, если Африке и Европе прекратят навязывать неолиберальную политику.

Жереми Кронан, заместитель генерального секретаря Южно-африканской коммунистической партии, член исполнительного комитета Африканского союза.

За единое и нерасистское общество

Я уверен, что выражаю мнение миллионов южноафриканцев, призывая народ Франции нанести во втором туре решающее поражение «Национальному фронту» и его кандидату на президентских выборах- Марин Ле Пен. Здесь, в Южной Африке, мы не забыли ту роль, которую сыграли прогрессивные и народные силы Франции. Вы были главным оплотом мировой борьбы против апартеида. В результате ваша помощь позволила нам победить расистский режим в нашей стране и приступить к осуществлению важной задачи – построению единого, демократического, нерасистского и мультикультурного общества. Мы призываем все прогрессивные силы Франции установить прочную преграду против любого нового наступления опасных ультраправых демагогов в вашей собственной стране. Мы просим вас не поддаваться соблазну безразличия и неучастия в голосовании. Решительный отпор Ле Пен – это императив политического курса XXI века не только для Франции, но и в сущности для всего мира.

Маурицио Ландини, секретарь Федерации служащих и рабочих металлургии (FIOM – CGIL), Италия.

Народный фронт против наступления НФ

Французские выборы касаются как нас лично, так и оказывают влияние и на всю Европу. Именно поэтому важно, чтобы голосование во Франции дало толчок к созданию народного фронта, который противостоял бы наступлению крайне правых. Лондон, Париж, Германия, а вскоре и Италия- голосование в каждой стране также определяет будущее Европы, готовой вот-вот взорваться, а в конечном итоге влияют и на её международный статус. В контексте небывало возросшего неравенства, когда люди чувствуют себя изолированными и поставленными в условия взаимной конкуренции, возврат к национальным государствам, протекционизму, замыканию нашего общества и позорным расистским кампаниям против тех, кто приезжает в Европу в поисках лучшего будущего, не может разрешить ситуацию.

Напротив, надо расширять пространство демократии. Надо набраться мужества и возобновить дискуссию о Европе и её проблемах, изменить соглашения и, прежде всего, проводить политику, которая во главу угла ставит труд.

В первом туре голосования участвовала большая часть населения. Важно, чтобы сейчас эта активность не угасла, а главное, не была бы перехвачена крайне правыми. Требуются ответы народные, а не популистские. Первое, что надо для этого сделать, это проголосовать против НФ как можно большим количеством голосов. Но сразу после этого и во Франции, и в Европе насущно необходимы две вещи: чтобы граждане повлияли на общественные институты и изменили их; чтобы страны, исходя из своего опыта, смогли построить справедливую Европу, которая поставила бы людей в центр своих интересов.

Хакан Гюндай, писатель, лауреат литературной премии Медичи 2015 года в номинации «лучший иностранный роман».

В Турции все попались в ловушку

В 1980-х и 1990-х годах в Турции постепенно поднималась исламистская партия. Первоначальной реакцией было желание её запретить. Но позже политическая элита решила дать ей зелёный свет. Как только это произошло, правые и левые попытались преградить ей путь. Идея состояла в том, чтобы поставить под контроль эту исламистскую силу, не дав ей возможности преодолеть символический барьер в 10 %. На начальном этапе эта партия называлась «Партией процветания» и во главе её стоял некий Эрбакан, наставник Эрдогана. Позже она сменила название на «Партию счастья». И подобная стратегия демонизации партии (со стороны левых – прим. ред.) и уклонения от решения проблемы существовала вплоть до начала 2000-х. С приходом третьего поколения произошло важное явление: исламистское образование мутировало в нечто вроде исламо-демократической партии по западному христианско-демократическому типу. Все попались в ловушку, думая, что исламисты перелицевались.

Эта новая партия Эрдогана, «Партия справедливости и развития» (AKP), перешла от 10 % к 20 %, достигнув даже барьера в 34 % в 2002–2003 годах. Результат мы видим сегодня. В Турции исламистский симптом не был принят всерьёз или же был использован в определённых целях. Похожее происходит и во Франции: ультранационалистический симптом недооценён, так же как и опасность. Французы должны проявить бдительность.

Исса Эльшатлех, палестинский активист, Вифлием (Палестина)

Защищайте ценности свободы, равенства, братства (обращение к Марин Ле Пен – прим. ред.)

Несколько дней назад я случайно нашёл среди своих вещей монету в один французский франк, которую, во время учёбы во Франции, я сохранил на память, когда в 2001 году страна переходила на евро. На обратной стороне монеты есть девиз, французский девиз: «Свобода, равенство, братство». Эти три слова можно увидеть во Франции повсюду. Их можно ясно прочитать на фронтонах мэрий, государственных учреждений, школ. Судя по заявлениям, звучащим в ходе вашей предвыборной кампании, делаешь вывод, что вы вытравливаете этот девиз из вашего ежедневного лексикона, что вы забыли слово «солидарность», вы забыли, что все мы равны и делаете всё для того, чтобы люди жили в ненависти и страхе! Если вдруг (я этого себе не представляю) вы станете президентом Франции, я уверен, что большинство французов покинут страну и уедут куда-нибудь, где можно укрыться от расизма, который различает людей только по цвету их кожи или по религиозной принадлежности. Если бы я был французом, я бы голосовал против вас, против возврата назад, против разрушения ценностей свободы, равенства, братства.

Хейреддин Ларджам, режиссер, компания «El Ajouad» (Франция, Алжир).

НФ, наследник OAS[1] и тех, кто ностальгирует по колониальному режиму

Возникает впечатление, что НФ-2017 не имеет ничего общего с НФ-2002? Что контекст явно другой? Нет, Марин не Марианна! За её ораторскими софизмами прячется другая история – контристория. История ветеранов OAS, ностальгирующих по французскому Алжиру, бывших палачей закалки «парa» (парашютист, десантник. – прим. ред.) Жана-Мари Ле Пена. Нет, Марин Ле Пен не Марианна! Она – инкарнация того антиреспубликанского фронта, который готов подорвать всё, что составляло красоту и величие Франции: разнообразие в равноправном и мирном сосуществовании, признание всех своих детей во всём их этническом и географическом множестве. В тот время, пока некоторые всё ещё раздумывают над тем, что же им делать в это воскресенье, НФ уже прочно стоит на ногах и твёрдо намерен идти до конца в своих смертоносных планах окончательно похоронить республиканскую идею. Отвращение к политике не должно оправдывать самоубийственное голосование. Бездумное голосование в Алжире в 1991 году стоило моей стране более 200 000 погибших. Похмельное пробуждение утром 8 мая с мыслью: «Что же мы наделали?» Пусть такая мизансцена произойдёт только в сценарии-катастрофе, но не в реальной жизни.

Аттила Вайнай, глава «Рабочей партии Венгрии 2006 года», член секретариата «Европейской партии левых».

Эти силы не хотят менять систему

Я думаю, что подъём партий и движений фашистского толка в Европе и в мире отражает недовольство рабочих и служащих, которые боятся потерять работу и снизить свой уровень жизни. Эти силы ищут себе врагов, на которых они могут возложить ответственность за кризис. На самом деле они хотят не изменить систему, а только бороться с «иностранным» капиталом – мигрантами… «Фашизм и капитал обручены!» – написал Аттила Йожеф, друг Томаса Манна, великий венгерский поэт. Мы должны показать ту параллель, которая существует между фашистскими демонами прошлого века и такими крайне правыми партиями наших дней, как НФ во Франции. Мы должны понять, что мы не имеем права позволить им вновь встать у власти.

Раня Свигку, спикер партии «Сириза» (Греция)

Крайне правые разрушают человеческие ценности

Кандидатура Жана-Люка Меланшона на президентских выборах во Франции вдохновила молодёжь, трудящихся, женщин и мужчин вашей страны, которые решили взять свою судьбу в свои руки. Это историческое событие демонстрирует, что битва за демократическую и солидарную Францию и Европу не проиграна, что эта битва началась и должна продолжиться на парламентских выборах. Я слышала призыв Ле Пен к «Непокорённым», призыв, которым хотели внушить, что «Национальный фронт» может выступать от имени самых обездоленных и отверженных Франции против олигархии. Крайне правые всегда пытались залезть на территорию левых, позиционируя себя как сторонников трудящихся и социальной защищённости. Но мы уже знаем настоящее лицо крайне правых и видим результат роста их популярности, который разрушает человеческие и демократические ценности.

Борьба против крайне правых – это борьба за демократию. Это не только предвыборная борьба, но и борьба социальная и политическая. Чем более разгромное поражение понесёт Марин Ле Пен, тем лучше после 8 мая окажется положение левых для защиты своих позиций на политической и социальной арене. Преградим дорогу Ле Пен, преградим дорогу расизму, исламофобии, преградим дорогу крайне правым в Греции, во Франции, в Европе, на выборах и на улице! И на этой основе можно строить альтернативу социальному и экологическому преобразованию.

Игор Гандра, режиссер-постановщик, Порта (Португалия)

«Национальный фронт» никогда!

Португалия прожила сорок восемь лет под режимом Антониу Салазара и Марселу Каэтану. За этот период цензура, бедность, колониализм и война, оголтелая защита интересов крупного национального капитала (с привлечением самых грязных форм контроля и самых грубых форм репрессий) повлекли за собой массовую эмиграцию. Большинство людей, бежавших от чрезвычайной бедности, колониальной войны или политических преследований (особенно в 1960-е годы) уехали работать во Францию. Пропаганда режима прокламировала «благо нации», чтобы оправдать свою политику насилия и неравноправия. Этот затяжной кошмар закончился благодаря восстанию военных, которые наконец дали слово народу, вынужденному хранить молчание слишком долго.

Время и место сменились, социальный контекст и формы политических пристрастий тоже. Но истории, хоть она и не повторяется, всегда есть что нам сказать. Европейский проект навязывает нам неолиберальную политику, бесчеловечные последствия которой мы в Португалии знаем.

Желание снова взять под свой контроль наши жизни в местах, которые зависят от национального суверенитета, законно. Но несомненно одно- фашизм, в какие бы одежды он ни рядился, никоим образом не представляет собой альтернативу политике жёсткой экономии, диктатуре мира финансов. Наоборот, он является другой их стороной – стороной, которая подпитывается страхом и разделением тех, кто должен был бы объединиться. Я не голосую во Франции. Я не стою перед дилеммой вынужденного выбора между ксенофобским, крайне правым кандидатом и кандидатом неолиберальным. Но если бы мне предстояло сделать выбор, я бы никогда не высказался за «Национальный фронт». Я знаю, что вы не пойдёте на риск, позволив антидемократической, расистской и демагогической политической силе приблизиться к власти, и что в нужный момент вы проголосуете против НФ.


[1] Секретная вооруженная организация – подпольная террористическая организация, действовавшая на территории Франции, Алжира и Испании в 1954 – 1962 гг. Выступала против предоставления Алжиру независимости – прим. ред.

На ту же тему

Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»
Восток Франции накрыла вторая волна эпидемии
Мэры напоминают государству о его обязанностях
Европа в растерянности перед коронавирусом