GM&S: ХРОНИКА КОРПОРАТИВНОГО ФИАСКО

Работники завода в Ля-Сутеррен (Крёз) долго обивали пороги Коммерческого суда. Но в пятницу, констатировав нежизнеспособность автомобильного субподрядчика PSA и «Renault», который служил источником существования для 277 человек, Коммерческий суд Пуатье объявил о прямой ликвидации GM&S
Работники завода в Ля-Сутеррен (Крёз) долго обивали пороги Коммерческого суда. Но в пятницу, констатировав нежизнеспособность автомобильного субподрядчика PSA и «Renault», который служил источником существования для 277 человек, Коммерческий суд Пуатье объявил о прямой ликвидации GM&S

Работники завода в Ля-Сутеррен (Крёз) долго обивали пороги Коммерческого суда. Но в пятницу, констатировав нежизнеспособность автомобильного субподрядчика PSA и «Renault», который служил источником существования для 277 человек, Коммерческий суд Пуатье объявил о прямой ликвидации GM&S. Однако борьба ещё не окончена, поскольку GMD, производитель оборудования в Сент-Этьене, выдвинул предложение по выкупу предприятия, при этом сроки поджимают: на завершение активности Коммерческий суд дал три недели, за которые надо постараться успеть извлечь максимальную социальную выгоду.

На сегодняшний день, согласно плану GMD, только 120 работников могут быть взяты на новое место работы. По истечении семи месяцев ожесточённой борьбы со множеством манифестаций, переговоров и силовых акций работники чувствуют, что силы их измотанны и нервы находятся на пределе. «Но мы всё ещё полны решимости и боевого духа», – уверяет Патрик Брюн, представитель CGT предприятия. При проведении каждой процедуры юридической ликвидации выплату зарплат берет на себя AGS (гарантированная система зарплат. – прим. ред.), компенсируя увольнения по предусмотренному законом минимуму. «Зная, что средний возраст наших работников составляет 50 лет, и что рассчитывать они могут только на 500 евро или RSA (пособие в рамках активной солидарности), мы не готовы прекратить борьбу за получение от производителя сверхлегальных доплат», – продолжает профсоюзный деятель.

Хаотическое развитие завода за последние десятилетия

С тех пор как 2 декабря 2016 года GM&S был переведён на внешнее управление, рабочие неустанно оказывали давление на своих заказчиков – «Renault» и PSA, объём заказов которых определяет будущее завода. Блокируя производственные территории, а также устраивая более впечатляющие акции, такие как установка газовых баллонов в Ля-Сутеррен, работники добились того, что изготовители подняли уровень заказов до 22 миллионов евро – суммы, далёкой от 35–40 миллионов, необходимых для нормального функционирования предприятия. Такие заниженные обязательства отнюдь не случайны, считает CGT. «Именно они выбрали двух последних покупателей нашего предприятия. Именно они захотели закрыть завод», – подчёркивает Патрик Брюн. Он, который ещё помнит времена, когда предприятие называлось «Socomec», так описывает хаотическое развитие завода в последние десятилетия: «Сначала у нас был директор, а потом остались только финансисты, которые нас ограбили».

То переуступки, то перепродажи, то внешнее управление, то выкупы собственности… Работников GM&S основательно трясло на протяжении всей бурной истории существования завода с момента его создания в 1962 году. «Socomec», который тогда производил самокаты, решает в ближайшие несколько лет диверсифицировать свою деятельность продукцией автомобильной промышленности. Завод в Крёзе, который насчитывал тогда почти 600 сотрудников, начал производить детали для «Peugeot-Citroёn», «Renault» и автомобильное оборудование. В 1990 году «Socomec» преобразуется в «Sepesa», а затем, в начале 1990-х годов, в «Euramec», после чего его покупает SER («Проектно-исследовательский синтез»), а в 1997 году, – группа «Aries Industries», которая между делом ликвидирует 60 рабочих мест.

Менее чем через год «Aries Industries» уступает два предприятия, в том числе в Ля-Сутеррен, британскому «Wagon Automotive». Но в 2006 году группа, столкнувшись с замедлением европейского рынка, уступает пять заводов, среди которых и тот, что в Крёзе, Дэвиду Кордуэллу, одному из своих директоров, который основывает «Sonas». Но кризис 2008 года не обходит стороной группу, «Sonas» передаётся под внешнее управление и в 2009 году выкупается немецким производителем «Halberg», который при этом сокращает ещё 256 рабочих мест.

В том же году французский филиал «Halberg» становится фирмой «Altia», которой руководят три директора «Halberg» – Патриса Дюрана, Патрика Адольфа и Николь Коэн. Из объединения, специализирующегося на автомобильной штамповке, «Altia» превращается в так называемого спасателя неплатёжеспособных предприятий и накладывает лапу на 23 компании, в том числе на «Caddie», обещая нулевые социальные проблемы. Государство, которое не особенно озабочено надёжностью бизнеса подобного “Altia”, через Национальный банк инвестиций (BPI) и Фонд модернизации автомобильного оборудования (FMEA) запускает руку в карман и переводит на счёт «Altia» около 20 миллионов евро. Но в 2014 году все маски сорваны и группа помещается под внешнее управление. CGT и BPI обвиняют руководителей «Altia» в растрате корпоративных средств: недавно «Mediapart» сообщил, что около 4 миллионов евро «management fees» (вознаграждение за услуги. – прим. ред.) были взяты ими в 2011 году со счетов группы, плюс 2 миллиона евро дивидендов.

А вот ещё информация к размышлению: «Altia» заставляла свои филиалы платить своему SCI («Общество по управлению и торговлей недвижимостью») баснословные цены за аренду: около 5,6 миллиона евро в течение четырёх лет за земли, которые ей стоили 550 000 евро. Если верить экспертизе фонда «Syndex», на которую ссылается «Mediapart», эту сумму GM&S ещё не погасил. Форменная перекачка средств, которая способствовала созданию того отчаянного положения, в которое попал завод в Ля-Сутеррен, но из которого CGT ещё надеется найти выход. «Следствие пока идёт, но мы очень рассчитываем вернуть деньги заводу», – утверждает Патрик Брюн. Эти средства тем более необходимы, что последний генеральный директор GM&S Джанпьетро Колла также не грешил принципиальностью. «Он взял 900 000 евро из CICE и был таков», – говорит Патрик Брюн.

На ту же тему

Учителя убили за то, что он учил...
Учителю истории отрезали голову за демонстрацию карикатур...
Во Франции ограничивают свободу слова
COVID-19: наёмные работники устали от санитарного кризиса