ФРАНСУА БАЙРУ: ЗДРАВСТВУЙ И ПРОЩАЙ!

В юридических институтах, очевидно, когда-нибудь введут термин «работать под Фийона» для обозначения поведения, когда обвиняемый изобличает общее положение дел с неистовой дотошностью, свойственной социальным сетям, ничего не говоря по существу.
В юридических институтах, очевидно, когда-нибудь введут термин «работать под Фийона» для обозначения поведения, когда обвиняемый изобличает общее положение дел с неистовой дотошностью, свойственной социальным сетям, ничего не говоря по существу.

В юридических институтах, очевидно, когда-нибудь введут термин «работать под Фийона» для обозначения поведения, когда обвиняемый изобличает общее положение дел с неистовой дотошностью, свойственной социальным сетям, ничего не говоря по существу. Именно так действовал вчера вечером Франсуа Байру, подтвердив, что подаёт в отставку со своего поста «Хранителя печатей», в точности повторив линию защиты кандидата в президенты. Нет, «фиктивных должностей» в MoDem’е нет, есть только контракты и зарплатные ведомости, что никто и не оспаривает. Но работать на партию, получая зарплату в Европейском парламенте, означает не что иное, как фиктивную должность, если будет доказано. Франсуа Байру, как и Франсуа Фийон, критикуя «теневой кабинет», настаивает на том, что закон о политической морализации, который он представил в Совете министров 14 июня, должен сдерживать «силы и власти».

Подобно Фийону, который не отвечал на вопросы, касающиеся его жены и детей, Байру не собирается отвечать на конкретные вопросы по делу, прячась за «законным, нормальным и моральным» управлением персоналом. «Моё имя никогда не трепали, и не без основания», – защищается лидер MoDem’а. Но вместе с тем, коль скоро 9 июня судом Парижа было начато предварительное расследование, в ближайшем будущем ему неизбежно предстоит держать ответ перед дознавателями.

С точки зрения Елисейского дворца, новое правительство, состав которого объявили вчера вечером, должно сгладить неприятный эпизод с партией центристов. Альянс, который Макрон сколотил с MoDem’ом во время предвыборной кампании, был на самом деле скорее продуктом обстоятельств, а не общих убеждений. Разве не демонстрировал Франсуа Байру в течение всего 2016 года своего презрения по отношению к Эммануэлю Макрону? А основатель движения «Вперёд!» руководствовался прежде всего задачей выиграть выборы, а не тем, чтобы воздать должное Байру как прежнему символу идеи «ни правые, ни левые», что позволило бы центристам занять положение движущей силы. Цельный образ, который создал себе Байру в ходе попыток попасть в Елисейский дворец, естественным образом предполагал выдвижение «закона о морализации» политической жизни, который с самого начала показал себя с весьма сомнительной стороны. Чем удобно дело сотрудников MoDem’а, нанимавшихся на работу в качестве помощников европейских парламентариев, так это тем, что можно устранить Байру, который вряд ли собирался подчиняться правительственной дисциплине, а это отвечает желанию Макрона не видеть среди своего большинства никого, кто бы высовывал из него голову. Посредством этой истории президент Республики накидывает намордник на внутреннюю оппозицию, которая, в случае возникновения на его пути внутри президентского большинства в ассамблее, была бы вполне ему послушна.

В парламенте партия MoDem и 42 её депутата останутся покорными союзниками в окружении группы «Республиканцев», так называемых конструктивных оппозиционеров. В остальном же она может рассчитывать только на благорасположение тех кругов, которые поддерживали её на выборах, чтобы преодолеть то, что можно назвать главным политическим кризисом. Никогда прежде техническая процедура кадровой реорганизации не сопровождалась отставкой четырёх министров (Феррана, Гулар, Байру и Сарнeз) спустя лишь месяц после их назначения.

Ко всему прочему, двое из этих министров большинством голосов вновь были поставлены во главе двух парламентских групп поддержки… Кстати, надо отдать должное бывшему министру вооружённых сил, которая подала в отставку первой, отметив в своём официальном обращении, что она будет защищать «свою добросовестность», а не невиновность, то есть как бы намерена перевести ответственность за фиктивные рабочие места с MoDem’а на руководство партии в лице отставных министров Сарнез и Байру. Эммануэлю Макрону, который публично не прокомментировал ни одно из вынужденных увольнений из правительства, будет непросто воспрять духом на фоне глубокого кризиса, который не даёт ему передышки с самых первых его шагов…

…И который, возможно, ещё не закончился, так как его министр труда Мюриэль Пенико вовлечена в расследование условий организации (не на конкурентной основе) путешествия в 2016 году Макрона-министра в Лас-Вегас. Конечно, пресс-секретарь правительства Кристоф Кастанер говорил о том, что «вопрос о её отставке не стоит», но обыски, проведённые во вторник в агентстве «Business France», которое возглавляла Пенико, как раз в тот момент, когда в новый закон о труде вводится положение о снижении защиты трудящихся, ставят её в трудное положение. Мы знаем, чего стоят уверения в том, что министр не замешан в каком-либо деле: судьба Байру была решена за 48 часов.

Правительство, усиленное технократами

Николь Беллубэ, юрист, член СП, заступила на место Франсуа Байру. Министерство вооружённых сил переходит к Флоранс Парли, выпускнице Национальной школы администрации (ENA), бывшей сотруднице Лионеля Жоспена и Поля Килеса. Но «правительство Филиппа – 2» укрепляется правыми фигурами. Себастьян Лекорню («Республиканцы») будет делить с Брюн Пуарсон, ранее работавшей в компании «Veolia», должность государственного секретаря при Николя Юло (ВР). MoDem представлен Женевьев Дарьёссек и Жаклин Гуро. Стефан Травер, соратник Эммануэля Макрона, – министр сельского хозяйства. Натали Луазо, директор ENA, стала министром по европейским делам.

На ту же тему

Левые и 2022 год: общество ждёт объединения
Тесты на коронавирус: быстрее, но с менее...
Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»
Восток Франции накрыла вторая волна эпидемии