ФИЛИПП МАРТИНЕЗ: «ПРОФСОЮЗЫ – ЕДИНСТВЕННОЕ ПРЕПЯТСТВИЕ, КОТОРОЕ МОЖЕТ ВСТРЕТИТЬ МАКРОН»

Генеральный секретарь CGT («Всеобщая конфедерация труда») считает, что президент Республики хочет управлять Францией, как предприятием, и обвиняет его в намерении заставить замолчать  профсоюзы, лишив их прерогативы вести переговоры. Мартинез призывает активистов идти на встречу с трудящимися
Генеральный секретарь CGT («Всеобщая конфедерация труда») считает, что президент Республики хочет управлять Францией, как предприятием, и обвиняет его в намерении заставить замолчать  профсоюзы, лишив их прерогативы вести переговоры. Мартинез призывает активистов идти на встречу с трудящимися

Генеральный секретарь CGT («Всеобщая конфедерация труда») считает, что президент Республики хочет управлять Францией, как предприятием, и обвиняет его в намерении заставить замолчать  профсоюзы, лишив их прерогативы вести переговоры. Мартинез призывает активистов идти на встречу с трудящимися. 27 июня возле Ассамблеи будет проведён митинг по случаю начала работы палаты нового созыва.

«Humanite Dimanche»: Президент Республики, который хочет принимать законы по Трудовому кодексу посредством указов, только что получил широкое большинство в Национальной ассамблее. Что в этом контексте может сделать CGT для того, чтобы голоса трудящихся были услышаны?

Филипп Мартинез: На этих парламентских выборах, как и на президентских, «приверженного» голосования не было. Рекордный уровень неучастия (57 % во втором туре) показывает, что многие депутаты, в том числе из президентского большинства, были избраны по умолчанию. Более 60 % опрошенных отрицают идею известной сейчас в общих чертах реформы Трудового кодекса. Я призываю президента к скромности и осторожности, и не думать, что если его выбрали и у него есть большинство, то он может делать всё, что хочет, без обсуждений. Правительство планирует осуществить свою цель до конца лета. Оно выставляет на первый план борьбу с безработицей- главной проблемой французов. Вот уже два года идут споры о трудовом праве, и все, кроме отдельных оригиналов, сходятся во мнении, что оно никак не связано с безработицей. Что имеет значение, так это изменение отношения к труду и к занятости наёмных работников и трудящихся в целом. Правительство хочет глобально трансформировать трудовой контракт. Согласно идее, которую отстаивают Эммануэль Макрон и либералы, лучше, чтобы была хоть маленькая работка, чем никакой вообще. Несомненно, это может заставить кривую безработицы поползти в обратную сторону, но какой ценой? Можно ли прожить, работая 3 часа в месяц? Борьба с безработицей – это лишь предлог для ввода мер по краткосрочному трудоустройству, которые уже существуют в Соединённом Королевстве и в Германии. В Италии даже дошло до того, что безработным раздают талоны на один час работы, чтобы вывести их за рамки статистики.

HD: Указы – это ещё и способ обойти вас…

ФМ: Эммануэлю Макрону удалось взорвать политический контур и традиционные партии. Профсоюзы, чьи интересы представляет CGT, – единственное препятствие, которое может встретить Макрон. И именно их он и будет атаковать. Референдум на предприятиях, с которым мы боролись, сможет созываться по инициативе администрации даже без согласия местного профсоюза. Ходят слухи, что Макрон подумывает и о том, чтобы дать возможность комитету предприятия обсуждать контракты. Такие меры позволят предпринимателям обходить профсоюзы, создавая списки «свободных» кандидатов на профессиональных выборах. Это нарушение международного законодательства. Переговоры являются прерогативой профсоюзных организаций.

HD: Слияние представительных органов, силовая перекройка профсоюзов?

ФМ: Эммануэль Макрон не хочет переделывать профсоюзы. Он хочет отстранить их от процесса социального диалога под тем ложным предлогом, что профсоюзы, по причине малого количества членов, больше не репрезентативны. Это смешно. Когда 57 % избирателей не пошли голосовать во втором туре парламентских выборов, то мы увидели, у кого есть проблемы с репрезентативностью. Глава государства пытается нанести удар по общественной демократии. Он хочет оттеснить профсоюзы, заменив их гражданским псевдообществом. Состав объединения ВР даёт нам представление о том, что это за «гражданское общество». Оно состоит в основном из предпринимателей, людей либеральных профессий и руководящих кадров, представителей рабочих нет, служащие представлены в очень небольшом количестве. Что касается псевдообновления, то многие избранные депутаты работали раньше в парламенте. И Макрон – типичный образчик. Можно быть молодым и иметь очень старый тип мышления.

HD: Так это не шутка, что правительство запрещает вам раскрывать даже малейшую информацию о своём проекте, которую оно вам предоставляет?

ФМ: Нет. Это поразительно, но очень характерно для предприятий, где по закону социальные вопросы всё больше подчиняются вопросам финансовым. Особенно это заметно по административным советам, где на руководителей, работающих по найму, возлагается обязанность неразглашения под страхом наказания, как за совершение преступления. Эммануэль Макрон ведёт себя как руководитель предприятия, который хочет заткнуть рот профсоюзным организациям. Он признаёт профсоюзы только в виде сообщества профессиональных экспертов, которые устраивают междусобойчики и обсуждают что-то в обитых бархатом кабинетах.

HD: Как CGT может провалить замыслы правительства?

ФМ: Встречаясь с трудящимися и предлагая им как можно скорее организовывать массовые демонстрации. В пятницу 16 июня я находился среди протестующих рабочих GM&S (департамент Крёз). Конечно, их главная задача – сохранить свои средства производства и рабочие места. Сотрудники EDF («Электроэнергетическая компания Франции») и SNCF («Национальная компания французских железных дорог») беспокоятся о своём статусе. Мы должны объединить воедино все их чаяния, чтобы уже в этом месяце поднять весь народ, как это произошло на митинге 27 июня в Париже по случаю начала работы палаты нового созыва. В июле на «Tour de France» зрителям будет раздаваться 8-страничная брошюра, мы будем опираться на специальные «агитпоезда», сопровождающие ежегодную велогонку. К сентябрю мы собираемся подготовить и успешно провести очень крупную манифестацию.

HD: Какие уроки вы извлекли из акции протеста против закона Эль-Хомри?

ФМ: Акция подтвердила то, что мы уже знаем. Можно запускать петиции, можно чувствовать мощное единение. Но если не убедить большинство трудящихся перейти к действиям, невозможно заставить правительство или руководство предприятия пойти на уступки. Трудящиеся приходили к нам множество раз. Сейчас необходимо нам самим идти к ним на митинги. Они часто удивляются, когда видят, что мы приходим к ним. Надо менять это соотношение. Работники профсоюза – точно такие же работники, как и они. И их присутствие рядом с ними должно восприниматься как что-то естественное.

HD: Между разными профсоюзами есть различия в оценках. Например, FO («Рабочая сила») считает, что взаимопонимание реально существует. Как обстоит дело с профсоюзным единством?

ФМ: Я вечный оптимист. Профсоюзное единство – насущная потребность. Оно необходимо для того, чтобы вселить в трудящихся доверие. И потом, на данном этапе дискуссии у каждого есть своё мнение. В общем-то, мне не кажется, что позиция FO изменилась по сравнению с прошлым годом. Но я вижу, судя по последнему заявлению их руководства, что они не исключают возможности объединения. Сейчас мы только хотим, чтобы это единство было оформлено документально как можно быстрее.

HD: Что именно можно сказать наёмному работнику, который сомневается в эффективности выхода на манифестации?

ФМ: Манифестации эффективны, когда они многочисленны. В прошлом году манифестации было значительны, но не достаточно массовы. Мы это знаем, поскольку глубоко погружены в реальную профессиональную среду. Раскол внутри этой среды, изолированность безработных и работающих по краткосрочным контрактам осложняют эти коллективные выступления. Да, если у вас есть работа, вам не хочется высовываться. Никогда раньше репрессивная машина не работала так активно. У PSA (автомобилестроительная компания) за несколько месяцев уволили 48 человек. На Фарида Борсали, профсоюзного представителя в Пуасси, необоснованно завели дисциплинарное дело. Я понимаю страх работников, но страх не ликвидирует опасность. Коллективное объединение более эффективно, и это даёт защиту.

HD: Вы недавно присутствовали на конференции «Международной организации труда» (МОТ). Что Вам больше всего запомнилось?

ФМ: Меня тронули интерес и озабоченность профсоюзных деятелей всего мира тем, что происходит во Франции. Во всём мире профсоюзы борются за получение коллективных прав и гарантий. Как же их беспокоит Франция, которая в числе прочих была инициатором создания МОТ и которая слывёт страной с одним из самых высоких уровней защиты трудовых прав! Они боятся, что отсутствие коллективных прав превратится в норму. Это портит имидж нашей страны.

На ту же тему

Первая победа профсоюзов Suez в парижском суде
Левые и 2022 год: общество ждёт объединения
Тесты на коронавирус: быстрее, но с менее...
Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»