БУДУЩЕЕ ЛЕВЫХ, ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ, КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ. ЧТО ТЕПЕРЬ?

Начиная с 1789-1793 гг. вопрос о свободах является во Франции неотъемлемой частью гражданской и личной жизни каждого гражданина
Начиная с 1789-1793 гг. вопрос о свободах является во Франции неотъемлемой частью гражданской и личной жизни каждого гражданина

Начиная с 1789-1793 гг. вопрос о свободах является во Франции неотъемлемой частью гражданской и личной жизни каждого гражданина. Не случайно слово «свобода» стоит в девизе Республики на первом месте. О её значении свидетельствуют многочисленные примеры упорной борьбы. Это же подтверждают и результаты Эммануэля Макрона на выборах. Многие французы, жаждущие перемен, положительно восприняли его первые инициативы. Его фигура позволила сплотить силы против «Национального фронта». Макрон заручился поддержкой абсолютного большинства для того, чтобы действовать с наибольшей эффективностью. Он привлёк кандидатов из гражданского общества. Он поощрял более заметное присутствие женщин в обновлённом составе Национального собрания. Он более открыто и уверенно ведёт себя на международной арене. Он любит культуру. Он уделяет большое внимание порядочности депутатов и уже начал активно бороться с коррупцией. Остальные политические силы, включая левых, не могут всего этого не замечать. Однако все действия Эммануэля Макрона имеют и оборотную сторону.

Введение практики управления указами существенно подорвёт процесс демократического обсуждения, особенно это коснётся вопросов о Трудовом кодексе. Депутаты Национального собрания превратятся в президентских депутатов. Гражданское общество Макрона не подразумевает присутствия в себя ни одного рабочего, ни одного маргинала, оставшихся «за бортом». Разрыв между элитой и «непопулярным» народом игнорируется. Управление передано в руки экспертных менеджеров, которые заняли значительную часть государственных постов «нации стартапов», как выразился сам президент. Он собирается упразднить жилищный налог, тем самым ставя под вопрос коммунальные свободы. Он сам назначает руководителей аппарата своих министров и советует кандидатам от партии «Вперёд!» избегать любых дебатов с противниками.

Таким образом, хотя и складывается впечатление, что Эммануэль Макрон создаёт, как говорят наши немецкие друзья, «отбойное течение» (морское явление, когда волны возвращаются от берега обратно в море, образуя новое течение), на самом деле волны этого течения уносят с собой ценные демократические достижения, завоёванные в тяжёлой борьбе. Эммануэль Макрон заявляет о своём намерении проводить политику либерализации по всем направлениям, а в действительности стоило бы добавить свободы в конкретные жизненные области, например, обеспечить свободу труда (сейчас эта сфера отдана на откуп работодателям под предлогом якобы научного характера трудовой организации). По словам Жоржа Баландье, это становится крайне важным в условиях  прогрессирующих темпов дигитализации, «этого нового мира, появившегося из цивилизации, но еще не цивилизованного творчества», «уберизации» и глобализации, которую Европа намеревается ещё больше усилить за счёт соглашений CETA (Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение) и TAFTA (Трансатлантическое соглашение о свободной торговле). Грамши полагал, что «гегемония рождается на заводе». По примеру республиканских свобод, так до конца и не реализованных в полной мере, необходимо создать новую свободу на рабочем месте. Такая свобода признавала бы на предприятии власть «повседневных экспертов», коими являются рабочие, и их «знаний в действии». Брюно Трентен говорил, что «свобода в сфере труда является вопросом о свободе вообще». Ив Кло в свою очередь говорил о «новых правах человека».

Речь идёт о разработке нового трудового договора и его увязывании со знаниями. Это обеспечит необходимое сближение между «низами» и «верхами». Эта беспрецедентная работа требует коренной культурной трансформации, которая должна затронуть и нас самих в том числе. Подумайте о бедных и безработных рабочих из самых различных слоёв общества. Разве не мы вселяли в них уверенность в том, что мы думаем о них, что мы готовы встать на их место? Да, конечно, мы с ними солидарны, искренне и глубоко. Но эта заявленная поддержка едва ли способна скрыть жизненную дистанцию. Это приводит к тому, что они отстраняются от проживаемого жизненного опыта, а это и есть комплекс превосходства. «Они говорят себе, что уважают то, как они могут проголосовать, но не стремяться при этом поддержать кого-либо конкретного», – говорил Эме Сезер. Даже в их молчании мы должны, по словам Жоржа Баландье, услышать надежду на изменения, а для этого «необходимо исследовать всё то новое, что появляется, вновь обрести дух открытий, постоянно расширяя границы неизведанного».

Так те, кто лишён голоса, но не лишён идей, – это нижний мир, с которым после долгой спячки будет восстановлен контакт и налажен процесс обмена, и который станет непосредственным двигателем истории, а не «подрывным элементом». Это работа вопрошания, пересмотра и поиска диалога.

Необходим новый союз, не только программный, а в первую очередь союз идей и проектов будущего Франции, союз, свободный от застарелых предрассудков и психологических судорог, который позволит объединить прогрессивные и созидательные силы на основе открытости и толерантности. Больше не должно быть различий, безразличных к другим различиям. К этому союзу должны присоединиться «воздержавшиеся», среди которых много молодёжи. Больше половины французов воздержалось 18 июня. Это не трусы и не «пофигисты». Следуя «принципу Надежды», они лишь хотят видеть иную политику, отличную от той, что представляет Эммануэль Макрон и другие политические партии. Так протянем им руку.

В газете «Общества друзей Робеспьера» «Неподкупный» («L’Incorruptible») историк Революции Пьер Серна пишет о большинстве «середнячков», заменивших собой гражданское большинство. Он называет макроновское большинство «крайне центральным» и наделяет его тремя характеристиками, созвучными с теми, которые бы дали ему в 1795 году: «Нужно положить конец простонародному возмутительному насилию, как говорят порядочные люди»; «отмечается стремление ослабить законодательную власть путём создания сильной исполнительной власти»; «среди политиков наблюдается резкая переменчивость взглядов как способ реорганизации общественного пространства». «Боюсь, всё это – большой шаг назад», – подводит итог историк.

Что же касается нас, то мы продолжим двигаться вперёд под лозунгом: «Имя твое пишу, Свобода!» Мы продолжим наше творческое строительство, которое не стремится перечеркнуть прошлое, но и не впадает в «смертоносный» презентизм. Это наш отказ медлить, это наше собственное чрезвычайное положение.

Коллективный текст «последний шанс»

У Эммануэля Макрона развязаны руки, и это опасно. Несмотря на внушающие надежду результаты Жан-Люка Меланшона на президентских выборах и избрание порядка тридцати депутатов от «Франции Непокорённой» и ФКП, ещё никогда левые не были столь слабы, ещё никогда Компартия не падала так низко (2,7% на парламентских выборах). Это настоящая катастрофа, за которую самым обездоленным и уязвимым придётся заплатить высокую цену. Мы, те, кто на протяжении последних месяцев изображал из себя «левых на крепких ногах», вынуждены сейчас констатировать своё поражение. Сейчас важно извлечь необходимый урок из произошедшего для того, чтобы помочь народу дать отпор и самим встать на путь восстановления и реорганизации, без которой на этот раз мы полностью исчезнем из политической жизни.

Прошло почти 10 лет с тех пор, как после двух провальных избирательных кампаний 2002 и 2007 гг. коммунисты пришли к выводу, что им необходимо радикально измениться: изменить концепции, проект, организацию. Да, мы выбрали «проектные комиссии» и организовали национальные конференции. Мы «причесали» свои программные документы. Но признаем: мы не сделали ничего, что позволило бы сказать: «Действительно, за последние годы коммунисты действительно сильно изменились». Единственное новшество, которое, пожалуй, приходит на ум самым внимательным, поскольку что оно действительно вселило определённую надежду, это создание Левого фронта. Однако тут же приходиться констатировать, что мы не смогли предотвратить его паралич и распад. Наши решения не были реализованы, мы снова начали «отставать», на этот раз с весьма трагическими последствиями. Нас по-прежнему воспринимают как партию отважных и боевых активистов, но, и наши результаты служат тому неумолимым подтверждением, всё ещё как партию прошлого.

Хоть каким-то достижением казалась наша стратегия объединения против правых и левых либералов, но и она оказалась серьёзно подорвана на муниципальных выборах в 2014 году, а затем и на региональных выборах, появлением «гибких» списков. Когда дело дошло до президентских выборов, наше руководство посеяло в рядах партии смуту. Под предлогом «объединения левых» оно решило участвовать в праймериз вместе с Соцпартией, а потом, когда коммунисты проголосовали решительно против, попыталось вынудить Жан-Люка Меланшона уступить место Бенуа Амону. Очевидно, что это было невозможно, учитывая, что последний оставался кандидатом от совершенно дискредитировавшей себя Соцпартии. Ведь основной вопрос заключался в том, как порвать с либеральной политикой, которую десятилетиями по очереди проводили правые и социалисты. Жан-Люк Меланшон сделал это одним из основных пунктов своей предвыборной кампании и добился большого успеха. Мы же до последнего медлили, пытаясь лавировать между отмежеванием от социалистов (за что выступали многие коммунисты) и необъяснимым желанием сохранить чёрт знает что от старого союза левых. В итоге мы потерпели полный провал.

Чтобы вновь завоевать доверие рабочего класса, сегодня нужно смело встать на путь новаторства. 23 апреля за антилиберальную альтернативу было отдано почти столько же голосов, сколько и за Эммануэля Макрона. Это может послужить надёжной точкой опоры, если мы сумеем придать устойчивый характер этим требованиям и ожиданиям. Это подразумевает выработку плюралистических и демократических формул, которые позволят всем силам общественной трансформации работать сообща при должном уважении к их разнообразию – вот необходимость, которую «Франция Непокорённая» должна учитывать. И для достижения этой цели мы должны претворить в жизнь амбициозный коммунистический проект человеческой эмансипации, необходимый больше, чем когда-либо. Для этого наша партия должна коренным образом измениться, преодолеть себя, чтобы наконец вступить в XXI век.

Мы должны работать над новым революционным проектом, который позволил бы запустить решительные преобразования во всех областях, разработать совместно с другими силами европейскую и мировую стратегию борьбы с глобальным капитализмом и помог бы справиться с экологическим вызовом. Мы должны работать над созданием партии, основанной на новых практиках и новых принципах функционирования, чтобы обеспечить не только реальную независимость её членов, но и демократический характер постоянной новаторской деятельности, которая предоставляла бы простор для творчества и для инициатив всех и каждого. Мы должны взять на вооружение все новые идеи, появляющиеся в рамках социального движения, понять, каким образом открыться навстречу всем течениям и культурам человеческой эмансипации, которые обязательно должны сотрудничать и объединиться в новую политическую силу, чтобы эффективно бороться, сопротивляться и побеждать.

Все это, безусловно, подразумевает проведение широких дебатов. Партийные руководители должны передать свои мандаты в руки коммунистов для открытой и честной оценки прошлых действий и для необходимого обновления состава тех, кто будет отвечать за реализацию их решений. В ближайшее время должен быть созван съезд. Это наш последний шанс.

Подписавшие: Ален Баскулерг, Яник Беден, Жерар Бийон, Николь Борво Коэн-Сеа, Мари-Пьер Бурсье, Патрис Коэн-Сеа, Мишель Дюфур, Жан-Поль Дюпарк, Грегори Жеминель, Фредерик Женеве, Фабьен Алуи, Робер Инже, Ролан Леруа, Соня Массон, Клод Мазорик, Анна Мейрун, Франк Мули, Андре Перез, Нора Сен-Галь, Вивиан Пуан.

Коллективный текст: «вместе за чрезвычайный съезд»

Неолибералы только что одержали историческую победу, левые сильно ослаблены. Наша партия, пострадавшая от своего отсутствия на президентских выборах, потерпела в первом туре парламентских выборов беспрецедентный провал. Избрание 11 депутатов-коммунистов во втором туре говорит о нашей способности сопротивляться в противовес духу пораженчества, царившему на президентских выборах, в которых мы принципиально не участвовали. Однако само существование нашей партии сегодня находится под угрозой, именно сейчас как никогда необходимы те ценности и принципы, которые изначально легли в основу ФКП, той самой ФКП, которую сегодня необходимо незамедлительно и радикально преобразовать, учитывая все горькие уроки последних лет.

Прежде всего необходимо подвести итоги. Ключевым моментом стало 4 ноября 2016 года, когда Пьер Лоран, ещё до официального решения коммунистов, заявил, что коммунистический кандидат – это «не тот вариант, которому он отдаёт предпочтение», и публично высказался в поддержку Жан-Люка Меланшона. Такая стратегия, противоречащая решению съезда (в соответствии с которым коммунисты должны были усиленно работать над выдвижением собственного кандидата на президентских выборах) и сохранившаяся несмотря на голосование национальной конференции, помешала продвигать наши идеи и вести единую борьбу, что в конечном счёте привело к катастрофе. Необходимо срочно менять ситуацию. Национальная конференция, проходившая 23-24 июня 2017 года, должна проложить дорогу будущему съезду, проделав необходимую работу по подведению итогов.

Коммунистические идеи могут быть оригинальными, необходимыми, но сейчас их просто нет на горизаонте. Конечно, некоторые наши трудности уходят корнями гораздо глубже, но именно президентские выборы должны были стать удачным моментом для того, чтобы вынести на общественное обсуждение все те реалистические и смелые идеи, которые регулярно звучали на наших последних съездах. Французы сейчас нас просто не знают из-за отсутствия какой бы то ни было инициативы со стороны руководства партии, которая позволила бы донести их до общественности. Исключение из игры Компартии и её оригинальных предложений привело к замешательству и посеяло смуту, что сыграло на руку «Национальному фронту». При этом старательно поддерживалась иллюзия, что наши идеи не меняются с годами.

Из-за отсутствия кандидата, который мог бы продвигать законопроект Андре Шассеня и его коллег, во время президентской кампании остро чувствовалась нехватка в программе положений, связанных с гарантией занятости и профессиональной подготовки в рамках общей необходимости поиска новой экономической модели, позволяющей справиться с новыми информационными и экологическими вызовами. Право голоса получили лишь сторонники «уберизации» и неолиберальной гибкости (Макрон и Фийон), те, кто делают из мигрантов козлов отпущения (Ле Пен), сторонники «прожиточного минимума» по принципу распределения (Амон) и те, кто полагает, что прямой найм безработных государством решит проблему безработицы, освобождая компании и крупных работодателей от своих обязанностей (Меланшон). Наши предложения, касающиеся банков и использования денег, могли бы стать решающим рычагом для объединения решительно настроенных левых и укрепления доверия к альтернативе. Что касается наших предложений по пересмотру европейского проекта, подтверждённых на последнем съезде, то их отсутствие лишь укрепило позиции популистских сил как среди правых, так и среди левых. Их отсутствие открыло дорогу Макрону для продвижения идей федерализма и установления господства финансовых рынков. Оно также расчистило мнимой оппозиции путь между «глобалистами и патриотами», отодвинув на второй план классовые проблемы и вопросы незамедлительной борьбы.

Всё это создало невозможные условия для успешного участия в парламентских выборах. Неучастие в президентской схватке поставило наших товарищей в первом туре парламентских выборов в тяжелейшие условия, несмотря на всё проявленное ими мужество и упорство. Если бы кто-то захотел намеренно покончить с ФКП, лучших условий нельзя было бы и придумать. Несмотря на это было избрано 11 коммунистов, что послужит важной точкой опоры, но никак не умаляет исторически провальных результатов первого тура по всей стране, которые могут иметь долгоиграющие последствия, если мы всерьёз не займемся стоящими перед нами проблемами. В сложившейся ситуации каким должен стать наш следующий шаг? Пятилетие Олланда ускорило кризис левого движения. Избирательная кампания Макрона и Меланшона, прошедшая при нашем полном отсутствии, привела к его распаду. И речи не может быть о том, чтобы смириться с этой ситуацией.

Необходимо преобразовать и перенаправить ФКП. Для борьбы с новой властью во имя прогресса нужна революционная, коренным образом изменившаяся, независимая Компартия, свободная от господствующих идей, опирающаяся на идеи Маркса и его последователей, ведущая дискуссии о классовых отношениях и господстве, чтобы освободиться от этого господства, преодолев капитализм и либерализм.

Новая стратегия, не являющаяся ни изоляционизмом, ни размытием понятий, необходима для продолжения борьбы и для выработки альтернативных решений. Она необходима для творческого взаимодействия с общественными и гражданскими движениями. Она необходима для реорганизации левых на основе новых отношений и нового типа союзов, которые порвали бы с логикой верховенства, уважали бы собственное разнообразие, были бы инициативными и открытыми к децентрализованным экспериментам. Начиная с сегодняшнего дня мы должны подготовить единый ответ, который объединил бы всех левых, зелёных, левых социалистов, членов «Франции Непокорённой», общественных объединений и профсоюзных активистов. Для этого необходимо обеспечить эффективное и независимое распространение идей и инициатив нашей партии.

Нужно исследовать путь мирной революции. Франция, Европа, весь мир нуждаются в мирной революции. В условиях глобального финансового капитализма эта революция неизбежно подразумевает, что власть над банками, Европейским Центробанком, МВФ перейдёт в руки тех, кто представляет мир труда и творчества. Вместо того, чтобы идти на поводу у популизма и подчиняться погоне за голосами на выборах, наши позиции в различных учреждениях должны этому способствовать. Это касается и нашей политической деятельности на предприятиях. И эта переориентация может быть реализована только при наличии соответствующей воли нового руководства, готового решительно взяться за дело.

Мы призываем к созыву внеочередного съезда и избранию временного руководящего органа. Все эти вопросы должны стать предметом обсуждения на внеочередном съезде, который должен состояться весной 2018 года. Ему будет предшествовать осеннее общее собрание делегатов от секций. Национальная конференция должна назначить временный руководящий орган под эффективным контролем коммунистов для демократической подготовки съезда и для придания импульса политической борьбе в противостоянии Макрону.

Подписавшие: Фредерик Боккара, член исполнительного комитета ФКП, член Социального и экономического совета Франции (CESE), Ив Димиколи, член Парижского департаментского совета ФКП, Дени Дюран, член национального совета ФКП, Ниокля Маршан, член департаментского совета Валь-де-Марн ФКП.

На ту же тему

Марксизм глазами неевропейца
Государственную компанию EDF делят на мелкие части...
Новый теракт исламистов во Франции
Alinéa, Auchan… Давняя семейная традиция клана Мюлье...