АБСОЛЮТНАЯ ПРЕЗИДЕНТСКАЯ ВЛАСТЬ ВО ФРАНЦИИ В КОНТЕКСТЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО КРИЗИСА

Если в ходе президентских выборов проявилась острая жажда демократического обновления, то завершился избирательный период рекордным числом воздержавшихся (58 %).
Если в ходе президентских выборов проявилась острая жажда демократического обновления, то завершился избирательный период рекордным числом воздержавшихся (58 %).

Если в ходе президентских выборов проявилась острая жажда демократического обновления, то завершился избирательный период рекордным числом воздержавшихся (58 %). Несмотря на определённую перегруппировку сил в период между двумя турами, «Вперёд, Республика!», в конечном счёте, получила 355 мест, то есть абсолютное большинство. Левый сектор парламента заметно опустел, вопреки попыткам сопротивления со стороны ФКП и «Франции непокорённой», получивших 26 мест.

Печальный эпилог. Беспрецедентный избирательный период, отмеченный целым рядом неожиданных поворотов, внушавший столько надежд в последние недели президентской кампании, вчера завершился двойным демократическим провалом. Прежде всего потому, что второй тур вновь побил все рекорды по количеству воздержавшихся. До избирательных участков дошли лишь 42% избирателей. Левый электорат, исторически самый активный, во многих округах оказался без своего кандидата и был вынужден пополнить ряды воздержавшихся в первом туре. Во-вторых, даже если победа партии «Вперёд, Республика!» оказалась не столь сокрушительной, как ожидалось (355 депутатских кресел, 44 из которых из Демократического движения), Эммануэль Макрон заручился не просто большинством, а абсолютной президентской властью, какую редко знавала Пятая Республика. Не считая своих однопартийцев, Макрон также может рассчитывать на «Республиканцев» и Соцпартию, которые уже высказали готовность голосовать по вопросу о доверии правительству.

Социалистам всё же удастся сохранить свою парламентскую группу с 34 избранными депутатами. «Поражение левых неминуемо, разгром Социалистической партии обжалованию не подлежит», – заявил вчера вечером Жан-Кристоф Камбадели перед тем, как объявить о своём уходе с поста председателя Соцпартии. Стефан Ле Фоль и Мануэль Вальс – единственные выжившие эпохи Олланда (не считая новоизбранного президента…). В этом и состоит парадокс сегодняшнего выборного года: если начался он с массового отказа от пятилетия Олланда, то завершился избранием его протеже, да ещё и с абсолютным большинством в парламенте. Этот демократический сдвиг отчасти является неизбежным следствием президентского правления Пятой Республики, помноженного на изменение электорального календаря с 2002 года. Но это не все причины. И левые здесь тоже несут огромную ответственность, за которую сегодня платят высокую цену.

Опустевшее левое крыло

Сегодня утром левое крыло Национального парламента практически исчезло, хотя ФКП и «Франция непокорённая» пытаются сопротивляться. Альтернативный левый блок, объединивший в первом туре президентских выборов 7 миллионов избирателей, растерял в пути многих своих сторонников, и по текущим прогнозам сможет рассчитывать всего на 26 мест. «Франция непокорённая», рассчитывавшая занять центральную позицию в изменённом левом крыле, сейчас расплачивается за эту гегемонистскую стратегию. Несмотря на несколько приятных сюрпризов, например, избрание Франсуа Рюффена в Пикардии после первого братоубийственного тура, где кандидаты нейтрализовали друг друга, вчерашнее голосование не смогло переломить общую тенденцию ввиду отсутствия национальной динамики, которая могла бы противостоять катку движения «Вперёд!».

Да, конечно, Жан-Люк Меланшон без проблем избрался в Марселе, однако, с прогнозом в 16 депутатских мест для «Франции непокорённой», поставленная цель политического «сожительства» остаётся недостижимой. «Наш народ объявил всеобщую гражданскую забастовку. В этом проценте воздержавшихся я вижу огромный запас энергии, которую мы можем призвать к борьбе», – заявил вечером Жан-Люк Меланшон.

ФКП, со своей стороны, сможет рассчитывать на 11 мест. И даже если коммунистам удастся вновь завоевать депутатские кресла (как это сделали Эльза Фосийон в департаменте О-де-Сен, или Жан-Поль Лекок и Юбер Вульфран в Приморской Сене, или, неожиданно приятным образом, Себастьян Жюмель в Дьепе), даже если им удастся одолеть «Национальный фронт» на Севере с победой Алена Брюнеля и Фабьена Русселя, их результаты всё равно не позволят им организовать самостоятельную парламентскую группу.

Таким образом, роль основной оппозиционной группы выпадает правым, по крайней мере на бумаге. Вместе с Союзом демократов и независимых (UDI) они смогут сформировать группу из 125 депутатов. Это можно считать полнейшим фиаско для «традиционного» правого крыла, однако это даёт определённые политические возможности при голосовании в поддержку программы большинства. Тем более, что вероятность того, что промакроновская группа депутатов от «Республиканцев» проголосует за доверие правительству их товарища Эдуара Филиппа, кажется всё более реальной. Распад парламентского правого крыла может стать последней каплей для начала глубинной трансформации политического ландшафта, из которого принцип двупартийности уже был напрочь стёрт.

«Национальный фронт» также вышел из парламентских выборов ослабленным, хотя и добился лучших результатов, чем предполагалось. Он получил всего 8 мест, что в десять раз меньше того, что ему прочили опросы всего полгода назад. Несмотря на избрание Марин Ле Пен и Луи Алио, крайне правые могут поставить крест на своих надеждах сформировать группу в парламенте.

Демократический кризис далёк от завершения

Все эти пертурбации в Национальном собрании отнюдь не означают приверженности всей страны «макронизму». Новому президенту, избранному на фоне «пугала» Национального фронта, удалось выехать на волне демократического кризиса, однако справиться с ним у него не получилось. Напротив, учитывая рекордное количество воздержавшихся, Макрон начинает своё пятилетие с весьма печальными перспективами. И эта армия из 355 «кнопконажимателей» неминуемо вызовет у французов чувство разочарования.

Безусловно, в составе парламента стало больше молодёжи и женщин, и этому можно только порадоваться. Однако за этой ширмой скрывается куда менее радужная реальность: рабочие и служащие ещё никогда не были так недопредставлены, как в этом составе Собрания, их судьба оказалась в руках зажиточных классов, в основном представляющих частный сектор. Подавляющее большинство ещё не гарантирует спокойного пятилетия. Несмотря на небывалое ослабление левых, Эммануэлю Макрону всё же придётся считаться с полюсами сопротивления. «Ни один миллиметр социальных прав не будет сдан без боя!», – заявил Жан-Люк Меланшон. «Французы могут рассчитывать на депутатов-коммунистов, которые были избраны для того, чтобы их свободный и полный решимости голос мог служить интересам народа», – заверила со своей стороны ФКП.

На ту же тему

Veolia-Suez: Последствия слияния
Нагорный Карабах: «Всё, о чём я мечтаю...
Учителя убили за то, что он учил...
Учителю истории отрезали голову за демонстрацию карикатур...