1-Й ТУР ГОЛОСОВАНИЯ: НИЗКАЯ ЯВКА НА ВЫБОРЫ И ПРЕЗИДЕНТСКАЯ СИСТЕМА «СОБИРАЮТ МИНИМУМ»

Зал заседаний Национального собрания на 70 %, а может и на 80 %, состоящий из депутатов-макронистов? Этот катастрофический для демократии сценарий кажется теперь весьма возможным.
Зал заседаний Национального собрания на 70 %, а может и на 80 %, состоящий из депутатов-макронистов? Этот катастрофический для демократии сценарий кажется теперь весьма возможным.

Зал заседаний Национального собрания на 70 %, а может и на 80 %, состоящий из депутатов-макронистов? Этот катастрофический для демократии сценарий кажется теперь весьма возможным. С 32,2 % голосов за партию «Вперёд, Республика!» и прогнозируемым количеством мест от 390 до 430, по оценкам «Ipsos» (французская компания по изучению общественного мнения), первый тур подтверждает гегемонию политического движения, которому чуть больше одного года. Никогда законодательная власть не была до такой степени сконцентрирована в руках одного человека. Эмманюэль Макрон, однако, набрал в первом туре президентских выборов всего 24,01 % голосов. Всего лишь с 15 % избирательных листов его движение может получить абсолютное большинство! Странное демократическое отклонение, тем более вызывающее беспокойство, что первые шаги Макрона в Елисейском дворце были отмечены чередой разоблачений надувательств, имевших место во время его избирательной кампании. Но первые «дела», касающиеся самого близкого окружения нового президента (от Ришара Феррана до Франсуа Байру), которые противоречат девизам правительства, не демобилизовали электорат Макрона. Начиная от деталей проекта «закона Эль-Хомри в формате XXL» и до внесения чрезвычайного положения в общее законодательство, эти предложения, которые кандидат Макрон воздерживался делать достоянием общественности, могли бы вновь мобилизовать левый электорат, чтобы выступить единым фронтом против. Но левые предпочли воздержаться.

 Низкая явка избирателей (менее 50% проголосовавших) достигла своего исторического рекорда, став кульминацией кампании по выборам в парламент, не очень интересовавшей граждан, уставших и сбитых с толку после бурного и беспрецедентного года выборов президента и парламента. Это поражение демократии также является и следствием изменения электорального календаря (начиная с 2002 года), которое во всех смыслах «опустошает» парламентские выборы. Молодёжь и низшие классы в основной своей массе воздержались вчера от участия в выборах. В Клиши-су-Буа, например, некоторые избирательные участки заявили лишь о 15 % проголосовавших.

Это отчасти объясняет обрушение левых политических образований, у которых осталось горькое послевкусие после первого тура. С 14,8 % голосов (3,8 % за ФКП и 11 % за «Непокорённую Францию») левая альтернатива далека от того, чтобы набрать 7 миллионов голосов, отданных за Жан-Люка Меланшона 23 апреля. Великолепная динамика угасла, уступив место братоубийственной борьбе. В подавляющем большинстве округов кандидаты нейтрализовали друг друга, «распылив» немногочисленные и ценные голоса. «Непокорённая Франция», которая надеялась стать основной движущей силой переустройства на левом фланге, рискует дорого заплатить за эту гегемоническую стратегию, с прогнозируемым получением от 11 до 21 депутатских мест в следующее воскресенье (для обеих партий). Весьма далеко от цели, намеченной четвертым кандидатом в президенты, который ещё в пятницу мечтал о большинстве в Национальном собрании, чтобы противостоять Эмманюэлю Макрону. «Раскол левых сил дорого нам обошёлся, – отреагировал вечером Пьер Лоран.- Силы, которые поддерживали Жан-Люка Меланшона, оказались в конкуренции между собой из-за решений, принятых руководством «Непокорённой Франции». И все они ощутили на себе сегодня вечером последствия этих решений. Это касается и Коммунистической партии с её исторически низким результатом».

Но в пропорциональном отношении самую тяжёлую дань заплатят социалисты, с падением числа депутатских мест (вместе с Радикальной левой партией) с 300 до менее 30. В связи с нехваткой политического пространства, дорого оплачивая итоги пятилетнего правления Олланда, кандидаты ФСП уже предусмотрели поражение заранее, до начала первого тура.

С угрозой получения ещё более худшего результата, чем знаменитое поражение на выборах 1993 года (только 57 депутатов-социалистов были избраны в том году), само выживание ФСП теперь стоит под вопросом. Тем более, что самые известные кандидаты-социалисты находятся под угрозой, а некоторые выбыли после первого тура голосования: например, первый национальный секретарь ФСП Жан-Кристоф Камбаделис в Париже, или Орели Филиппетти в 1-м избирательном округе департамента Мозель.

На правом фланге, у республиканцев, положение по итогам первого тура тоже вряд ли можно назвать блестящим, хотя их партия с 21,5% голосов занимает вторую, более устойчивую, позицию. Партия, полагавшая, что сможет одержать реванш, должна будет довольствоваться, согласно прогнозам, от 85 до 125 депутатскими креслами. Есть из чего, впрочем, составить вторую по величине силу в Национальном собрании. Франсуа Баруэн, на которого было возложена неблагодарная задача проводить парламентскую кампанию республиканцев после поражения на президентских выборах, одно время полагал, что сможет навязать «сосуществование» макроновскому большинству. Но поглощение партией «Вперёд, республика!» ряда руководителей партии республиканцев осложнило предвыборную кампанию, ставшую почти неслышной. «Это неудовлетворительный результат для нашей политической семьи», – признал бывший председатель Национального собрания Бернар Аккуайе.

Если этот результат подтвердится и во втором туре голосования (следующее воскресенье), он действительно станет наихудшим поражением за всю историю партии. Даже если им удастся сохранить более 130 мест (в лучшем случае), сколько из них присоединятся своим голосованием к президентскому большинству?

Наконец, единственный «хороший сюрприз» прошедшего голосования: партия «Национальный фронт», с результатом 14 %, получит от 1 до 10 мест в парламенте (далеко от тех ста, что ей обещали опросы ещё полгода назад). Даже если у Марин Ле Пен и есть шансы победить в Энен-Бомон, в целом для партии ультраправых это «разочарование», как признал её вице-президент Флориан Филиппо.

Жан-Люк Меланшон, который полагает, что «ввиду низкой явки на выборы невозможно набрать большинство, чтобы уничтожить закон о труде», попросил вчера вечером своих избирателей «не допускать избрания кандидата от Нацфронта». «Нельзя оставлять возможности второму туру углубить имеющуюся демократическую пропасть», – призвал, со своей стороны, генеральный секретарь ФКП, чтобы сделать на втором туре «наиболее объединяющий выбор, исходя из ситуации в каждом конкретном избирательном округе».

На ту же тему

Учителю истории отрезали голову за демонстрацию карикатур...
Во Франции ограничивают свободу слова
COVID-19: наёмные работники устали от санитарного кризиса
Турция ведёт нечестную политическую игру