ТЮРЬМА, КОТОРУЮ ПРЕВРАТИЛИ В ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ СКОТОБОЙНЮ

Доклад Amnesty International, озаглавленный «Человеческая скотобойня: массовые повешения и уничтожение заключённых в тюрьме «Сайедная»», утверждает, что с 2011-го по 2015 гг. было повешено не менее 13 000 заключённых.
Доклад Amnesty International, озаглавленный «Человеческая скотобойня: массовые повешения и уничтожение заключённых в тюрьме «Сайедная»», утверждает, что с 2011-го по 2015 гг. было повешено не менее 13 000 заключённых.

Когда читаешь этот документ, в жилах стынет кровь. Доклад Amnesty International, озаглавленный «Человеческая скотобойня: массовые повешения и уничтожение заключённых в тюрьме «Сайедная»», утверждает, что с 2011-го по 2015 гг. было повешено не менее 13 000 заключённых – жертв внесудебной расправы, то есть в среднем по 50 человек в неделю. Чаще всего это были гражданские лица, находящиеся в оппозиции к режиму Башара аль-Асада. Организация заявляет также о поголовных пытках и о «целой системе садистских и бесчеловечных правил».

«Ужасы, описанные в этом докладе, свидетельствуют о чудовищной скрытой кампании, санкционированной на самом высоком правительственном уровне, которая направлена на подавление всякой формы несогласия среди населения», – указывает Линн Маалуф, заместитель директора по исследованиям регионального отделения Amnesty International в Бейруте. Организация по защите прав человека говорит о «военных преступлениях» и о «преступлениях против человечности».

Расследование проведено на основании 84 свидетельских показаний, полученных с декабря 2015-го по декабрь 2016 года от бывших сотрудников и охранников тюрьмы «Сайедная», бывших заключённых, судей и адвокатов, а также государственных и международных экспертов по содержанию под стражей в Сирии.

Более 13 000 заключённых были казнены с 2011-го по 2015 год в «Сайедная».

«Судья спрашивает у заключённого его имя, и совершил ли он преступление, в котором его обвиняют. Независимо от того, ответит тот “да” или “нет”, его объявляют виновным… Этот трибунал не имеет ничего общего с правовым государством. Это не трибунал», – рассказывает бывший судья сирийского военного трибунала. Заключённым не разрешают консультироваться с адвокатом, а о смертном приговоре они узнают лишь за несколько минут до повешения. «Они оставляют их там (висеть) в течение десяти – пятнадцати минут. Некоторые не умирают, так как недостаточно весят для этого, особенно молодые: они слишком легкие. Тогда помощники их снимают и разбивают им голову», – говорит другой бывший судья, который присутствовал при повешениях.

«Если прижать ухо к полу, можно было услышать такой звук, что-то вроде бульканья. Это длилось минут десять… Мы спали на людях, умирающих от удушья», – заявляет «Хамид», бывший военный, арестованный в 2011 году. «В нашем крыле каждый день умирало два – три человека… Помню, охранник спрашивал, сколько нас там. Он говорил: “Камера № 1, сколько? Камера № 2, сколько?” и так далее… Однажды пришли охранники, они заходили в каждую камеру по очереди и наносили нам удары в голову, грудь и затылок. В этот день в нашем крыле тюрьмы умерло 13 человек», – вспоминает «Надер», бывший заключённый «Сайедная».

По мнению Amnesty International, есть основания полагать, что такая практика продолжается в «Сайедная» до сих пор. В предыдущем докладе речь шла о более 17 000 человек, погибших в сирийских застенках из-за нечеловеческих условий содержания и пыток. Таким образом, общее число умерших составляет минимум 30 000 человек.

Amnesty International считает, что надо срочно остановить эту бойню. «Предстоящие переговоры по Сирии в Женеве не смогут обойти молчанием эти выводы. Прекращение зверств в государственных тюрьмах Сирии должно войти в повестку дня. ООН надлежит немедленно начать независимое расследование преступлений, совершённых в тюрьме “Сайедная”, и потребовать, чтобы независимые наблюдатели получили доступ во все места заключения», – настаивает Линн Маалуф.

На ту же тему

Первая победа профсоюзов Suez в парижском суде
Левые и 2022 год: общество ждёт объединения
Тесты на коронавирус: быстрее, но с менее...
Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»