ФРАНЦИЯ – ВОВСЕ НЕ МАЯК, ОСВЕЩАЮЩИЙ ВЕСЬ МИР

Во время празднования годовщины 8 мая 1945 года в 2016 году мы посчитали необходимым выступить с призывом признать, наконец, все колониальные преступления, совершённые Францией, а не ограничиваться только лишь отдельными претензиями.
Во время празднования годовщины 8 мая 1945 года в 2016 году мы посчитали необходимым выступить с призывом признать, наконец, все колониальные преступления, совершённые Францией, а не ограничиваться только лишь отдельными претензиями.

Оливье ле Кур Гран Мезон: Во время празднования годовщины 8 мая 1945 года в 2016 году мы посчитали необходимым выступить с призывом признать, наконец, все колониальные преступления, совершённые Францией, а не ограничиваться только лишь отдельными претензиями. Этот призыв, прежде всего, напоминает о методах и средствах, которые были в ходу в колониальный период при Третьей республике, и, в частности, о положении “туземцев” в качестве французских подданных вплоть до 1945 года. На правах таковых они были обязаны трудиться в обязательном порядке. Однако и после 1945 года их положение не улучшилось, поскольку, в отличие от того, что нам говорит забывчивая официальная хронология, поддерживающая великий национальный миф, Франция находилась в состоянии войны в своих колониях вплоть до 19 марта 1962 года.

– Международный призыв к признанию колониальных преступлений получил 2000 подписей. Чем объясняется неспособность или нежелание французского государства и политиков признать эти массовые убийства?

Оливье ле Кур Гран Мезон: С момента принятия закона от 23 февраля 2005 года, всё ещё действующего, правое крыло правительства в своих публичных выступлениях старается реабилитировать французское колониальное прошлое. Этот безнравственный закон закрепляет положительное толкование этого прошлого. Он стал своего рода прологом к борьбе, которая продолжается до сих пор. Подтверждение тому – высказывания Франсуа Фийона, который во время работы своей летней школы восхвалял “заслуги” французской колонизации. То же самое относится и к крайне правым. Что же касается нынешнего главы государства и поддерживающего его большинства, то их отличает неизменное малодушие.

– Что вы скажете тем, кто считает, что воскрешение этой болезненной памяти лишь усугубит так называемую “войну воспоминаний”?

Оливье ле Кур Гран Мезон: Признание колониальных преступлений положит конец тому, что переживается наследниками колониальной и постколониальной иммиграции как недопустимая дискриминация памяти. Вопреки тем, кто утверждает, что это признание приведёт к новому витку войны воспоминаний, оно будет лишь означать то, что особое прошлое этих людей, наконец, повсеместно признано.

Если мы избавимся от наших национальных мифов, застилающих нам взор, мы увидим, что Франция – не маяк, освещающий весь мир, а едва заметное тусклое свечение. Новая Зеландия, Австралия, Канада, США, Германия и Великобритания – все они признали ужасный вред, нанесённый коренным народам во время различных кровавых эпизодов их колониального и завоевательского прошлого. В некоторых случаях это официальное признание также сопровождалось финансовой компенсацией жертвам. Из недавних примеров – случай с США и с Великобританией, когда в июне 2013 года представители народа мау-мау, жертвы массовых убийств в Кении, совершённых британцами, выиграли дело в суде.

– Каковы основные проблемы, с которыми для французского общества связано коллективное признание этих преступлений?

Оливье ле Кур Гран Мезон: Во Франции проживают несколько миллионов наследников колониальной и постколониальной иммиграции, будь то французы, алжирцы или граждане других бывших колоний. На многих из них колониальное прошлое наложило неизгладимую печать, серьёзно повлияв на их собственную жизнь и жизнь их семей. Один из возможных способов восстановить справедливость в отношении жертв колониализма и их потомков – публично признать совершённые преступления.

– Почему во Франции это так трудно сделать?

Оливье ле Кур Гран Мезон: Колониальное прошлое охватывает как минимум три Республики: Третью, Четвертую и Пятую, равно как и все действовавшие тогда в стране политические силы: это и правые, и Французская секция Рабочего интернационала (SFIO), а в некоторых случаях и руководство ФКП, депутаты которой 12 марта 1956 года проголосовали за предоставление специальных полномочий, запрошенных социалистом Ги Молле. Пересмотр колониального прошлого подорвёт многие национальные и партийные мифы.

– На каких территориях продолжалась война после 1945 года?

Оливье ле Кур Гран Мезон: Прежде всего, это страшные массовые убийства в Сетифе, Гельме и Керрате, происходившие 8 мая 1945 года. В этих расправах участвовала не только колониальная милиция, но и французские вооружённые силы. Итог – почти 35 тысяч убитых. Речь идёт именно о государственном преступлении. Французские власти стремились продемонстрировать, что они не потерпят ни малейшего намёка на независимость любой из своих колониальных территорий. Подтверждение тому – убийства в Хайфоне в Индокитае в ноябре 1946 года, затем резня на Мадагаскаре (около 80 тысяч убитых). В июне 1945 года заканчивается Индокитайская война, а 1 ноября разгорелся алжирский конфликт. Количество погибших во французских колониях за период с 1945 по 1962 гг. оценивается в один миллион человек, что больше, чем общее число всех гражданских, военных и участников Сопротивления, погибших на стороне Франции во время Второй мировой войны (около 600 тысяч).

– Связано ли отношение к молодым алжирцам и арабам во Франции с этим колониальным прошлым?

Оливье ле Кур Гран Мезон: В частности, после 1945 года по отношению к тем, кого я называю колонизированными эмигрантами, применялись исключительные репрессивные меры. Во время демонстрации 14 июля 1953 года шестеро активистов “Движения за торжество демократических свобод”(MTLD) были убиты полицией. В октябре 1961 года для французских мусульман, выходцев из Алжира, проживающих в Париже и его пригородах, префект Морис Папон, с одобрения правительства Мишеля Дебре, ввёл комендантский час. Последовавшие за этим убийства и мирные собрания алжирского “Фронта национального освобождения” стали ещё одним свидетельством применения крайнего насилия. Что же касается нынешнего положения наследников колониальной и постколониальной иммиграции, то молодёжь из рабочих кварталов сегодня стала воплощением бедных и опасных классов XXI века, и применение насилия со стороны полиции по отношению к ним стало обыденной реальностью. Кроме того, установившаяся полицейская практика в рабочих кварталах (проверки по факту определённой внешности, унижения и жестокое обращение) устанавливает что-то вроде постоянного чрезвычайного положения, цель которого, пусть это и не озвучивается в открытую, не выпускать эту молодёжь за пределы таких районов.

 

 

Текст петиции можно найти на сайтах mesopinions.com и l’Humanite.fr

На ту же тему

Korian, DomusVi: Гонения на членов профсоюзов в...
«Мы упустили шанс на мир»
Власть грозит кулаком «внутреннему врагу»
Через год после путча левые возвращаются к...