АСТАНА ОТКРЫВАЕТ ДОРОГУ НОВЫМ ПЕРЕГОВОРАМ

Министру иностранных дел Франции Жан-Марку Эйро наглости не занимать! В то время как вчера в Астане (Казахстан) продолжались переговоры, французский министр выступил из…Саудовской Аравии.
Министру иностранных дел Франции Жан-Марку Эйро наглости не занимать! В то время как вчера в Астане (Казахстан) продолжались переговоры, французский министр выступил из…Саудовской Аравии.

Министру иностранных дел Франции Жан-Марку Эйро наглости не занимать! В то время как вчера в Астане (Казахстан) продолжались переговоры между представителями вооружённых повстанцев и сирийской властью, и было достигнуто согласие между тремя странами-участницами – Россией, Турцией и Ираном – по укреплению режима прекращения огня, французский министр выступил из…Саудовской Аравии. “Мы желаем успеха этим переговорам, по крайней мере, по одному приоритетному вопросу – эффективному прекращению боевых действий”, – заявил он, сидя рядом со своим саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром. – При этом мы требуем, чтобы переговоры в Женеве в рамках Организации объединенных наций и под эгидой ООН возобновились как можно скорее.” Для этого, кстати, совсем не помешало бы, чтобы позиция Франции стала более конструктивной и не столь очевидно отмеченной печатью саудовских интересов. Именно этого и не хватает для того, чтобы добиться хоть сколько-либо значимого прогресса на переговорах в Женеве.

Почему? Потому что до настоящего момента никто не выразил желания добиться политического результата. Все действия были сосредоточены на военной победе повстанцев над сирийской властью. Вмешательство России осенью 2015 года, безусловно, изменило расклад сил. Но встреча в Астане смогла состояться только потому, что один из важнейших сторонников этих повстанцев, одна из стран, держащая в руках ключ к решению проблемы, будучи пограничным государством, изменила свою тактику. Речь идёт о Турции. Как вооружённые группировки, так и представители сирийской власти, прибывшие в Астану, продемонстрировали свою зависимость от внешних сил.

Предусматривая “механизм для мониторинга и обеспечения полного выполнения соглашения о прекращении огня с целью избежать любых провокаций” в Сирии, документ, подписанный тремя странами-участницами, также констатирует, что “не существует военного решения конфликта, он может быть разрешён только в рамках политического процесса”. Сегодня все это хорошо понимают. И со стороны сирийского режима, и со стороны повстанцев было сделано несколько заявлений, ставящих целью обозначить свою независимость и своё политическое поле. Теперь проложен путь для возобновления переговоров в Женеве под эгидой ООН на более понятных основаниях.

На ту же тему

Ереван и Баку намерены продолжать войну
Вакцина от коронавируса: урок солидарности от Китая
Как Франция делала из испанских героев изгоев
Palantir покупает репутацию