Тревожный сдвиг в европейской безопасности

А что, если под лозунгом борьбы с терроризмом Европа движется в сторону режима беззакония? Это предупреждение вчера прозвучало в новом докладе Amnesty International, озаглавленном "Несоразмерные меры: растущие масштабы политики безопасности в странах ЕС".
А что, если под лозунгом борьбы с терроризмом Европа движется в сторону режима беззакония? Это предупреждение вчера прозвучало в новом докладе Amnesty International, озаглавленном "Несоразмерные меры: растущие масштабы политики безопасности в странах ЕС".

А что, если под лозунгом борьбы с терроризмом Европа движется в сторону режима беззакония? Это предупреждение вчера прозвучало в новом докладе Amnesty International, озаглавленном “Несоразмерные меры: растущие масштабы политики безопасности в странах ЕС”. После двух лет исследований правозащитная организация подробно изложила меры, принятые четырнадцатью странами для борьбы с терроризмом.

Напоминая, что “угроза реальна, а необходимость обеспечения защиты бесспорна”, Джон Далхьюзен, директор европейский программ Amnesty, между тем полагает, что “вместе взятые, эти меры наглядно показывают, как по кирпичику разбирается вся европейская система защиты прав человека, которая выстраивалась ещё со времён Второй мировой войны”. “Эти меры пошатнули принцип верховенства права, укрепили исполнительную власть, подорвали механизм судебного контроля, ограничили свободу выражения мнений и поместили всё население под контроль и наблюдение правительств”, – говорится в докладе.

Amnesty International изучила антитеррористическое законодательство 14 государств

Являясь обычно исключительной мерой, чрезвычайное положение всё чаще входит в норму. Вслед за Францией, которая сыграла в данном вопросе лидирующую роль, Венгрия, Польша и Болгария, не пострадавшие от терроризма напрямую, также приняли законы, облегчающие введение и сохранение чрезвычайного положения. Как отмечается в докладе, эти законы позволяют неограниченно расширять полномочия исполнительной власти и прибегать к беспрецедентным ограничениям основных свобод. Так, в законе, принятом Польшей, предусматривается полный запрет общественных собраний, а также массовые наблюдения без предварительного согласия за целыми группами населения. Например, отныне разрешается прослушивание всех иностранных граждан в течение трёх месяцев без какого бы то ни было судебного контроля…

Ограничения индивидуальных прав

Во имя преследования подстрекательства к терроризму, было существенно расширено понятие преступления инакомыслия. Так, например, во Франции, Испании, Соединенном Королевстве и Германии были введены понятия “преступления подстрекательства и поощрения терроризма”. Будучи достаточно размытыми, эти понятия позволяют привлекать к ответственности за простое использование слова, как это уже испытали на себе два испанских кукловода, обвинённые в феврале 2016 года в “прославлении терроризма” и в “подстрекательстве к ненависти и насилию” за представление, в котором одна из кукол держала табличку “Gora Alka ETA” [Игра слов: “Да здравствует ЭТА” (леворадикальная сепаратистская организация “Страна басков и свобода”) похожее по звучанию на “Да здравствует Аль-Каида!”[1]]. Необходимость проводить меры по предотвращению угрозы терроризма, на которую ссылаются государства, также позволяет наказывать не только за действия, но и за преступные намерения. В ответ на все эти посягательства на права человека реакция европейских институтов была “вялой”. Авторитет Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), как последней инстанции и гаранта индивидуальных свобод, всё чаще оспаривается. “Мотивированные страхом проявить слабину или способствовать распаду Европы, все эти уступки заставляют ЕС отказываться от собственных ценностей”, – полагает Amnesty. Как замечает Доминик Кюрис, руководитель программы основных свобод Amnesty: “Франция в этом процессе часто служила образцом для подражания. Она также сыграла ключевую роль в составлении европейской директивы по борьбе с терроризмом, которая должна быть принята сегодня и которая окончательно закрепит ограничения индивидуальных прав”.

Антитеррористическое законодательство также подрывает принцип недискриминации. Оно сделало возможной криминализацию мигрантов и ищущих убежища, в частности на востоке ЕС. Так Ахмед Х., сириец, проживающий на Кипре на законных основаниях, был приговорён в Венгрии к десяти годам лишения свободы за “террористический акт”. Какое преступление он совершил? Он находился на границе, помогая родителям, приехавшим из Сирии, и через мегафон обратился к полиции с просьбой расступиться, чтобы дать пройти беженцам. “Помимо проблемы мигрантов, существует связь между этими мерами и страхом перед всем иностранным, и мусульманским вообще”, – полагает Джон Далхьюзен. – Ведь на деле, мы гораздо легче соглашаемся на антитеррористические меры и ограничения свобод, если считаем, что они касаются других”. Однако в нынешний период роста популистских настроений Amnesty призывает европейских читателей “проявлять крайнюю осмотрительность в том, что касается того круга полномочий и той степени контроля над их жизнью, которые они готовы передать своим правительствам”.

Положить конец чрезвычайному положению

Двадцать ученых и общественных деятелей, среди которых Этьенн Балибар, Серж Слама, Мирей Дельмас-Марти и Тома Пикети, обратились к кандидатам на пост президента, требуя положить конец чрезвычайному положению, неэффективному и опасному для демократии. “Уже более года назад группа людей, серьезно занимавшаяся изучением данного вопроса, продемонстрировала, что режим чрезвычайного положения “исчерпал” свое полезное влияние”, – отмечают авторы этого обращения. Они также указывают на риски “привыкания” к этому режиму, являющемуся отступлением от нормы и подрывающему “основополагающее равновесие нашей демократии”.


[1] Запрещенная в России группировка – прим. ред.

На ту же тему

Первая победа профсоюзов Suez в парижском суде
Левые и 2022 год: общество ждёт объединения
Тесты на коронавирус: быстрее, но с менее...
Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»