Американская промышленная группа, мировой лидер на рынке электробытовой техники, закрывает свой последний завод во Франции. Три волны сокращений, в результате которых численность персонала сократилась с 1300 человек в 2002 году до 290, не спасли предприятие: отныне производство перемещается в польскую Лодзь. Диалог с администрацией, на который надеялись профсоюзы, кончился безрезультатно. Рабочие подавлены: промышленные предприятия одно за другим переносятся на восток, и найти новую работу всё сложнее. Открывающиеся логистические предприятия онлайн-торговли, такие как Amazon, создают на порядки меньше рабочих мест, чем те, что исчезают в результате выноса производства.
В пятницу на стоянке у завода Франсуа Рюффен встречает одного из своих «приятелей по футболу». «Как дела?» - интересуется журналист, недавно выдвинутый на парламентских выборах кандидатом от "левых" сил, не входящих в Социалистическую партию.

В пятницу на стоянке у завода Франсуа Рюффен встречает одного из своих «приятелей по футболу». «Как дела?» – интересуется журналист, недавно выдвинутый на парламентских выборах кандидатом от “левых” сил, не входящих в Социалистическую партию. «Боевой дух, конечно, порядком надломлен, – отвечает пятидесятилетний рабочий. – Я действительно думал завершить свою профессиональную жизнь здесь». Здесь – это на заводе Whirlpool в Амьене (департамент Сомма), который ежегодно выпускает 1300 сушильных машин. Это последний во Франции завод американской группы, являющейся мировым лидером на рынке электробытовой техники. В 2015 году её оборот составил 19,5 миллиардов евро. Завод уже обречён: 24 января дирекция объявила, что производство прекратится 1 июня 2018 года и будет перемещено в Лодзь в Польшу. С 2014 года, когда компания “Whirlpoo” выкупила контрольный пакет акций компании “Indesit”, амьенские рабочие уже почувствовали нависшую над ними угрозу предстоящей реорганизации. В конце прошлого года свой пост покинул директор пикардийского завода Рафаэль Дельрю. Будучи настоящим амьенцем, он до последнего противился закрытию завода, несмотря на остановку производства стиральных машин и волны увольнений в 2002, 2005 и 2008 годах, в результате которых штат завода сократился с 1300 до 290 постоянных сотрудников. Месяц назад появились новый директор и новый начальник отдела кадров завода. Затем, в один прекрасный день с завода был вывезен весь запас готовой продукции, якобы на хранение в надёжном месте. Вскоре после этого пришли печальные новости.

В последнее время столице Пикардии приходилось непросто

Тем не менее, несмотря на небезосновательные опасения, Паскаль Лефевр, член “Французской конфедерации христианских рабочих” (CFTC), как и большинство его коллег, до последнего надеялся что у завода есть большие шансы избежать столь печальной участи:«С момента приобретения “Indesit”, мы думали, что что-то должно произойти. Но поскольку обычно все изменения обсуждались, и мы всегда были готовы к диалогу, мы полагали, что у нас есть шанс сохранить свои рабочие места».

В Амьене новость встретили с некоторым чувством обречённости. Стоит сказать, что в последнее время столице Пикардии приходилось непросто: завод “Goodyear” ранее был перемещён в Катовице (Польша); в нескольких километрах от него, в Айи-сюр-Сом, закрыл свой завод производитель мясных продуктов “Bigard”… «Здесь во главе угла производство. Промышленность играет главную роль в том, что касается обеспечения конкуренции среди рабочих. Так что сейчас нам приходится туго», – резюмирует Франсуа Рюффен. – Послание дирекции предельно ясно: «В Польше дешевле, поэтому валим в Польшу». Я прекрасно помню, как пятнадцать лет назад решили перенести производство стиральных машин. Это было в Словакии, и руководство ссылалось на те же самые причины».

Обязательства руководства группы по поиску покупателя предприятия не вызывают большого энтузиазма среди рабочих. «Поиск покупателя является обязательным в соответствии с законом Форанж, – поясняет Патрис Синоке, профсоюзный представитель “Французской демократической конфедерации труда” (CFDT) и секретарь Комитета по гигиене, безопасности и условиям труда (CHSCT). – Он является частью плана по сохранению рабочих мест. Ничего особенного». Дабы проявить участие, правительство в лице премьер-министра Бернара Казнева пообещало разработать программу помощи Амьену. Но никто в это больше не верит. «Этот план – пустая болтовня! Его уже просто-напросто не будет к моменту реализации, – полагает Рюффен. – Ты видел хоть раз, чтобы при закрытии компании не обещали плана реиндустриализации? Это просто спектакль! Я вот уже восемнадцать лет это всё наблюдаю, и всегда происходит одно и то же». Жаки Энен, бывший евродепутат и федеральный секретарь ФКП в Сомме, также не проявляет большого энтузиазма: «План реактивизации региона? Мы попросим денег у «Вирпула» и передадим их «Амазону», чтобы создать рабочие места. Но рабочие места и так уже созданы!». Действительно, несколько месяцев назад, стараясь отвлечь внимание от истории с заводом “Goodyear”, мэрия (коалиция Союза демократов и независимых и Республиканцев) хвасталась в местной прессе скорым открытием логистической платформы американской компании онлайн-торговли. Однако этого, безусловно, недостаточно, чтобы компенсировать тысячи закрытых за последние годы рабочих мест. Как поясняет Франсуа Рюффен: «Площадь та же, только здесь у тебя три парня на весь огромный логистический склад».

В среду президент и начальник отдела кадров “Whirlpool France” приехали на встречу из Ла-Дефанс в центральный офис компании. «Встреча началась в 14 часов. В 14:16 всё уже закончилось», – рассказывает Патрис Синоке. Руководство отказалось рассматривать требование выборных лиц добавить в повестку некоторые пункты, в частности, право оповещения. Встречу просто-напросто перенесли. «Они готовы приехать в страну, чтобы продавать, получать прибыль и складывать выручку в карман, в остальном они нас презирают», – добавляет Патрис.

«Почему мы должны это терпеть?», – задается вопросом коммунист, собираясь призвать к бойкоту всех брендов этой группы. Франсуа Рюффен, со своей стороны, не понимает, «как можно рассматривать случай с “Whirlpool” или с “Goodyear” вне общеевропейского контекста. В случае с “Goodyear” речь тоже шла о перемещении производства в Польшу, в Катовице. И поскольку в центре их идеологии стоит Европа, они не хотят поднимать ворох проблем. Во всех их пресс-релизах ни разу не встречается слово «Европа». В остальном рабочие готовы сорганизоваться сами: «Мы намерены проводить активную межпрофсоюзную работу. Необходимо встретиться вместе и выработать общую цель». Поскольку надежды на сохранение рабочих мест уже призрачны, эта цель сегодня состоит в том, чтобы прийти к общему «образцовому плану».

На ту же тему

Компании группы GAFA не платят налоги
Вокруг да около компании Suez
ВКТ предлагает альтернативный экономический план
Печальные итоги года для французской экономики