ГРЕЧЕСКИЙ ДОЛГ – НЕПЛОХАЯ ПРИБЫЛЬ КРЕДИТОРОВ

Покидая Еврогруппу, бывший министр финансов Германии, несгибаемый Вольфганг Шойбле, позволил себе следующее признание по поводу греческих пертурбаций: «Что касается меня, я бы не хотел, чтобы меня вынудили проводить подобные реформы в Германии».
Покидая Еврогруппу, бывший министр финансов Германии, несгибаемый Вольфганг Шойбле, позволил себе следующее признание по поводу греческих пертурбаций: «Что касается меня, я бы не хотел, чтобы меня вынудили проводить подобные реформы в Германии».

Покидая Еврогруппу, бывший министр финансов Германии, несгибаемый Вольфганг Шойбле, позволил себе следующее признание по поводу греческих пертурбаций: «Что касается меня, я бы не хотел, чтобы меня вынудили проводить подобные реформы в Германии». И добавил при этом, что «проблемой Греции в будущем десятилетии станет не долг», а «продолжение реформ» (имеются в виду ультралиберальные реформы, навязанные стране с 2010 года в обмен на новые кредиты). Этот суверенный долг, после неолиберального шока, который ввели в стране ценой обрушившегося дохода и покупательского спроса, социального распада и глубокой экономической рецессии, достигает 180% от ВВП. Но для кредиторов греческий долг, в действительности, не является проблемой. Это, скорее, выгодное дельце, которое принесло миллиарды евро прибыли ЕЦБ, МВФ и странам-членам Европейского союза, во главе с Германией и Францией.

Для Греции же, вопреки утверждениям Вольфганга Шойбле, из-за отказа Германии значительно облегчить долговое бремя страны, долг остаётся проблемой номер один. Но если суверенный долг является ловушкой для Афин, то для кредиторов страны он представляет собой настоящий джек-пот. Марио Драги, глава ЕЦБ, 10 октября, в ответе на запрос греческого евродепутата Николаоса Шунтиса (группа GUE-NGL «Европейские объединённые левые/Лево-зелёные Севера»), открыл секрет. В письме Драги подробно перечисляет прибыли, полученные благодаря доходу от греческих ценных бумаг, выкупленных в период между маем 2010 года и сентябрём 2012 в рамках «Securities Markets Programme» (SMP), которая уполномочивала ЕЦБ выкупить на вторичном рынке облигации, выпущенные государствами еврозоны, находящимися в трудных экономических условиях, в разгар кризиса. Тогда ЕЦБ выкупил греческие государственные долговые обязательства на сумму в 35 миллиардов евро, что стало настоящей удачей для французских, немецких, бельгийских банков, спешивших избавиться (по сходной цене) от этих рискованных облигаций до реструктуризации 2012 года, которая навязала дисконт (уценку) в 53 %, применяемую без компенсации только к греческим общественным институтам – держателям этих ценных бумаг (пенсионные фонды, университеты, и т.д.). В то время ЕЦБ воспользовался своим статусом общественного института, чтобы избежать такой уценки, уменьшающей ценность греческих облигаций…

В своём послании Марио Драги признаёт, что проценты, уплаченные греческим государством, принесли его банку 7,8 миллиардов евро за период с 2012 по 2016 гг. Что стало с этими деньгами? Еврогруппа (конклав министров финансов стран еврозоны) формально взяла на себя обязательство вернуть эту прибыль Афинам, при условии, что греки послушно согласятся с навязанной кредиторами дисциплиной строгой экономии. И действительно, в 2013 году ЕЦБ перечислил 3 миллиарда евро консервативному правительству Антониса Самараса. Но после прихода к власти «Сиризы» в 2015 году перевода денег не было. «Решение возобновить перечисления зависит от государств-членов еврозоны», – уклончиво отвечает Драги. К этому кокетливому приросту капитала надо добавить прибыли, полученные Национальными Центральными банками, выкупившим греческие облигации в рамках ещё одной программы, названной «Agreement on Nets Financial Assets» (Anfa). Здесь уже не озвучиваются никакие точные цифры. Единственный указатель – это сумма в 4,3 миллиарда евро, перечисленная Греции в рамках программ SMP и Anfa, которую упоминает еврокомиссар по экономическим делам Пьер Московиси. ЕЦБ подчёркивает, что прибыли, полученные от греческого долга, были распределены между Центральными банками, а затем переведены в Национальные казначейства. Для некоторых стран-членов еврозоны эти суммы смешивались с процентами, полученными в соответствии с двусторонними кредитами, предоставленными Греции в 2010 году. Например, Берлин получил 1,34 миллиарда евро, из которых 952 миллиона – через ЕЦБ и Бундесбанк (Немецкий федеральный банк), а 393 миллиона – прибыли от кредита в 15,2 миллиардов евро, полученного Афинами от Банка Развития KfW. С французской стороны, всё менее прозрачно, но Счётная палата оценивает в 846,8 миллионов евро сальдо, накопленное из процентов греческого долга, полученных Банком Франции, которые не были возвращены Афинам. В случае положительного решения Еврогруппы, эти суммы будут перечислены Греции «на блокированный счёт, предназначенный для обслуживания её долга», уточняется в документе.

Предприятие по социальному разрушению и ликвидации общественных благ

Для Международного валютного фонда (МВФ) греческий долг тоже выгодное дело. По данным британской НПО «Jubilee Debt Campaign» («Юбилей – за списание задолженности»), этот организация заработала 2,5 миллиарда евро на кредитах, полученных от него Афинами, начиная с 2010 года. Являясь инициатором петиции, требующей возврата Афинам прибылей, полученных от долга, евродепутат (группа GUE-NGL, «Европейские объединённые левые/Лево-зелёные Севера») Патрик Ле Ярик, директор «L’Humanite», оценивает в 10 миллиардов суммарную упущенную выгоду для Греции, что эквивалентно «двум третям расходов страны на здравоохранение». «Программы финансовой помощи», условием которых является предприятие по социальному разрушению и ликвидации общественных благ, не имеют ничего общего с «помощью Греции». Для кредиторов они в основном представляли собой возможность прибыльных финансовых операций. «Проценты, уплаченные Афинами, должны быть возвращены Греции, но эти значительные суммы нужно направить на социальные расходы», – настаивает Эрик Туссен, официальный представитель «Комитета за списание нелегитимного государственного долга» (CADTM).

С 2010 года Греция, действительно, не перестаёт занимать для того… чтобы расплачиваться за свой долг. Менее 10 % от сумм, одолженных стране с 2010 года, пошли в бюджет греческого государства. Остальное, присвоенное финансовой сферой, было предназначено для погашения займов в срок, для выплаты процентов, для рекапитализации банков. По мнению экономиста Дени Дюрана, выходя за рамки греческого примера, вся монетарная политика, развёрнутая с 2008 года в ответ на кризис евро, потерпела поражение. «Огромные вбросы ликвидности на рынки Европейским Центральным Банком не послужили возобновлению активности и экономического роста в еврозоне. Эти деньги находятся на финансовых рынках. Это как тушить очаг возгорания бензином», – заключает он. Дюран считает, что в Греции, как и во всём Евросоюзе, эти деньги должны были, напротив, послужить финансированию амбициозных инвестиционных проектов, «чтобы поддержать занятость и научные исследования, развивать общественные службы, защитить окружающую среду, принимать беженцев», чтобы привести в действие новую логику, в противовес адскому замкнутом кругу спекуляций, который ведёт к краху в будущем.

На ту же тему

Наличные деньги – истинная цель приватизаций
Утечка капитала: как выводятся нефтяные деньги Уганды
Макрон балует самых богатых
Шутка дня: Каймановы Острова больше не налоговый...