«France Telecom»: Беспрецедентный судебный процесс

В пятницу, 20 декабря, коррекционный суд Парижа признал компанию из рейтинга CАС 40 и её топ-менеджеров в оказании психологического давления при организации работы. Беспрецедентный приговор.
В пятницу, 20 декабря, коррекционный суд Парижа признал компанию из рейтинга CАС 40 и её топ-менеджеров в оказании психологического давления при организации работы. Беспрецедентный приговор.

В пятницу, 20 декабря, коррекционный суд Парижа признал компанию из рейтинга CАС 40 и её топ-менеджеров в оказании психологического давления при организации работы. Беспрецедентный приговор.

Суд вынес решение, которое войдёт в историю. В пятницу, 20 декабря, коррекционный суд Парижа признал бывшего генерального директора «France Telecom» Дидье Ломбара, бывшего исполнительного директора Луи-Пьера Вене и бывшего главу кадровой службы этой компании Оливье Барберо виновными в оказании институционального психологического давления путём сокращения 22 000 рабочих мест, что стало причиной глубокого кризиса, разразившегося в компании в период с 2007 по 2010 годы. Обвиняемые выслушали приговор стоя, с бесстрастными лицами. Трёх высших руководителей компании приговорили к одному году лишения свободы (из них восемь месяцев условно), и к штрафу в размере 15 000 евро, что очень близко к максимальному наказанию, на котором настаивали прокуроры Республики. Ещё четверо обвиняемых (Натали Буланже, Брижитт Дюмон, Ги-Патрик Шеруврие и Жак Мулен), содействовавшие оказанию психологического давления, приговорены к четырём месяцам тюрьмы условно и 5 000 евро штрафа. Компания «France Telecom», переименованная в «Orange» и представшая перед судом как юридическое лицо, должна будет выплатить максимально возможный в данном случае штраф – 75 000 евро. Впервые во Франции компания, входящая в рейтинг САС 40, и её руководители наказаны за подобные действия. Сделан важнейший шаг – правосудие признало факт систематического оказания психологического давления и травли на рабочем месте.

Судья в течение часа зачитывал перед полным залом текст приговора, занявший 343 страницы, отдельные фрагменты которого звучат беспощадно. Как отметила председатель суда Сесиль Луи-Луайян, процитировав Жана де Ля Фонтена: «Нет, умерли не все, но всем досталось». Дело в том, что внедрение плана «Next» привело к ухудшению морально-психологического климата в компании (следователи зафиксировали 39 доказательств этого, в том числе 19 случаев самоубийства), но «руководство предпочло стратегию форсированного наступления», не имевшую ничего общего с многочисленными «добровольными» увольнениями по желанию работников, о которых рассказывали подсудимые все два месяца, в течение которых длился этот масштабный процесс. У судей сомнений нет: «Средства, использованные для достижения цели – сокращение 22 000 рабочих мест за три года – можно квалифицировать как запрещённые».

Таким образом, факты оказания институционального психологического давления в период между 1 января 2007 года и 31 декабря 2008 года «полностью подтвердились». «В это время активно использовались три механизма: давление в ходе контроля за численностью сотрудников, колебания размера оплаты административных работников (в зависимости от решения задач по сокращению сотрудников – прим. ред.) и моральное воздействие на менеджеров». По заключению суда, речь идёт о «массовой общей политике и действиях, которые повторялись на протяжении последующих лет и подталкивали людей к увольнению». При этом суд решил, что период широкого обсуждения этого кризиса в СМИ летом 2009 года (после самоубийства Мишеля Депари) не подлежит рассмотрению, хотя и признал, что в то время ещё продолжали сказываться последствия проведения плана «Next». В отношении трёх главных обвиняемых, «которые систематически перекладывали ответственность за происходившее на руководителей среднего звена», вердикт суда однозначен: «они сыграли в этом деле ведущую роль» и проводили «корпоративную политику в соответствии с заранее согласованным планом, направленную на то, чтобы ухудшить условия труда для работников «France Telecom» и тем самым подтолкнуть их к увольнению из компании».

Выходя из зала суда, адвокаты гражданских истцов не скрывали своего удовлетворения. Мэтр Сильви Топалофф отметила: «Это очень волнующий момент для всех потерпевших. Признано, что психологическое давление может быть результатом корпоративной политики». Патрик Акерман, член профсоюза «Sud2 для сотрудников почты и телекоммуникационных служб, который обратился у суд в ещё сентябре 2009 года, положив этим начало разбирательству, сказал: «После десятилетнего ожидания мы всё же почувствовали облегчение, раз нашим делом занялся суд. Для нас этот процесс – только отправная точка».

Рафаэль Лувраду, сын сотрудника компании «France Telecom» Реми Лувраду, покончившего с собой 26 апреля 2011 года, доволен тем, как складывается ситуация: «До суда обвиняемые вели себя вальяжно. Но теперь они заволновались (…). Заявление председателя суда о том, что обвиняемые пользовались «запрещёнными» методами, выражает всю суть этого процесса, который должен положить начало переменам». Адвокаты ответчиков уже сообщили о намерении обжаловать приговор. Мэтр Жан Вейль, защитник Дидье Ломбара, заявил, что принятое решение «не имеет под собой правовых оснований. Это полнейшая демагогия».

Только руководство «Orange» сообщило, что не станет подавать апелляцию. Пострадавшие, которым предстоит участвовать в ещё одном судебном разбирательстве, должны получить более 3 миллионов евро в качестве компенсации. Эта сумма будет выплачиваться им всем с начала следующего года. «Мы надеемся, что сегодняшний приговор станет для кого-то уроком, – отметил Себастьян Крозье, лидер Французского профсоюза управленцев «CFE-CGC», – хотя он не вернёт наших погибших коллег».

Опубликовано 20/12/2019

На ту же тему

Марксизм глазами неевропейца
Государственную компанию EDF делят на мелкие части...
Новый теракт исламистов во Франции
Alinéa, Auchan… Давняя семейная традиция клана Мюлье...