Евросоюз готов «благословить» девять налоговых оазисов

Багамские острова, Бермуды, Гернси, Гонконг, Остров Мэн, Каймановы острова, Британские Виргинские острова, Джерси и Панама могут быть вычеркнуты из списка налоговых оазисов, составленного Европейским Союзом. Как это возможно?
Багамские острова, Бермуды, Гернси, Гонконг, Остров Мэн, Каймановы острова, Британские Виргинские острова, Джерси и Панама могут быть вычеркнуты из списка налоговых оазисов, составленного Европейским Союзом. Как это возможно?

Клотильд Матьё: Вам стало известно о том, что Багамские острова, Бермуды, Гернси, Гонконг, Остров Мэн, Каймановы острова, Британские Виргинские острова, Джерси и Панама могут быть вычеркнуты из списка налоговых оазисов, составленного Европейским Союзом. Как это возможно?

Квентин Парринелло: Мы пришли к этому выводу на основании критериев, разработанных Европейским Союзом: прозрачность, справедливость налогообложения, использование оптимальных приёмов налогообложения. Похоже, что этих параметров недостаточно, поскольку они не учитывают многих пагубных методов, используемых в фискальной сфере. В качестве примера можно назвать Гонконг, где существовало две ставки налогообложения: одна – для видов деятельности, которые осуществлялись на территории страны, а другая – для тех работ, которые велись за её пределами. Такая практика считается несправедливой и дискриминационной. Для того, чтобы быть вычеркнутым из списка ЕС, Гонконг установил нулевую процентную ставку для всех видов деятельности, что было расценено как ещё более пагубная практика.

Между тем Евросоюз действительно вычёркивает некоторые страны из своего списка. Если применять его критерии, то в перечне должны фигурировать пять стран: Кипр, Ирландия, Мальта, Люксембург и Голландия. Однако надо понимать, что налоговые оазисы – это лишь первое звено в цепи налоговых махинаций. На основании списка можно выследить истинных виновников происходящего. И это заставляет задуматься о главной проблеме: какова главная цель налоговой политики. В то время как подобные уловки приобретают всё большее распространение в Европе, правительства отказываются принимать жёсткие меры в отношении налоговых оазисов, расположенных на территории Евросоюза. Правительствам европейских стран давно пора навести порядок у себя дома.

К.М.: Относится ли это к ставке, применяемой в отношении компаний Gafа (Google, Amazon, Facebook, Apple), о которой вчера объявило французское правительство?

К.П.: В самом деле, нельзя не заметить большие расхождения между тем, что говорят политики, и тем, что они делают. Несомненным достоинством ставки Gafam, о которой было объявлено вчера на заседании кабинета министров, является то, что она выявила недостатки системы. Но эффект от её введения приходится признать символическим. По словам Брюно Ле Мэра, к 2021 году объём поступлений в бюджет от этой трёхпроцентной ставки достигнет 500 миллионов евро. Но это капля в море по сравнению с суммой налоговых махинаций, которая оценивается в 80 – 100 миллиардов евро в год, тем более что не только гиганты цифровой индустрии скрывают часть своих доходов от налогообложения.

К.М.: Сегодня продолжаются переговоры в рамках ОЭСР, и неправительственные организации следят за ними с неослабевающим вниманием. Какие вопросы вызывают наибольший интерес?

К.П.: Сейчас речь идёт о двух финансовых реформах. Одна из них касается порядка налогообложения прибылей, получаемых крупными предприятиями. Вторая содержит предложение об установлении минимальной ставки эффективного налогообложения. Эти две реформы, обсуждаемые представителями 127 стран, могут стать причиной «взрыва в налоговой системе. Остаётся только понять, о каких именно мерах идёт речь. Например, может случиться так, что в конечном счёте будет установлена слишком низкая ставка, между 5 и 10 %, и это ничего не изменит.

К.М.: В преддверии выборов в Европарламент борьба с уклонением от налогов выходит на первый план. Какие меры, на Ваш взгляд, должны быть включены в программы кандидатов в качестве приоритетных задач?

К.П.: Пересмотр критериев – непременное условие для составления амбициозной программы. То же самое можно сказать о введении санкций против отдельных стран. Ещё одна насущная задача – повышение прозрачности налоговой системы для реформирования налога на прибыль предприятий. Сколько налогов платят такие компании, как LVMH или Coca-Cola, в той или иной стране? Никто не знает ответа на этот вопрос. Между тем анализ налогообложения, который не проводится вот уже полтора года, совершенно необходим для того, чтобы взимать налоги по месту ведения деятельности той или иной компании.

Парламент нового созыва обязательно должен вернуться к обсуждению этого вопроса, чтобы оказывать соответствующее давление на Еврокомиссию и Совет Европы. Движение «жёлтых жилетов» ещё раз показало, что люди требуют борьбы с уклонением от налогов. В 2015 году транснациональные корпорации перевели свои доходы в размере около 600 миллиардов долларов (526 миллиардов евро) в налоговые оазисы, каждый третий из которых находится на территории Евросоюза. За один только 2015 год человеческие издержки Франции, Испании, Италии и ФРГ достигли примерно 35 миллиардов евро. Если бы эти средства были направлены, например,  в сферу здравоохранения, то стоимость медицинских услуг для налогоплательщиков снизилась бы на 28 %.

На ту же тему

ВКТ предлагает альтернативный экономический план
Печальные итоги года для французской экономики
Ford уходит из Франции
Поддержка бизнеса щедрой рукой