Япония-Корея: Поле битвы – историческая память

Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио вот-вот могут начать двустороннюю торговую войну. Страны обмениваются санкциями, которые рикошетом бьют по интересам США.
Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио вот-вот могут начать двустороннюю торговую войну. Страны обмениваются санкциями, которые рикошетом бьют по интересам США.

Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио вот-вот могут начать двустороннюю торговую войну. Страны обмениваются санкциями, которые рикошетом бьют по интересам США.

В округе Чун-гу происходят массовые народные демонстрации. Муниципальные власти распорядились снять плакаты с призывом «бойкотировать Японию». Само появление подобных лозунгов в центре Сеула даёт представление о масштабах конфликта, разгоревшегося между Южной Кореей и Японией. На этот раз бесконечная война в сфере исторической памяти развернулась на торговом фронте: две страны ввели целый ряд взаимных санкций после того, как в конце октября прошлого года Верховный суд Южной Кореи обратился к японскому производителю «Nippon Steel & Sumitomo Metal» с требованием возместить четырём рабочим ущерб за принудительный труд на одном из японских металлургических заводов в годы Второй мировой войны. Вскоре аналогичное требование было выдвинуто и в отношении «Mitsubishi Heavy Industries». Японская сторона расценила эти постановления суда как нарушение соглашения 1965 года о подневольном труде, в котором сказано, что все противоречия по этому поводу разрешены «полностью и окончательно».

Ответные меры последовали в начале июля, когда националистически настроенный премьер-министр Японии Синдзо Абэ принял решение о введении санкций против Южной Кореи, занимающей третью строчку в рейтинге торговых партнёров Токио. В частности, глава правительства ограничил экспорт химических веществ для промышленности высоких технологий, объяснив, что такие компоненты могут быть использованы и для производства вооружений. Над крупными южнокорейскими компаниями, такими как «Samsung» и «LG», нависла реальная угроза. Вчера японское правительство согласилось отменить санкции только для одного предприятия.

Движение за бойкот японских товаров, возникшее как ответ на «экспортное эмбарго», вызвало широкий резонанс. 3 700 предпринимателей и трейдеров прекратили сотрудничество с японскими партнёрами, полки магазинов «Uniqlo» опустели, объём продаж японского пива, крупнейшим потребителем которого является Южная Корея, снизился на 40 %, а количество приобретённых туристических путёвок в Японию, по оценке южнокорейских туроператоров, уменьшилось на 70 %. На сайте Олимпийских игр-2020 в Токио появилась карта с изображением островов Такэсима (Токто), из-за которых Япония и Южная Корея ведут территориальные споры. 2 августа власти Японии вступили в новый этап торговой войны, вычеркнув своего соседа из перечня двадцати семи государств, на которые не распространяется требование о получении специального разрешения при закупке определённых видов продукции у японских предприятий. Уже на следующий день тысячи граждан Южной Кореи вышли на улицы Сеула с лозунгом «Нет унизительным японо-корейским отношениям». С 28 августа аналогичная мера будет применена к Японии. Кроме того, Сеул намерен вынести конфликт на рассмотрение Всемирной торговой организации (ВТО).

Следует отметить, что народная память по-прежнему хранит воспоминания об ужасах войны, и возникающий то и дело вопрос о репарациях постоянно отравляет двусторонние отношения. Один из его аспектов – женщины для утех (иными словами – сексуальные рабыни), услугами которых пользовались солдаты японской императорской армии. В период оккупации (с 1905 по 1945 годы) Япония занималась разграблением сырьевых ресурсов и запрещала использование корейского языка. Комментируя в недавнем интервью торговое соперничество со Страной восходящего солнца, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин заявил: «Мы больше никогда не проиграем Японии». Так отзывается память о пережитых тогда унижениях. Уже не в первый раз южнокорейский лидер даёт понять, насколько болезненно для него любое упоминание об этом.

Вскоре после своего вступления в должность Мун Чжэ Ин встретился в Голубом доме (так называется резиденция президента Южной Кореи) нескольких женщин, в годы оккупации насильно увезённых в публичные дома для солдат. Он подверг резкой критике соглашение, подписанное его предшественницей, президентом Пак Кын Хе, впоследствии смещённой с поста и приговорённой к тюремному заключению. Нынешний глава государства назвал «очень несовершенным» и этот документ, предусматривающий выплату компенсации в размере одного миллиарда йен (7,5 миллионов евро) в пользу некоего фонда, а также недостаточными все «искренние извинения». Сам Мун Чжэ Ин получает упрёки в разжигании «японофобии» в своей стране. Более того, конфликт между двумя ключевыми союзниками США в этом регионе может пагубно отразиться на экономических и военных интересах Вашингтона в Азии, а также на продолжающемся дипломатическом взаимодействии с Северной Кореей и разработке индо-тихоокеанской стратегии, призванной ограничить влияние Китая.

На ту же тему

Восток Франции накрыла вторая волна эпидемии
Мэры напоминают государству о его обязанностях
Европа в растерянности перед коронавирусом
Ереван и Баку намерены продолжать войну