Угрозы французской киноиндустрии.

Представители французской киноиндустрии встревожены докладом режиссера Доминика Бутонна о «частном финансировании производства и распространении кинематографической и аудиовизуальной продукции», который был подготовлен по заказу Елисейского дворца.
Угрозы французской киноиндустрии.

Представители французской киноиндустрии встревожены докладом режиссера Доминика Бутонна о «частном финансировании производства и распространении кинематографической и аудиовизуальной продукции», который был подготовлен по заказу Елисейского дворца.

В докладе, представленном президенту Франции, констатируется тот факт, что с приходом глобальных цифровых платформ (Netflix, Amazon и т.п.) произошли коренные изменения в производстве, распространении и создании кинофильмов. Кроме того, доклад рекомендует приступить к либерализации ныне действующей системы финансирования в сфере кинематографа. «Власти организуют ликвидацию специализированной государственной структуры под предлогом общей экономии бюджетных средств. (…) Предлагаемые ими решения явно разработаны в бизнес-школах», – с волнением говорит об этом продюсер Кристиан Пфоль (Lardux Films).

В канун Каннского кинофестиваля Эммануэль Макрон решил объявить о проекте создания инвестиционного фонда для поддержки культурно-творческой сферы в размере 225 миллионов евро, из которых 80 миллионов будут специально выделены на нужды кинематографа. Вместе с тем в документе, подготовленном господином Бутонна, предлагается в первую очередь создать структуру для привлечения частных инвестиций, которая, по всей вероятности, будет благосклонна к компаниям с самой высокой рентабельностью.

Нынешняя модель финансирования французского кинематографа, созданная сразу после войны, начала разрабатываться ещё во времена «Народного фронта». Она базируется на двух принципах: перераспределение доходов и экономический протекционизм. Её сильной стороной можно назвать крепкую и постоянную привязку киноиндустрии к потребностям работников этой сферы, которая обеспечивается за счет государства. Для поддержки отрасли сначала был введён налог на продажу билетов, а несколько лет спустя образован фонд выборочного содействия, ориентированный на стимуляцию творческого процесса. Также был установлен порядок авансовых выплат в счёт будущей выручки от кинолент, выгодный для режиссёров и для реализации их проектов. Благодаря этому французский кинематограф сумел выжить и сохранить свою культурную самобытность – несмотря на американскую гегемонию.

Появление и стремительное продвижение цифровых платформ вновь возрождает опасения насчет рыночного доминирования Голливуда. Но автор представленного Эммануэлю Макрону доклада, не желая искать возможности интеграции цифровых платформ в действующую сейчас систему финансирования кинопроизводства, настаивает на необходимости создавать более широкие возможности для частных инвестиций. А между тем, признанная во всём мире французская киноиндустрия обязана своим существованием именно государственному регулированию и существующей системе, основанной на взаимной поддержке и распределении средств – в которой задействованы как государственные вложения (фонд поддержки, государственное и региональное телевидение), так и частные инвестиции (Sofica, компании, финансирующие производство кинематографической и аудиовизуальной продукции, частные телеканалы). Кино финансируют те, кто его смотрит – и те, кто его показывает.

«При чтении доклада сразу бросается в глаза одна деталь, – говорит молодая женщина-продюсер. – Всё это восхваление частных инвесторов, ради которых доклад и был подготовлен». Даже выбор слов, использованных в документе, свидетельствует о глубоких изменениях в системе: в нём говорится о «производстве контентов», творческие произведения называются «активами», а каталог продукции именуется не иначе, как «line up». Ключевая идея доклада заключается в призыве к всевозможной поддержке «лидеров индустрии» – включая содействие в укрупнении производства и сбыта продукции.

Опираясь на «давно известные в профессиональной среде факты», Бутонна перечисляет зримые приметы того, что в последние годы отрасль «выдохлась»: сокращение средних бюджетов фильмов, постепенное уменьшение финансирования телепрограмм – особенно после возвращения Боллоре на «Canal Plus» и прихода на рынок зарубежных цифровых платформ. Отдельно подчёркивается необходимость создания структуры для привлечения средств исключительно частных инвесторов. Поскольку в докладе отсутствуют внятные разъяснения относительно условий и политики такого инвестирования, нетрудно предположить, как будут распределяться средства. Таким образом, планируется как бы невзначай перейти от поддержки тех или иных фильмов к поддержке их производителей, оставив за бортом множество небольших кинокомпаний, которым не хватит денег для того, чтобы состязаться с крупнейшими мастодонтами.

Продюсер Эдуар Мориа («Кошмар Дарвина», «Спасибо, шеф!», «Я хочу видеть») совершенно правильно полагает: «Такая политика не имеет никакого отношения к культуре. Она во всей красе отражает доктрину либерализма, предлагая либеральные средства от всех болезней (…) На протяжении многих лет государство вкладывает средства не только в кинематограф, но и во многие другие сферы деятельности, для того, чтобы иметь на них рычаги воздействия. А многочисленные частные инвесторы заботятся исключительно о прибыли. Развитие финансового сектора в отрасли, которая до сегодняшнего момента регулировалась государством, выступавшим гарантом равновесия между крупными, средними и мелкими производителями, отныне будет зависеть от рыночной конъюнктуры».

Достаточно всего одной фразы, чтобы понять, какое место автор доклада отводит продюсерам: «Компания нуждается в последовательном сопровождении для того, чтобы развивать предпринимательскую составляющую продюсерской работы и тем самым содействовать реализации амбициозных проектов».

При этом в документе Бутонна нет ни слова о творчестве, вдохновении, экономическом разнообразии моделей кинопроизводства – а тккже, о вопросах социального характера, которые особенно остро стоят в сфере кинематографа. «В последние годы мы столкнулись с тем, что на зарплаты технических и некоторых творческих работников оказывается всё более сильное давление, – говорит Дени Гравуй, секретарь отделения Всеобщей конфедерации труда для работников кинематографической индустрии. – Мы наблюдаем ощутимое ухудшение условий труда с тех пор, как бюджет на создание фильмов был урезан в среднем на 20%. Если так пойдёт дальше, то скоро мы не сможем выплачивать предусмотренные договором зарплаты».

Набирает популярность тезис: «у нас слишком много фильмов» – старый рефрен, которым до сих пор пользовались нечасто, но который понемногу внедряется в массовое сознание. Он порождает вполне логичный вопрос: если «фильмов слишком много», то от каких из них следует отказаться? По словам пропрезидентских депутатов Мари-Анж Мань и Селин Кальве, «Франция производит фильмы, но аудитория более чем половины из них не превышает 50 000 человек». Они предлагают новые критерии для отбора тех лент, которым полагается поддержка со стороны национального кинокомитета. Возникает вопрос: каким же образом собираются наши депутаты предугадать количество зрителей на сеансах? И сколько зрителей приходило на первые фильмы самых выдающихся режиссёров современности? Следствием этих мер станет вытеснение из системы наиболее самобытных фильмов, на которые не пойдёт широкая публика – а приоритет получат только коммерческие ленты, наиболее востребованные рынком.

Однако именно в таких непростых случаях основанная на перераспределении средств модель убедительно доказала свою эффективность. Положение дел в кинематографе со всей очевидностью показывает, что регулируемая экономика лучше, чем оголтелый либерализм. Все знают, что специфическая французская модель кинематографа эффективна. Конечно, в ней есть недостатки, она нуждается в постоянной адаптации к меняющимся внешним условиям. Но она по-прежнему актуальна – об этом говорят уникальные показатели посещаемости кинопоказов относительно численности населения (свыше 200 миллионов посещений в 2018 году), 5 000 кинозалов, постоянное создание новых лент (287 фильмов в 2018 году), поддержка мирового кинематографа и т.п. К этому стоит добавить традицию проведения киноклубов, Французскую синематеку, культурное и воспитательное воздействие киноискусства – несмотря на то, что в последнее время оно не столь ощутимо. Всё это – истоки большой любви к кино. И не следует забывать и о нашем культурном своеобразии.

Изложенные в докладе Бутонна рекомендации способны подорвать действующую сегодня систему регулирования в этой отрасли – и тогда в кино будет доминировать коммерческая индустрия, смертельная для искусства.

На ту же тему

Испания отдаёт дань памяти изгнанникам-республиканцам
Угрозы французской киноиндустрии.
Жертвовать на Собор парижской Богоматери становится выгодным...
Проблемы в политике поддержания культурного наследия