«Соглашению не бывать»! Так говорит Борис Джонсон

Стратегия нового премьер-министра Великобритании по поводу Брекзита заключается в том, чтобы переложить на Евросоюз всю ответственность за отсутствие соглашения. При этом его не пугает перспектива ввергнуть страну в беспрецедентный по масштабам кризис.
Стратегия нового премьер-министра Великобритании по поводу Брекзита заключается в том, чтобы переложить на Евросоюз всю ответственность за отсутствие соглашения. При этом его не пугает перспектива ввергнуть страну в беспрецедентный по масштабам кризис.

Стратегия нового премьер-министра Великобритании по поводу Брекзита заключается в том, чтобы переложить на Евросоюз всю ответственность за отсутствие соглашения. При этом его не пугает перспектива ввергнуть страну в беспрецедентный по масштабам кризис.

Сегодня, когда до выхода Великобритании из Европейского Союза остаётся два месяца, самым вероятным сценарием представляется Брекзит без договора. По завершении европейского турне и саммита Большой семёрки новый руководитель британского кабинета Борис Джонсон (которого прозвали BoJo) потребовал продолжения переговоров и отмены бэкстопа, который позволил бы избежать установления физической границы Ирландии. При этом сам он всегда выступал против каких-либо договорённостей по этому вопросу. Чем же объясняется его поступок? После своего прихода в резиденцию на Даунинг-стрит, 10 глава правительства консерваторов не устаёт повторять, что выход Великобритании из ЕС состоится 31 октября, и не принимает соглашения, достигнутого его предшественницей Терезой Мэй, настаивая на радикальном изменении: отмене бэкстопа… «Он ведёт предвыборную кампанию. Он видит свою стратегическую цель в том, чтобы одержать победу на досрочных парламентских выборах как кандидат, который хотя бы попытался что-то сделать, и возложить ответственность за провал переговоров на европейских лидеров и британских парламентариев», – считает один из депутатов-лейбористов.

Реализацией этой стратегии руководит специальный советник премьер-министра Доминик Каммингс. Этот политтехнолог, выпускник Оксфорда, возглавлял штаб сторонников Брекзита и обеспечил сторонникам выхода из Евросоюза победу на референдуме 2016 года. Возглавляемая им компания «Cambridge Analytica» (впоследствии подвергшаяся судебному преследованию) использовала социальные сети для воздействия на британских избирателей и распространяла ложную информацию, например, о том, что, в случае выхода страны из Евросоюза, государственная система здравоохранения будет каждую неделю дополнительно получать 350 миллионов фунтов, или о том, что королева поддерживает Брекзит…

«Борис Джонсон легко и уверенно примкнул к членам партии консерваторов, сторонникам жёсткого выхода страны из ЕС, пообещав им завершение этого сложного, нескончаемого процесса. В кабинете министров он объединил вокруг себя глубоко преданных ему ультраконсерваторов, представляющих правое крыло и проводящих жёсткую линию партии. Один из них – Доминик Рааб, получивший пост министра иностранных дел, который первым высказал идею о продлении срока полномочий британского Парламента, чтобы получить согласие на Брекзит без соглашения», – говорит Орельен Антуан, директор Центра изучения Брекзита, преподаватель государственного права (1).

Может ли британская законодательная власть повлиять на стратегию BoJo? Первое после каникул заседание Парламента намечено на 3 сентября. Вариант открытого противоборства не исключён. Глава правительства осудил депутатов, которые «спелись» и пытаются воспрепятствовать и Брекзиту без соглашения, и «нашими европейскими друзьями». В марте этого года Парламент высказался против выхода из ЕС без соглашения. В таком контексте назначение Джейкоба Рис-Могга, убеждённого сторонника Брекзита, на пост уполномоченного по взаимодействию правительства с Парламентом выглядит очень показательно.

Британские средства массовой информации утверждают, что в окружении премьер-министра не исключают возможности проведения выборов по инициативе Парламента. «Если ему будет вынесен вотум недоверия, то в течение 14 дней партии должны будут обсудить возможность создания новой коалиции», – отмечает Орельен Антуан. Если же эти переговоры не дадут результата, то в рамках досрочных выборов будет объявлена 25-дневная избирательная кампания.

Таким образом, сохраняется опасность неожиданного выхода страны из ЕС без соглашения. Пойдёт ли Борис Джонсон до конца в игре между Европейским Союзом, британскими парламентариями и Даунинг-стрит, в которой все пытаются одурачить друг друга? Его позиция остаётся неизменной с тех пор, как 23 июня он впервые выступил на площадке перед резиденцией премьер-министра в качестве главы правительства, пообещав, что к 31 октября Великобритания выйдет из ЕС с соглашением или без такового. Борис Джонсон оказывает давление на своих противников как в Европе, так и в Великобритании. Он не устаёт повторять, что вариант «no deal» остаётся единственным возможным решением при отсутствии нового договора с Брюсселем, в котором был бы исключён пункт об установлении бэкстопа. В этой риторике в полной мере проявилась критика соглашения, которого удалось достичь Терезе Мэй. Он позволяет избежать восстановления физической границы между двумя частями Ирландии (Северной Ирландией, административно-территориальной единицей Великобритании, и Республикой Ирландией). Целью введения бэкстопа является забота о выполнении Белфастского мирного соглашения 1998 года и обеспечение единства европейского рынка.

Отважится ли BoJo на двойную конфронтацию с европейскими лидерами и британскими депутатами? Многие члены партии консерваторов вслед за Филипом Хэммондом уже раскритиковали его политику. По их мнению, Борис Джонсон рассчитывает воспользоваться несговорчивостью Евросоюза во время своей будущей предвыборной кампании: если выход из ЕС обернётся неприятностями, он сможет возложить ответственность на европейских руководителей, которые своим отказом от повторных переговоров якобы вынудили Великобританию выйти из Европейского Союза без соглашения. Разговоры о заключении союзов для объявления вотума недоверия Борису Джонсону, ведутся в рядах Шотландской национальной партии, среди либерал-демократов, лейбористов, «Зелёных» и определённой части консерваторов. С неодобрением высказываются о политике британского премьер-министра и некоторые ирландские партии, в том числе «Шинн Фейн».

При этом многие европейские руководители демонстрируют оптимизм, заявляя о возможности подписать соглашение до 31 октября. Так председатель Европейского совета Дональд Туск ждёт конкретных, реалистичных, приемлемых предложений и надеется, что Борис Джонсон «не захочет войти в историю как мистер «No deal».

Так или иначе, политика Бориса Джонсона находит своё отражение в британском общественном мнении. Как пишет газета «Guardian», «за последние четыре недели пребывания нового премьера на посту главы правительства в кабинете министров укрепилась дисциплина и повысилась эффективность работы, которой не было и в помине при Терезе Мэй на протяжении последних нескольких месяцев её хаотичного правления. Благодаря этому консерваторы сумели отвоевать у лейбористов 14 позиций в рейтинге». По данным исследования, проведённого компанией Kantar, 42 % избирателей готовы отдать свои голоса за тори (в мае их доля составляла 25 %), а 28 % – за лейбористов (против 34 %).

«Очень важно, чтобы мы были готовы выйти из ЕС без соглашения», – заявил Борис Джонсон в интервью ВВС, данном во время саммита Большой семёрки. Он повторил эти слова и на встрече с Дональдом Трампом 25 августа. Один из возможных сценариев развития событий после Брекзита – заключение торгового соглашения с США. Трамп уже пообещал «в течение года» подписать с Великобританией «очень масштабное торговое соглашение (…), какого ещё не бывало». Это ещё один инструмент давления на страны Европейского Союза. В ответ BoJo заявил, что на пути к этому «fantastic deal» неизбежны «некоторые препятствия», поскольку соглашение с Вашингтоном – дело ещё не решённое и может оказаться дорогим удовольствием как с политической, так и с геополитической точек зрения.

(1) «Какова новая роль, отведённая Борису Джонсону в истории с Брекзитом: комедия, трагедия или драма со счастливым концом?» – см. brexit.hypotheses.org

На ту же тему

Ереван и Баку намерены продолжать войну
Вакцина от коронавируса: урок солидарности от Китая
Как Франция делала из испанских героев изгоев
Palantir покупает репутацию