Служба доставки еды – велокурьер или просто раб на колёсах?

В каждом крупном городе Франции сегодня найдётся немало людей, которые работают велокурьерами без официального оформления. Их учётные записи в одной из онлайн компании (Uber Eats, Deliveroo и т.п.) открыты не на них, а на некоего гражданина, который передаёт им свой аккаунт, нередко забирая существенную часть их выручки.
В каждом крупном городе Франции сегодня найдётся немало людей, которые работают велокурьерами без официального оформления. Их учётные записи в одной из онлайн компании (Uber Eats, Deliveroo и т.п.) открыты не на них, а на некоего гражданина, который передаёт им свой аккаунт, нередко забирая существенную часть их выручки.

В каждом крупном городе Франции сегодня найдётся немало людей, которые работают велокурьерами без официального оформления. Их учётные записи в одной из онлайн компании (Uber Eats, Deliveroo и т.п.) открыты не на них, а на некоего гражданина, который передаёт им свой аккаунт, нередко забирая существенную часть их выручки.

Со вторника по воскресенье, с 11 часов утра до 11 вечера (а частенько и до полуночи) Мохамед колесит по Парижу на велосипеде, с большой квадратной термосумкой за спиной. Он родился на северо-востоке Мали, в регионе, до сих пор контролируемом мятежниками, и в 16 лет уехал из дома. Некоторое время Мохамед жил в Ливии, потом в Италии. Приехав во Францию, он не смог добиться статуса вынужденного переселенца и очень быстро израсходовал все свои средства. Получив последний отказ в Национальном суде по правам беженцев (CNDA), Мохамед превратился в нелегала. Вот уже два месяца он выполняет заказы компании Uber Eats, подразделения по доставке еды в корпорации Uber. Однако в Uber Eats даже не подозревают о его существовании. И таким невидимым работникам самозанятых граждан нет числа!

«Я знаком со многими нелегалами, которые занимаются доставкой еды на велосипеде, пользуясь чужим аккаунтом», – рассказывает Мохамед. Он и сам попытался трудиться таким образом, но его опыт нельзя назвать удачным. «Я работал в компании Glovo и доставлял не только еду, но и покупки, самые разные вещи. Уже через неделю я решил бросить это дело. Они платят за определённое количество выездов, а те порой бывают долгими, от 40 минут до часа. Так много не заработаешь, – объясняет он. – До этого я работал в компании Stuart. Одна женщина одолжила мне аккаунт своего мужа. Целую неделю я крутил педали и заработал 400 евро, но она отдала мне всего 40! Кроме того, у меня повредился экран рабочего телефона, и пришлось отдать 100 евро за его замену. Я работал целую неделю и только потерял деньги!» О том, чтобы повторить этот печальный опыт, и речи быть не может. Тогда Мохамед стал жить за счёт помощи старых или случайно встреченных знакомых … «Я ходил туда, где собирается много курьеров: на площадь Бастилии, площадь Республики, в район Менильмонтан и т. п. Я искал работу целый месяц», – вспоминает он. Приёмы такого поиска известны: надо найти человека, имеющего официальный статус самозанятого и сдающего свой аккаунт в аренду. При этом важно, чтобы он оказался «добропорядочным», то есть не пытался бы беззастенчиво пользоваться своим положением. Ведь никакого договора между тем, кто крутит педали, и тем, кто зарегистрирован в Uber Eats или Deliveroo, не существует… Сколько людей целую неделю колесили по городу, а в итоге не получили вообще ничего! Важно обсудить с владельцем аккаунта размер «комиссионных». «Если повезёт, то можно договориться о выплате 100 евро в неделю», – продолжает наш собеседник. Мохамеду не очень повезло. Тот человек, на которого он работает, забирает себе 30 % его выручки. «Конечно, это очень много, но выбора-то нет», – вздыхает он. Работая более 65 часов в неделю, молодой человек получает около 1 400 евро в месяц (то есть 2 000 евро до уплаты «комиссии»).

Каждый рабочий день Мохамеда загружен до предела. Закончив дела после полуночи, он садится в ночной автобус и едет домой (квартира в Нуази-ле-Гран, которую он снимает вместе с приятелем) и лечь спать в 3 или 4 часа ночи. «Знаете, целый день крутить педали – это и в самом деле утомительно, – говорит Мохамед. – Особенно в те дни, когда стоит жара! Велокурьеры не только устают, они вынуждены постоянно быть начеку, чтобы избежать аварии. Мы рискуем жизнью! Водители порой открывают дверь машины, не глядя по сторонам». К счастью, пока падения с велосипеда обходились для Мохамеда без серьёзных последствий. А вот один из его коллег сломал таким образом руку и вынужден был прервать работу на несколько недель. В компании Uber Eats действует страховка, которая защищает курьеров при несчастном случае в рабочее время, но на этих тайных сотрудников она не распространяется. «Для Uber Eats нас как будто бы нет! Более того, при падении с велосипеда надо подняться как можно быстрее. Если приедет полиция, пиши пропало!» – поясняет Мохамед. После такого инцидента курьер рискует оказаться не в больнице, а в центре временного содержания.

Обычно Мохамед не очень боится полицейских. «Иногда мне случается доставлять еду из Макдоналдса или KFC полицейским во Дворец правосудия, в район Порт-де- Клиши или в комиссариат 8-го округа. Они, конечно, видят, что я не похож на курьера, изображённого на фотографии. Но им это не важно, они просто говорят: «Удачи тебе»», – с улыбкой рассказывает Мохамед. На сегодняшний день работа под маркой Uber Eats помогает ему свести концы с концами, но он всё же хотел бы найти себе место получше. «Как только я найду работу, на которой у меня будет официальный статус, я сразу же отсюда уйду», – заявляет Мохамед. С помощью этой работы он не сумеет легализоваться. «Наёмных работников» самозанятых граждан как будто вообще не существует!

На ту же тему

Дело Гриво: новый поворот в политической жизни
Мэри Лу Макдональд: Ирландская революция
В Мюнхене решают, каким должен быть Запад
Мечта Круаза – кошмар Макрона