И снова «жёлтые жилеты» выходят на первый план

Неужели жёлтые жилеты теперь будут пылиться в шкафу на полках? «Нет!» - отвечают те, кто по-прежнему их носит. Девять месяцев тому назад этот атрибут появился как символ протестного движения.
Неужели жёлтые жилеты теперь будут пылиться в шкафу на полках? «Нет!» - отвечают те, кто по-прежнему их носит. Девять месяцев тому назад этот атрибут появился как символ протестного движения.

Неужели жёлтые жилеты теперь будут пылиться в шкафу на полках? «Нет!» – отвечают те, кто по-прежнему их носит. Девять месяцев тому назад этот атрибут появился как символ протестного движения.

10 августа 2019 года в 50 километрах к юго-западу от Парижа прошла 39-я по счёту акция «жёлтых жилетов». На этот раз на перекрёстке с круговым движением в Этампе собралось пять человек. Они тормозили автомобили, едущие по шоссе. Конечно, пять человек слишком мало для того, чтобы мероприятие прошло с таким же размахом и получила столько же медийного внимания, как в первые дни движения. Но это не значит, что борьба закончилась. Демонстранты не собираются отступать и каждую неделю напоминают всем о своём существовании.

На этом перекрёстке люди обращаются друг к другу на «ты». Некоторые из них познакомились несколько месяцев тому назад, когда принимали участие в предыдущих протестных акциях. Есть такие, кто пришёл сюда в первый раз. Люди обсуждают Народный фронт, гражданскую войну в Испании, пацифизм, делятся воспоминаниями о прошлых демонстрациях и опытом столкновений с полицией. Трое из пяти приехали в Этамп из Парижа, чтобы поддержать живущих здесь единомышленников в условиях «нехватки кадров». Сегодня у манифестантов нет цели блокировать движение транспорта. «Мы здесь для того, чтобы показать, что движение ещё действует. А то, что говорят по телевизору – неправда», – объясняет 35-ти летний Реми. Повар по образованию, сейчас он оказался без работы. И теперь ему приходится есть один раз в день, чтобы сэкономить деньги и платить по счетам. А о том, чтобы жёлтый цвет перестал появляться на этом перекрёстке, не может быть и речи.

В январе этого года группы «жёлтых жилетов» из Этампа, Дурдана и Анжервиля договорились ещё и с «жёлтыми жилетами» из 91-ого департамента о совместных действиях и постоянной смены друг друга и всегда быть «на посту». «Наши ряды редеют, это правда, но, не смотря ни на что, каждую субботу мы здесь», – рассуждает Анди, 54 лет. Больше года назад он потерял работу и жильё (дом сгорел при пожаре) и с тех пор живёт в машине.

Собравшиеся на перекрёстке в Этампе манифестанты единогласно решили: что бы ни случилось с движением в целом, они сами будут бороться до конца. «Ни одна проблема так и не была решена. Очевидно, что макроновский режим не хочет ни в чём уступать. Поэтому мы и должны оказывать сопротивление. Я считаю, что в нашей стране складывается однопартийная система, а это, согласитесь, опасно, так как ведёт к власти без ограничений. Возможно, мы – движение «жёлтых жилетов» – и станем этим ограничением», – говорит Кристин. Ей уже за 60, и она завсегдатай парижских манифестаций. Кристин писательница, и её следующая книга будет посвящена левому движению 1930-х годов. Она признаётся, что невольно сравнивает полицейские репрессии тогда и сейчас и не может не заметить сходства. А вот Реми на общие манифестации больше не ходит. «Я три дня не мог оправиться от моей предыдущей поездки в Париж. Меня трясло, я не мог встать, меня лихорадило», – рассказывает он. Но Реми не собирается «сдаваться» и покидать движение, он принял решение участвовать в других его акциях. «Я часто в своей жизни терял почти всё, но каждый раз поднимался. Раз уж власти заставили меня встать на колени, что ж, ладно! Но это не значит, что я готов пасть перед ними ниц», – говорит он. «Пока у нас не отобрали всю свободу, пока ещё мы имеем право сопротивляться, я останусь», – соглашается с ним Кристин. Водители проезжающих мимо автомобилей в ответ на приветствия «жёлтых жилетов» сигналят клаксонами, машут рукой или просто улыбаются. Манифестанты не ожидали такой реакции. Это укрепляет их уверенность в том, что многие французы относятся к движению с одобрением, если не с энтузиазмом.

Одновременно с акцией в Этампе в Париже тоже проходила манифестация. На улицах столицы в тот день по-прежнему решительно и гордо звучал лозунг «Вот и мы!». И пусть число участвующих в протестах заметно уменьшилось и на всей территории Франции наблюдается снижение активности, это отнюдь не означает, что движение пошло на спад. Просто вместо участия в манифестациях, которое стало слишком опасным, многие «жёлтые жилеты» предпочитают теперь целенаправленные локальные действия. Сабрина, ведущая на Фейсбуке страницу «Жёлтые жилеты» на Площади праздников» (названа в честь площади, расположенной в 20-м округе Парижа) считает, что одна из главных причин демобилизации манифестантов – боязнь полицейских репрессий. «Нас всё меньше не потому, что у нас нет причин выходить на манифестации, а потому, что в какой-то момент каждому пришлось делать выбор: рискнуть или отступиться».

«Жёлтые жилеты» с Площади праздников, например, мобилизуют свои силы на то, чтобы поддержать беженцев латиноамериканского происхождения, которых временно поселили в Сэнт-Уэне (департамент Сен-Сен-Дени), пока в других местах протестующие срывают работу пунктов уплаты дорожной пошлины. Эти действия меньше масштабом и привлекают мало внимания. И всё чаще звучит мысль о том, что движение нуждается в организации. Специалист по уходу за детьми-инвалидами Лили (31 год) из Вореппа (департамент Изер) вступила в движение на этапе второй мобилизации. Она объясняет, что сейчас «жёлтые жилеты» «сделали шаг назад», чтобы осмотреться, разработать новую стратегию и наладить связь друг с другом. Спустя девять месяцев активных действий «людям нужно набраться сил». – Набраться сил для ещё более мощного сопротивления? – Возможно. Ведь каждый день на Фейсбуке появляются новые желающие вступить в её группу, посвящённую движению. На последнем общем собрании манифестантов Вореппа, которые Лили регулярно посещает, было решено заменить название «жёлтые жилеты» на «граждане в ярости». Похожее решение было принято и относительно самих жилетов: носить их стало небезопасно, яркий цвет привлекает внимание полицейских.

Ведь движение не сводится к лишь этому символу, который с 17 ноября 2018 года знает вся Франция. «Жёлтые жилеты» олицетворяют прежде всего рост гражданской сознательности среди той части населения, которая изначально могла и не понимать всех социальных, политических и экологических задач движения. Лили стала участвовать в манифестациях возмущённая ростом цен на топливо, а сегодня она уже борется за более глобальные цели. По словам Брюно (47лет), активного участника общих собраний, проходящих в городе Вильжюиф (департамент Валь-де-Марн), французы продолжают собираться и обсуждать проблемы общества. «К нам всегда приходит немало людей, в том числе и новых лиц, – говорит он. – С момента появления «жёлтых жилетов» общество стало более сплочённым. Раньше, в начале, люди не знали друг друга. А теперь мы общаемся, помогаем друг другу, делимся мнениями». Если даже само движение когда-нибудь исчезнет, то гражданская солидарность, желание участвовать в местной общественной жизни и обсуждать социальные и политические цели останутся.

Тем более что требования «жёлтых жилетов» за это время сильно расширились. Так, 20 июля этого года в Бомон-Сюр-Уаз (департамент Валь-д’Уаз) было организовано шествие с требованием обнародовать истинные причины смерти Адамы Траоре. А в минувшую субботу на улицах Парижа можно было увидеть плакаты, посвящённые памяти погибшего Стива Майя Канисо, и транспаранты с лозунгами в поддержку Гонконга и курьеров Deliveroo. И пророчески прозвучали слова одной пожилой манифестантки: «Движение «жёлтых жилетов» не закончилось, оно только начинается». Можно считать это программой на ближайшую осень.

Изабель Миссьен, Филипп Рамоньино

На ту же тему

Дело Гриво: новый поворот в политической жизни
Мэри Лу Макдональд: Ирландская революция
В Мюнхене решают, каким должен быть Запад
Мечта Круаза – кошмар Макрона