От франкоязычной Африки до иракского кризиса – дипломатия по стопам де Голля

В четверг, 26 сентября, на 87-м году жизни умер экс-президент Франции Жак Ширак. Он возглавлял Пятую Республику 12 лет, с 1995 по 2007 год. Ширак придерживался той же концепции независимости своей страны, что и де Голль, с поправкой на расклад сил на международной арене и новые отношения, установившиеся в мире после «холодной войны».
В четверг, 26 сентября, на 87-м году жизни умер экс-президент Франции Жак Ширак. Он возглавлял Пятую Республику 12 лет, с 1995 по 2007 год. Ширак придерживался той же концепции независимости своей страны, что и де Голль, с поправкой на расклад сил на международной арене и новые отношения, установившиеся в мире после «холодной войны».

В четверг, 26 сентября, на 87-м году жизни умер экс-президент Франции Жак Ширак. Он возглавлял Пятую Республику 12 лет, с 1995 по 2007 год. Ширак придерживался той же концепции независимости своей страны, что и де Голль, с поправкой на расклад сил на международной арене и новые отношения, установившиеся в мире после «холодной войны».

С кончиной Жака Ширака уходит в прошлое особое место французского государства во внешней политике. Он не только разделял позицию де Голля, но и неизменно продолжал его дело. При Шираке Франция вернулась к политике голлизма и дистанцировалась от США (де Голль и Сопротивление, де Голль и ООН, де Голль и НАТО, де Голль и Израиль, а также… де Голль и Африка). Можно сказать, что речь идёт о традиции с поправкой на современные геополитические реалии. «Я наметил контуры внешней политики, которая развивает наследие генерала де Голля и при этом нацелена на прагматичный поиск ответов на вызовы нашего времени», – подчеркнул Жак Ширак на встрече с послами в Париже 29 августа 1996 года.

Не случайно его первым крупным шагом международного масштаба на посту президента Франции стало принятое в июне 1995 года решение о возобновлении ядерных испытаний, приостановленных его предшественником Франсуа Миттераном. Это выглядело одновременно как бравада перед прежним главой государства и как широкий жест, ведь после проведения шести испытаний Ширак заявил об их завершении и поставил свою подпись под договором о нераспространении ядерного оружия и соглашением о полном запрете ядерных испытаний. Как сказано в названии первого тома его мемуаров, «каждый шаг должен быт целью».

В книге Пьера Пеана «Незнакомец из Елисейского дворца» Жак Ширак задаёт вопрос: «Какой были бы архитектура, поэзия и математика без влияния арабской культуры, вобравшей в себя античные знания и шагнувшей далеко за свои первоначальные границы, в то время как Европа замкнулась в себе?» Это вопрос рисует неожиданный образ политика, который стоял у истоков создания Музея искусств и цивилизаций Африки, Азии, Океании и Америки, известного сегодня под названием Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака.

То, что принято называть «политикой Франции в отношении арабских стран», несомненно, было одним из важнейших приоритетов Жака Ширака. «Мне всегда было очень легко общаться с главами арабских государств», – писал он в своих мемуарах. Будучи премьер-министром, Ширак смог установить крепкие связи со странами Ближнего Востока. Став президентом, он попытался придать новый импульс политике в отношении арабских государств, но успеха не добился: Франция не располагала достаточными средствами для удовлетворения своих амбиций на международной арене.

Многим памятен инцидент 1996 года, когда сотрудники израильской службы безопасности пытались помешать Жаку Шираку, находившемуся с официальным визитом в их стране, обменяться рукопожатиями с престарелыми деятелями палестинской автономии в старой части Иерусалима. Этот случай пришёлся тогда очень кстати, но в дальнейшем не помешал сближению с Тель-Авивом после убийства друга Жака Ширака, премьер-министра Ливана Рафика Харири. Стоит также вспомнить и об отказе Парижа от участия в американской авантюре 2003 года в Ираке, благодаря которому Ширак приобрёл в арабском мире ореол героя. На самом же деле это решение было принято после неоднократных попыток Франции добиться иной стратегии, без вступления в прямое противоборство. Ширак до последнего момента давал гарантии американцам, но всё было безуспешно. Зато в 1999 году, во время войны в Косово, тот же самый Ширак отдал приказ о размещении французских военных самолётов рядом с авиацией НАТО, чтобы бомбить Сербию (таков был первый шаг на пути возвращения Франции под знамёна интегрированного командования Североатлантического Альянса). При этом у Ширака была цель: взять на себя руководство военными операциями в Средиземном море. Однако он получил отказ со стороны США.

Ещё одним направлением политики, в котором Жак Ширак оставался верен курсу де Голля, являлась француязычная Африка (Франсафрика). Едва заняв высший пост в Елисейском дворце, он назначил Жака Фоккара (автора идеи о Франсафрике) на должность советника, которую тот занимал вплоть до своей смерти в 1997 году, что послужило сигналом для тогдашних руководителей африканских государств. Такова была политика, основанная на принципах патернализма и создании различных сетей, гордившаяся «зоной французского влияния», которая окрепла после падения Белинской стены и имела дело с вышедшими на политическую авансцену новыми африканскими лидерами, не настроенными на то, чтобы подчиняться Франции. Парижу пришлось делать другие шаги, преследуя всё ту же цель, как сказал бы Жак Ширак.

На ту же тему

Palantir покупает репутацию
Труд рабочих попадает в офшоры
Предупреждения не спасли Самюэля Пати
Korian, DomusVi: Гонения на членов профсоюзов в...