«Не забывайте Ассанжа, иначе вы его потеряете»

Основатель сайта «WikiLeaks» Джулиан Ассанж по-прежнемунаходится в тюрьме строгого режима «Белмарш». Те немногие лица, которые получили разрешение на свидание с журналистом, опасаются за его жизнь.
Основатель сайта «WikiLeaks» Джулиан Ассанж по-прежнемунаходится в тюрьме строгого режима «Белмарш». Те немногие лица, которые получили разрешение на свидание с журналистом, опасаются за его жизнь.

Основатель сайта «WikiLeaks» Джулиан Ассанж по-прежнемунаходится в тюрьме строгого режима «Белмарш». Те немногие лица, которые получили разрешение на свидание с журналистом, опасаются за его жизнь.

На последних кадрах, запечатлевших Джулиана Ассанжа, мы видим заросшего волосами человека в наручниках, с диковатым взглядом, которого сажают в машину британские полицейские. Кадры были сняты 11 апреля 2019 года. Незадолго до этого президент Эквадора Ленин Морено лишил журналиста убежища, предоставленного его предшественником Рафаэлем Корреа, и выдал его британским властям.

По официальной версии, причиной принятия столь неожиданного решения стал тот факт, что Ассанж и его кот стали причинять неудобства сотрудникам посольства, в здании которого журналист нашёл убежище в 2012 году. Но, вероятнее всего, Ассанж был арестован потому, что Ленин Морено убеждён: именно по вине «WikiLeaks» в одном из банков Панамы был обнаружен счёт президента, на котором лежат миллионы долларов, полученные им в качестве взяток за период с 2009 года… По мнению Рафаэля Корреа, этот шаг сделал Морено «самым большим предателем в истории Эквадора и Латинской Америки».

Сейчас некогда крепкий Ассанж похудел и очень ослаб. Он содержится в тюрьме строгого режима «Белмарш», расположенной на юго-востоке Лондона, в условиях, предусмотренных разве что для самых опасных преступников. После ареста Ассанжа механизм правосудия заработал на полную мощь. 1 мая журналист был приговорён к 50 неделям тюрьмы строгого режима за нарушение условий освобождения под залог, совершённое почти семь лет тому назад. При этом ему даже не дали времени на то, чтобы подготовиться к защите. На следующий день состоялось предварительное заседание суда по вопросу об экстрадиции журналиста в США, а 23 мая департамент юстиции США выдвинул против основателя «WikiLeaks» ещё семнадцать обвинений, в том числе в нарушении закона о шпионаже и в сговоре с целью взлома правительственного компьютера. Доводы для депортации должны быть представлены до 14 декабря 2019 года, а возражения на них – до 22 января 2020 года. Слушания состоятся после 24 февраля 2020 года. В случае экстрадиции Ассанжу грозит 175 лет тюрьмы.

Ассанж дважды обращался за помощью к руководству ООН, сообщая о пытках и утверждая, что с ним обращаются жестоко, антигуманно и унизительно. В результате спецдокладчик ООН по вопросам пыток и жестокого обращения Нильс Мельцер начал расследование происходящего. 10 мая он побывал в тюрьме, где содержится Ассанж, в сопровождении врача и психиатра. Его встревожило резко ухудшающееся здоровье 47-летнего заключённого и его психическое состояние. «У господина Ассанжа налицо все признаки длительного, тяжёлого стресса и эмоциональных и моральных страданий, которые неизбежны в атмосфере, порождающей глубокую депрессию и посттравматический синдром», – с обеспокоенностью пишет Мельцер. Несколькими днями позже его слова были подтверждены госпитализация заключённого. В своём докладе Мельцер обвиняет США, Великобританию, Швецию и Эквадор в «психологических пытках», выражающихся в том, что журналист содержится в изоляции, и в развёртывании против него широкой клеветнической кампании. «Вы серьёзно утверждаете, что Ассанж размазывал свои экскременты по стенам посольства Эквадора?.. Это выдумка Ленина Морено была опровергнута уволенными впоследствии сотрудниками дипломатической миссии, – написано в докладе. -Публикация 260 000 секретных документов представляла угрозу для агентов?.. Беспочвенное обвинение со стороны США: некоторых агентов пришлось вернуть на родину, но ни один из них в результате разоблачений «WikiLeaks» не пострадал…» Однако опровержение этих широко растиражированных заявлений вызвало крайне слабый резонанс.

Австралийский журналист Джон Пилджер, один из тех немногих, кому удалось навестить Ассанжа 11 августа, сообщил, что рекомендации уполномоченного представителя ООН не выполняются: журналист по-прежнему не имеет доступа к библиотеке, компьютеру, тренажёрному залу и проводит в изоляции по двадцать часов в день.

«Не забывайте Джулиана Ассанжа, иначе вы его потеряете, – написал Пилджер в своём Твиттере после этого посещения. – (…) С ним обращаются хуже, чем с убийцей, его изолируют от людей, пичкают медикаментами и лишают необходимых способов защиты (…) Теперь я за него боюсь». В тот же день прозвучало обращение матери заключённого. «Моего сына, Джулиана Ассанжа, медленно, жестоко и незаконно убивают правительства США и Великобритании. Убивают за журналистскую деятельность, раскрывшую военные преступления и факты коррупции, за которую он получил немало наград!», – заявила она.

Нильс Мельцер не опускает руки. «Если обнародование правдивой информации будет считаться преступлением, а сильные мира сего станут пользоваться своей безнаказанностью, то пути назад уже не будет. Если цензура заглушит наш голос, нас ждёт ничем не ограниченная тирания», – написал он в блоге, посвящённом Международному дню борьбы с пытками.

Население Алжира, которое с февраля не прекращает выступления протеста, пользуется наследием Ассанжа. В публикациях на сайте «WikiLeaks» алжирцы нашли подтверждения коррупции в клане Бутефлика, а также объяснение того, почему США молчали об этом в то время, когда должность госсекретаря занимала Хиллари Клинтон. Ещё до того, как была принята поправка к конституции, благодаря которой президент Алжира смог занять этот пост в третий раз подряд, посол США говорил о системе, которая «очень этому способствует», и об «огромных медийных и финансовых ресурсах», определявших ход политического процесса. В 2010 году, после переизбрания Бутефлика, правительство Алжира выделило 500 000 долларов на пожертвования в фонд Клинтонов. Официальная правда – это всегда дело денег.

На ту же тему

Дело Гриво: новый поворот в политической жизни
Мэри Лу Макдональд: Ирландская революция
В Мюнхене решают, каким должен быть Запад
Мечта Круаза – кошмар Макрона