Переворот по давно спланированному сценарию

Специалист по Латинской Америке Кристоф Вентура считает, что наступивший в Боливии хаос, который называют государственным переворотом, вызван давлением со стороны США, а также действиями олигархов и правых политиков после отставки президента Эво Моралеса.
Специалист по Латинской Америке Кристоф Вентура считает, что наступивший в Боливии хаос, который называют государственным переворотом, вызван давлением со стороны США, а также действиями олигархов и правых политиков после отставки президента Эво Моралеса.

Специалист по Латинской Америке Кристоф Вентура считает, что наступивший в Боливии хаос, который называют государственным переворотом, вызван давлением со стороны США, а также действиями олигархов и правых политиков после отставки президента Эво Моралеса.

Кристоф Вентура – ведущий научный сотрудник Института международных и стратегических исследований.

Наджиб Туэбья: Как вы оцените ситуацию в Боливии?

Кристоф Вентура: На мой взгляд, она крайне неоднозначная, всё очень хаотично. Всего за сутки произошёл переход от одной политической системы к другой, и в этом, судя по всему, кроется опасность. Вспомним, что Эво Моралес был готов последовать решению миссии по наблюдению за выборами от Организации американских государств (ОАГ). В свою очередь, ОАГ пришла к заключению, что при подсчёте голосов был сбой технического оборудования, а не попытка фальсификации, в связи с чем постановила провести новые президентские выборы. Моралес даже предложил начать заново весь избирательный процесс, на котором боливийцы смогли бы полностью обновить политическое руководство страны. А это значило, что президент не исключал возможность отказа от выдвижения собственной кандидатуры. Однако сделать это не удалось: положение в стране резко ухудшилось и произошло то, что правительства многих южноамериканских государств квалифицировали как государственный переворот. Полиция и армия напрямую попросили Моралеса снять свою кандидатуру и отказаться от власти. Теперь в Боливии можно ждать любых общественных возмущений, насилия и конфликтов…

Н.Т.: Армия полностью отвернулась от президента?

К. В.: Да, руководство полиции и армии, кажется, бросили Эво Моралеса. На данный момент он находится в городе Кочабамба вместе со своим ближайшим окружением, представителями движений за права коренного населения, и т.д. Остаётся вопрос, есть ли у этих людей «свои» силы в армии? Возможно, сейчас они пытаются понять, на что могут рассчитывать?

Н.Т.: Как вы оцениваете позицию боливийской армии по сравнению с тем, что произошло, например, в Венесуэле?

К. В.: Сложный вопрос. Говорим ли мы о позиции генерального штаба Боливии? Есть ли в армии такие силы – в частности, среди войск – которые остались верны президенту? До сих пор не понятно: почему армия так резко отвернулась от Моралеса? Честно говоря, я пока не могу ответить на все эти вопросы. Можно, впрочем, вспомнить гипотезу о том, что на руководство полиции и армии было оказано влияние из-за рубежа.

Н.Т.: Это значит, что международное давление ускорило развитие событий?

К. В.: Да, бесспорно. В любом случае, сценарий переворота был прописан заранее. Вашингтон всегда хотел отставки Моралеса. Мы можем проследить здесь ту же логику развития событий, что и в Венесуэле, на Кубе или в Никарагуа. Да и Майк Помпео (государственный секретарь США – прим. ред.) официально выразил своё удовлетворение решением ОАГ, которая, как известно, находится под влиянием Штатов. Так что да, можно уверенно утверждать, что Моралеса политически устранили.

Тем не менее, даже в штабе правых латиноамериканцев и в Вашингтоне могут быть разные позиции относительно того, насколько радикально нужно действовать. Ведь одно дело – требовать новых выборов и невыдвижения Моралеса, и совсем другое – поддерживать ситуацию абсолютной нестабильности и отдавать власть в руки военных.

Н.Т.: Ряд политиков упомянули, что одной из причиной конфликта был расизм. Насколько важную роль сыграл этот фактор?

К. В.: Коренное население Боливии испокон веков подвергалось дискриминации. Именно это является идеологической основой конфликтов между олигархами и народными движениями. Как в Эквадоре, где правые политики позволяли себе шокирующие высказывания о коренном населении, говоря, что оно должно вернуться в свои шалаши… Часть боливийских правых никогда не хотела, чтобы у власти оказались коренные жители, такие как Моралес. Это всё логично. Но в сегодняшнем конфликте расизм не был, на мой взгляд, решающим фактором.

Н.Т.: Можно ли в целом утверждать, что за рядом государственных переворотов в Латинской Америке стоит политическое вмешательство США?

К. В.: США следуют очень переменчивой стратегии, сложившейся в период президентства Трампа. Сначала ему не было дела до Латинской Америки. Но сегодня он пытается добиться популярности на международном уровне и, поскольку на других континентах ему это не удаётся, работает с Южноамериканскими соседями. Здесь он позиционирует себя как борец против «социализма». Куба, Венесуэла, Боливия, Никарагуа… ему необходимо поддерживать правые партии этих стран, притом, чем радикальнее эти партии настроены – тем лучше. Но полностью провернуть государственный переворот, как это было во времена Пиночета в 1973 году, США сейчас не могут. У них уже нет такого политического влияния. Достаточно вспомнить президента Венесуэлы Николаса Мадуро, который не дал отстранить себя от власти.

На ту же тему

Эммануэль Макрон вмешивается в кризис в Белоруссии
Сила в единстве: успехи левых на выборах
Пятилетний президентский срок – хорошо или плохо?
Журналистский инсайд: насилие в полиции как часть...