Уклонение от уплаты налогов: проблемы противодействия

Вчера Счётная палата продемонстрировала чудеса эквилибристики. Ей надо было оценить сумму недополученных бюджетом обязательных отчислений, обосновать необходимость укрепления государственного аппарата, но при этом ни на шаг не отступить от курса жёсткой экономии.
Вчера Счётная палата продемонстрировала чудеса эквилибристики. Ей надо было оценить сумму недополученных бюджетом обязательных отчислений, обосновать необходимость укрепления государственного аппарата, но при этом ни на шаг не отступить от курса жёсткой экономии.

Вчера Счётная палата продемонстрировала чудеса эквилибристики. Ей надо было оценить сумму недополученных бюджетом обязательных отчислений, обосновать необходимость укрепления государственного аппарата, но при этом ни на шаг не отступить от курса жёсткой экономии.

Никогда прежде Счётная палата не соглашалась озвучить общую сумму, в которую оцениваются мошеннические схемы в сфере обязательных отчислений. Эксперты отказывались высказывать своё мнение по проводимым исследованиям, включая последнее из них, сделанное британским учёным Ричардом Мёрфи, который выяснил, что общий объём мошеннических схем в социальной и налоговой сферах достигает во Франции 155 миллиардов евро в год. Премьер-министр поручил финансистам представить свою оценку этого показателя. Эксперты сочли невозможным выполнить такую задачу за полгода (в США на это понадобилось шесть лет, в Канаде и Италии – четыре года). «В нашей организации не привыкли бросать цифры на ветер», – заявил Рауль Брие, глава первого отдела Счётной палаты. Первый президент Счётной палаты Дидье Миго обратил внимание на «многочисленные приблизительные, а местами совершенно фантастические оценки, которые в определённом смысле снижают уровень демократических дебатов в обществе».

И всё же финансисты не сидели сложа руки. Они представили цифры, отражающие мошенничество с НДС и социальными отчислениями, а также высказали ряд рекомендаций. Однако Дидье Миго первоначально приступил к выполнению непростой задачи – внёс терминологическую ясность, что позволило экспертам немного разобраться. Как объяснил Дидье Миго, мы не будем принимать во внимание оптимизацию налогообложения, ведь это законно, и не станем учитывать сокрытие прибылей от налогообложения, «правомерность которого вызывает сомнения» (как пишут авторы доклада). Мы займёмся именно о мошенничеством, трактуемом как «намеренные действия, направленные на осознанное создание препятствий для применения налогового законодательства». Исходя из этого, и на основании информации, предоставленной Главным управлением государственных финансов, Счётная палата совместно с институтом статистики «Insee» приступила к работе, в ходе которой выяснила, что суммы НДС, недополучаемые бюджетом, ежегодно составляют около пятнадцати миллиардов евро. И это «только по самым скромным подсчётам», как отмечают представители профсоюза, объединяющего сотрудников государственных финансовых учреждений «Solidaires finances publiques». По их словам, «вполне возможно, что на самом деле этот показатель выше, поскольку не каждый факт мошенничества удаётся обнаружить». В объёмном докладе Счётной палаты содержатся сведения и о новых опасностях, связанных с получением НДС. Одна из них – развитие электронной торговли. Кто должен платить налог – продавец или интернет-платформа? И на территории какого государства, если они находятся в разных странах? То же самое касается мелких предпринимателей и платформ по поиску работы…

Последний пункт и стал одной из причин, позволяющих утверждать, что объём налоговых махинаций с социальными отчислениями, обозначенный Счётной палатой, есть действительно нижняя граница возможной суммы. При такой оценке не принимаются во внимание доходы самозанятых граждан, тех, кто работает в длительных командировках, а также влияние коллаборативной экономики. «Мы вполне можем утверждать, что сумма налоговых махинаций превышает 8,5 миллиардов евро, но для оценки их истинного объёма нужны дополнительные исследования», – осторожно заметил Дидье Миго. Счётная палата не изучила ещё два важных аспекта: мошенничество вокруг налога на прибыль и деятельность компаний. Первая рекомендация, с которой её руководство обратилось к премьер-министру, состояла в необходимости продолжить начатую работу. Авторы доклада придерживались методики случайных проверок, аналогичной тем, которые использует Центральное агентство организаций социальной защиты для оценки объёма мошенничества в социальной сфере. «Но на это нужны деньги», – вздыхает один из сотрудников Счётной палаты, выражая недовольство её руководителем, который недавно сообщил, «что предположение о наличии взаимосвязи между снижением результативности налоговых проверок и сокращением штатов контролирующих организаций опровергается сравнением с мировым опытом…». В то время как эта связь совершенно очевидна для профсоюзных активистов, указывающих на общее снижение числа «сотрудников, занятых научной работой, планированием и контролем на местах, которые одновременно должны выявлять факты налогового мошенничества и бороться с ними. С середины 2000-х годов во всех контролирующих организациях в общей сложности было сокращено свыше 3 000 рабочих мест». И речь идёт не только о сотнях проверяющих, хотя Счётная палата имеет в виду исключительно их. Последствия этих сокращений говорят сами за себя: за последние десять лет объём возвращённых в бюджет средств снизился на 20 %, а количество судебных разбирательств по делам о налоговых мошенничествах уменьшилось более чем на треть.

Опубликовано 03/12/2019

На ту же тему

Компании группы GAFA не платят налоги
Вокруг да около компании Suez
ВКТ предлагает альтернативный экономический план
Печальные итоги года для французской экономики