Детальный анализ проекта пенсионной реформы

Доклад Делевуа, верховного комиссара по пенсионному обеспечению заложил основы проекта, который сейчас дорабатывает правительство, прикрываясь разглагольствованиями о «сближении позиций». Вопреки расхожим обещаниям установить «равенство» и «общие для всех условия», введение балльной пенсионной системы создаст базу для беспрецедентного ущемления прав.
Доклад Делевуа, верховного комиссара по пенсионному обеспечению заложил основы проекта, который сейчас дорабатывает правительство, прикрываясь разглагольствованиями о «сближении позиций». Вопреки расхожим обещаниям установить «равенство» и «общие для всех условия», введение балльной пенсионной системы создаст базу для беспрецедентного ущемления прав.

Доклад Делевуа, верховного комиссара по пенсионному обеспечению заложил основы проекта, который сейчас дорабатывает правительство, прикрываясь разглагольствованиями о «сближении позиций». Вопреки расхожим обещаниям установить «равенство» и «общие для всех условия», введение балльной пенсионной системы создаст базу для беспрецедентного ущемления прав.

В кругах сторонников французского президента и правительства сегодня модно высказывать следующее мнение: поскольку текст закона о пенсиях до сих пор не представлен, у манифестантов и забастовщиков нет повода для возмущения. А между тем проект реформы существует: её основные положения содержатся в докладе «о переходе к единой балльной пенсионной системе», представленном в июле 2019 года верховным комиссаром по пенсиям Жан-Полем Делевуа. Этот документ и стал фундаментом для псевдо-«обсуждения», начатого правительством. Инициатива, выдвинутая Эммануэлем Макроном и Эдуаром Филиппом, возникла не на пустом месте, хотя их стратегически выверенные колебания могут заставить в этом усомниться. Достаточно вспомнить об отказе в ответ на высказанное в сентябре предложение генерального секретаря ВКТ Филиппа Мартинеса «начать с нуля» переговоры по пенсиям и принять во внимание мнение профсоюзов. И хотя не всё пока очевидно, основные контуры «единой системы», введение которой «коснётся людей, родившихся после 1963 года (включительно)», уже просматриваются достаточно чётко. Надо только разглядеть их суть за обманчивыми лозунгами. Газета «Юманите» подготовила анализ обещаний правительства по семнадцати пунктам, чтобы внести свой вклад в разъяснение опасностей этого проекта.

Правительство вам говорит: «Начисление пенсий в соответствии с баллами поможет обеспечить всем равные условия».

Неправда. «Уже завтра, благодаря единой балльной системе, каждый евро, поступивший в социальные фонды, даст всем равные права» – таков был один из важнейших аргументов предвыборной кампании Эммануэля Макрона. Предполагалось, что этот лозунг послужит ответом на несправедливость, неизбежную при одновременном существовании 42 режимов пенсионного обеспечения (именно столько насчитал Жан-Поль Делевуа). Но за этими якобы «равными для всех условиями» на самом деле кроется неравенство в пройденном людьми профессиональном пути и в зарплатах. Частично оно сглаживается за счёт предоставления более выгодных прав самым незащищённым категориям, но в неизменном виде воспроизводится при начислении пенсий. Цель введения балльной пенсионной системы состоит в том, чтобы назначаемая пенсия отражала трудовой путь каждого человека. Конечно, в ней предусмотрены механизмы солидарного начисления пенсий, которые призваны компенсировать периоды безработицы, болезни или отпуска по уходу за ребёнком, но об этом в докладе Делевуа говорится очень скупо (см. далее). Принцип «равных условий для всех» изначально несостоятелен. Проект реформы предусматривает введение «вычетов» и «доплат» (санкций и стимулов) вокруг «базового возраста», и потому два человека, которые прошли одинаковый трудовой путь и отчисляли в социальные фонды одинаковую сумму, но вышли на пенсию с разницей в один год, получат разные права на пенсионное обеспечение.

Правительство вам говорит: «Новая система более выгодна для тех, кто получает небольшую зарплату и имеет перерывы в трудовом стаже».

Неправда. Доклад Делевуа основан на постулате, считающемся аксиомой и не подлежащем обсуждению: система, позволяющая накапливать права на пенсионное обеспечение (баллы) со всех зарплат, должна быть более выгодной, чем существующий порядок, при котором принимаются во внимание лишь заработки за тот или иной период. При системе ежеквартальных отчислений необходимо отработать 150 часов в квартал, чтобы он был учтён в трудовом стаже. Если это пороговое значение не достигнуто, то отчисления не принимаются в расчёт при назначении пенсии. Но при этом сумма пенсии определяется как средняя величина за те 25 лет, в течение которых человек получал самую высокую в своей карьере зарплату, а не как усреднённый показатель от всех его зарплат. Таким образом, за счёт нейтрализации наименее доходных периодов пенсия теоретически должна быть выше. Для тех, кто работал долго и поднимался по карьерной лестнице, так оно и есть. Несколько иначе обстоят дела с теми, кто имеет короткий или прерывистый трудовой стаж и потому не может «выбрать» те высокооплачиваемые годы, которые следует учитывать при начислении пенсии. Совет по пенсиям и Жань-Поль Делевуа утверждают, что старый порядок «невыгоден для застрахованных лиц с небольшим стажем». Но означает ли это, что система, предлагаемая Делевуа, лучше? Нет, потому что, как отмечают эксперты Совета, «идея о том, чтобы принимать во внимание зарплаты за все годы (…), выглядит в целом менее выигрышной для застрахованных». Иными словами, неравенство будет сглажено… за счёт общего снижения пенсий! Но об этом Жан-Поль Делевуа предпочитает умалчивать.

Правительство вам говорит: «Стоимость балла не будет снижаться».

Неправда. Верховный комиссар по пенсиям постоянно повторяет: «Нет причин волноваться о размере своей будущей пенсии, потому что стоимость балла не уменьшится». Красивое обещание… но сдержать его разработчики системы на самом деле не в состоянии. Во-первых, потому что значение балла придётся ежегодно пересматривать, и это обстоятельство, наряду с изменением пенсионного возраста, станет одним из «инструментов» для управления этим режимом в руках совета директоров будущего единого пенсионного фонда (см. далее). И хотя при пересмотре значения «по умолчанию будет учитываться изменение среднего уровня доходов», ещё одно правило может вступить в противоречие с этим утверждением в связи с «ситуацией в системе» и, в частности, с теми целями, которыми будут руководствоваться парламентарии при составлении бюджета. Не заостряя внимание на сохраняющихся пока неясностях, Жан-Поль Делевуа пользуется неразберихой, возникшей вокруг «стоимости балла»: обещанная индексация в связи с ростом зарплат касается в первую очередь совокупного объёма отчислений, преобразуемых в балльный «капитал» за весь срок трудовой деятельности. Но если расчёт пенсий основывается на этом накоплении баллов, то он зависит и ещё от одного показателя – от «доходности» каждого балла. Например, первоначально предполагалось, что при покупке каждый балл будет стоить 10 евро и приносить 0,55 евро в год, то есть 5,5 % от его покупной «цены». Впрочем, эту доходность можно будет реально оценить только за год до выхода на пенсию. Если покупная стоимость баллов увеличивается, а проценты по ним не растут, то доходность снижается, а вместе с ней и пенсии… Такая ситуация может сложиться в системе при наступлении кризиса, как завуалированно признал Жан-Поль Делевуа.

Правительство вам говорит: «Будут учитываться 100 % активов».

Неправда. По новым правилам все будут делать справедливые, единые и обязательные отчисления. Что может быть лучше, с точки зрения солидарности? Но это только видимость, на самом же деле всё обстоит немного иначе. Конечно, все работающие граждане будут делать отчисления, но только с части доходов, не превышающей трёхкратного «порогового» значения, установленного службой социальной защиты. Что это означает? «Пороговое» значение, установленное службой социальной защиты, – это ориентировочный показатель, устанавливаемый ежегодно и служащий для расчёта и начисления социальных пособий. В 2019 году он составлял 40 524 евро в год (3 377 евро в месяц). Таким образом, пенсионные отчисления за каждого работающего гражданина будут выплачиваться, исходя из максимального значения заработной платы около 10 000 евро в месяц (120 000 евро в год). Поскольку проценты пропорциональны отчислениям, то те, кто зарабатывает больше этого лимита и хочет увеличить свою будущую пенсию, вынуждены будут размещать свои средства в частных сберегательных или пенсионных фондах… Всё складывается очень удачно: принятый в апреле закон предусматривает облегчённый режим налогообложения таких инвестиций. До сих пор самые высокооплачиваемые работники отчисляли в солидарную систему пенсионного обеспечения суммы, эквивалентные порой восьмикратному пороговому значению, установленному службой социальной защиты (324 192 евро в год) через систему дополнительного пенсионного обеспечения «Agirc-Arrco», что не способствовало развитию такой услуги, как капитализация пенсионных отчислений.

Правительство вам говорит: «Баллы будут начисляться и безработным, и женщинам, ухаживающим за детьми, и инвалидам».

Неправда. При нынешней системе работники при определённых условиях могут добиться того, что даже в случае потери работы, ухода в отпуск по беременности и родам, наступления инвалидности или болезни им будут зачтены в стаж те кварталы, которые имеют значение для их будущей пенсии. При новой всеобщей системе эти атрибуты солидарности будут «оптимизированы» и преобразованы в дополнительные пенсионные баллы. В докладе Делевуа этот способ назван «шагом вперёд по сравнению с ныне существующей системой», поскольку квартальный доход не отразится на пенсии тех граждан, которые отработали достаточно долго для того, чтобы претендовать на полную пенсию. Однако в проекте не учитывается тот факт, что следовавшие одна за другой реформы уже продлили срок, в течение которого работник должен делать пенсионные отчисления, чтобы претендовать на полную пенсию (очень скоро он составит 42, а, может быть, и 43 года, и достичь максимума будет невозможно, если не учитывать в стаже те кварталы, когда человек болел, был без работы или ухаживал за детьми). Любопытно, что в своём докладе Делевуа обещает предоставлять баллы «на основании» доходов от трудовой деятельности, но не приводит конкретных цифр. Никто не знает, останется ли на нынешнем уровне объём солидарных выплат, имеющих первостепенное значение для сглаживания неравенства. Кроме того, предлагается финансировать эти механизмы «за счёт налогов», а не за счёт отчислений, то есть они будут полностью зависеть от корректировок бюджета при том или ином правительстве.

Правительство вам говорит: «Права на пенсионное обеспечение, приобретённые при прежних режимах, будут гарантированы».

Неправда. Несмотря на то, что в докладе Делевуа утверждается, что «права на пенсионное обеспечение, приобретённые (…) до 1 января 2025 года, будут гарантированы на 100 %», не стоит терять бдительность, так как в этом же документе говорится, что «для удобства эти права будут преобразованы в баллы новой системы». Да, полученные ранее права будут сохранены… однако не исключены и потери в ходе адаптации правил прежней системы к требованиям нового порядка. Пример, приведённый в докладе, выглядит не слишком оптимистично: при смене системы работник 1980 года рождения получит права, «пропорциональные» тем, которые он имел бы при ныне действующих правилах. То есть для расчёта суммы его пенсии будут использованы данные по 13 годам его стажа с самой высокой зарплатой из дореформенного периода… Вот только при нынешней системе к моменту начисления пенсии именно эти годы могут оказаться не самыми высокооплачиваемыми. Вполне возможно, что годы, когда этот человек будет получать самую большую в своей карьере зарплату, у него ещё впереди. Есть и ещё один непростой вопрос: будет ли стоимость баллов, начисленных в ходе адаптации приобретённых ранее прав к новому порядку, подвергаться пересмотру по тем же расплывчатым правилам?

Правительство вам говорит: «Для представителей некоторых профессий будут сохранены льготы».

Неправда. Об этом нечасто говорят, но некоторые «льготы» сохранятся при новой системе для тех профессий, представители которых до сих пор платили социальные взносы по уменьшенной ставке. Это главным образом люди искусства, моряки и журналисты. Если применить к этим категориям, отчисляющим меньше, чем другие, принцип «каждый евро, направленный в социальный фонд, даёт всем равные права», то их пенсии и в самом деле уменьшатся. Поэтому в докладе Делевуа сказано, что «было бы закономерно финансировать из средств государственного бюджета» недостающие баллы. На первый взгляд это кажется очень разумным… но (внимание!) здесь есть скрытая опасность! Разговоры о финансировании из средств государства означают, что уровень этой поддержки может изменяться каждый раз, когда Парламент голосует за тот или иной закон о бюджете!

Правительство вам говорит: «Пенсионный возраст не превысит отметки в 62 года».

Неправда. Одним из важнейших обещаний Макрона в период его предвыборной кампании 2017 года было то, что пенсионный возраст «будет зафиксирован на отметке 62 года»… Но только на бумаге. В своём докладе Делевуа повторяет это предложение, даже не утруждая себя делать вид, что верит в него. Формально возможность выйти на пенсию в 62 года по-прежнему сохранится, однако «единая система будет стимулировать граждан к подливанию периода профессиональной деятельности», подчёркивается в проекте. Для этого предлагается установить «базовый возраст» по примеру балльной системы дополнительного пенсионного обеспечения «Agirc-Arrco». Сначала таким «базовым возрастом» будет 64 года. Для тех, кто захочет выйти на пенсию раньше, будет предусмотрен «вычет» (санкция) в размере 5 % за каждый год, для тех же, кто уйдёт позже, полагается «доплата» (стимул) такого же размера. Эта мера ударит по кошельку будущих пенсионеров, так что у многих из них не останется другого варианта, кроме как дожидаться 64 лет, прежде чем уйти на пенсию, даже в случае потери работы, что нередко бывает с пожилыми людьми… Впрочем, эта тенденция прослеживается и в нынешней системе с тех пор, как по итогам реформ увеличился срок уплаты страховых взносов. Однако сейчас те, чей стаж не прерывался ни на один квартал, ещё могут уйти с работы в 62 года и получать пенсию в полном объёме. Скоро это станет в принципе невозможно до достижения 64 лет. «Базовый возраст» будет повышаться вместе с увеличением продолжительности жизни (по прогнозам, представленным в докладе, для поколения, родившегося в 1990-е годы, он составит 66,25 года).

Правительство вам говорит: «Переход с работы на пенсию будет упрощён».

Неправда. Эту идею, выдвинутую ФДКТ, правительство доработало и подкорректировало. Фактически при плавном переходе с работы на пенсию по принципу постепенного свёртывания профессиональной деятельности на горизонте уже вырисовывается перспектива бесконечной работы в форме всё более широкого распространения такой практики, как совмещение работы и пенсии. В докладе верховного комиссара по пенсиям указывается на «возможность без каких-либо ограничений возобновить профессиональную деятельность после выхода на пенсию с обеспечением по полной ставке, чтобы приобрести дополнительные права» и тем самым увеличить существующую пенсию. До сих пор это было невозможно. Теперь же перспектива видна вполне отчётливо: пенсионеры продолжат работать, желая увеличить свой доход, который окажется недостаточным для того, чтобы жить на пенсию, заработанную благодаря «первому» стажу.

Правительство вам говорит: «Минимальная выплата будет эквивалентна 85 % от МРОТ»

Неправда. Это социальное завоевание… уже более десяти лет тому назад было закреплено законом! В законе 2003 года о пенсионном обеспечении указано, что к 2008 году минимальная пенсия должна быть приравнена к 85 % от чистой МРОТ за полный стаж… Это не совсем так. Стоит обратить внимание на одну тонкость: речь идёт не о минимальной пенсии по старости (минимальном социальном пособии, которое полагается каждому пожилому человеку, не имеющему доходов, и не зависит от того, как долго он уплачивал страховые взносы), а о «минимальной страховой пенсии», то есть о нижней границе той суммы, которую будет получать пенсионер, всю жизнь плативший страховые взносы. Эти 85 % от МРОТ, составляющие на сегодняшний день около 1 000 евро, будут получать обладатели полного трудового стажа, отчислявшие взносы. Для родившихся в 1973 году, стаж составляет 43 года, но в дальнейшем он может быть увеличен и, по прогнозам авторов того же доклада, для поколения 1990 года рождения составит 44,25 года… Этот минимум будет выплачиваться, начиная с «базового возраста» (64 года – в 2025 году и до 66,25 лет для тех, кто рождён в 1990 г.), и «пропорционально» уменьшаться для тех, у кого нет полного трудового стажа. То есть 1 000 евро – это теоретически возможный максимум. Однако такое благодеяние для самых малоимущих имеет и свою оборотную сторону: оно является в некотором смысле «компенсацией» от властей в обмен на запланированное снижение пенсий в целом, направленное на то, чтобы уместить объём их финансирования в 14 % от ВВП, несмотря на растущее число пенсионеров. Это означает, что завтра минимум на самом деле повысится (немного), но при этом количество пенсионеров, которые будут получать именно такие выплаты, существенно увеличится. Несомненно, это – шаг назад.

Правительство вам говорит: «Для обладателей большего стажа сохранится возможность более раннего выхода на пенсию».

Неправда. Проект реформы, выдвинутый Делевуа, предусматривает сохранение специальных условий для обладателей большого трудового стажа: те, кто начал уплачивать страховые взносы, не достигнув 20 лет, могут уйти на пенсию уже в 60 лет, а не в 62, как другие. На них не распространяется правило о вычете в случае выхода на пенсию до достижения базового возраста 64 года. Более того, они имеют право на доплату, если продолжат работать после 60 лет. Прогресс? На самом деле – нет… И здесь не обошлось без подводных камней. Речь идёт о том, что даже при балльной системе, которая не основывается на ежегодных отчислениях, это право, как и возможность претендовать на минимальную пенсию (см. выше), будут иметь лишь те, кто отчислял страховые взносы в течение срока, соответствующего полному трудовому стажу (43 года для людей 1973 года рождения), и этот период «может быть увеличен для последующих поколений». В докладе уточняется, что для людей, рождённых в 1990 году, этот срок может составить 44,25 лет. Таким образом, чтобы выйти на пенсию в 60 лет, им нужно будет начать работу даже не в двадцать, а в пятнадцать с половиной… Понятно, что эта возможность так и останется на бумаге.

Правительство вам говорит: «Вредные профессии: правила едины для всех».

Неправда. Проект Делевуа предлагает работникам заключить своего рода «сделку»: расширить возможности досрочного выхода на пенсию для тех, кто пользуется «особым статусом», и для работников бюджетных учреждений, и одновременно обеспечить всем сотрудникам государственных и частных компаний, подвергающимся воздействию вредных факторов на рабочем месте, доступ к учётной записи по технике безопасности. Она служит для начисления баллов за вредность (не путать с пенсионными баллами) на основании ряда критериев (работа по ночам, монотонность, труд в условиях шума, холода или жары и т. п.). В некоторых случаях баллы, полученные в соответствии с этой учётной записью, могут дать право на досрочный выход на пенсию за два года до наступления пенсионного возраста. При этом много потеряют работники, пользующиеся «особыми режимами», и бюджетники так называемой «активной категории». Их профессии были признаны вредными специальными документами (железнодорожники, работники парижского общественного транспорта, могильщики, ассенизаторы, сборщики мусора, медсёстры, фельдшеры, акушерки и т. п.). Они и так лишились значительной части льгот из-за повышения пенсионного возраста (с 50 до 52 и с 55 до 57 лет в различных профессиях) и из-за того, что для них период уплаты взносов в социальные фонды был приравнен к аналогичному показателю в других профессиях (он составит 43 года для людей 1973 года рождения, претендующих на полную пенсию). При введении единой системы их пенсионный возраст станет таким же, как и для всех остальных (в теории – 62 года, на практике – скорее 64 года («базовый возраст»)), и «благодаря учётной записи по технике безопасности» их «профессиональный риск будет приниматься во внимание». Звучит убого.

Правительство вам говорит: «Повышение на 5% за каждого ребёнка».

Неправда. «Крупнейшее социальное завоевание для женщин» – так оценивается в докладе Делевуа реформа семейных выплат, которую предлагается провести в связи с переходом к балльной системе пенсионного обеспечения. Неужели это и в самом деле прогресс – увеличение пенсии одного из родителей на 5 % за каждого ребёнка, начиная с первого, при том, что сегодня пенсия каждого из родителей повышается единожды на 10 % с рождением третьего ребёнка? Желая убедить в этом население, коллеги верховного комиссара умалчивают об одном, явно отрицательном, аспекте нового порядка: теперь в стаж, необходимый для начисления пенсии, не будут засчитываться дополнительные кварталы. Наряду с доплатами к уже имеющимся пенсиям, нынешняя система предусматривает добавление к стажу восьми квартальных страховых периодов за каждого ребёнка, четыре из которых в обязательном порядке засчитываются в стаж матери (это правило действует в отношении сотрудников частных компаний, не имеющих льгот), или добавление двух таких периодов к стажу матери, работающей в государственном учреждении (при этом у женщины есть возможность прервать работу, но страховой стаж будет учитываться). При балльной системе все эти установки будут отменены. И, судя по содержанию доклада, их не планируют заменить начислением дополнительных баллов. По мнению верховного комиссара, квартальные страховые периоды «не всегда нужны», потому что родители могут получить дополнительные начисления к пенсии за счёт работы… Эта мера ударит по женщинам, «имеющим небольшой и прерывистый трудовой стаж», хотя представляется всё так, что именно они выиграют от введения новых правил. Далеко не для всех увеличение пенсии на 5 % за каждого ребёнка, начиная с первого, компенсирует потери. Семьи, имеющие троих детей, проиграют сразу по двум направлениям: с точки зрения доплат к пенсиям (15 % на двоих родителей – это меньше, чем по 10% каждому из них) и квартальных страховых периодов (матери их полагается не более шести).

Правительство вам говорит: «Пенсии умерших родственников будут оптимизированы».

Неправда. Рабочие документы, представленные ещё до обнародования доклада, вызвали ажиотаж, так как из них следовало, что унаследованные пенсии, полагающиеся ныне вдовцам и вдовам, могут быть отменены. А между тем одна эта мера играет важную роль, на 15 процентов сокращая разницу между пенсионными доходами мужчин и женщин (при получении унаследованной пенсии она составляет 25 %, а без таковой – 40 %). В докладе верховного комиссара утверждается, что этот механизм сохранится, но «изменится логика его применения»: вдовец или вдова «будет получать 70 %» от общего дохода супружеской пары, независимо от размера собственной пенсии. На сегодняшний день при начислении унаследованной пенсии существует ограничение: её получатель имеет право на 50–60 % от пенсии умершего супруга в дополнение к своей пенсии. «Последствия перемен будут неоднозначными и окажутся выгодными далеко не всем. От них выиграют те пары, где разница в сумме пенсий, получаемых супругами, очень велика, а для тех пар, в которых этот показатель составляет менее 50 %, унаследованная пенсия фактически уменьшится, – утверждает Кристиан Марти, эксперт «Фонда Коперника». – И чем более идентичны суммы пенсий, получаемых супругами, тем значительнее будет снижение». Если, например, каждый из супругов получает пенсию 1 000 евро (в том числе 30 % – дополнительная пенсия), то после смерти одного из них другой потеряет 158 евро в месяц из-за назначения унаследованной пенсии по новой системе (ему будет положена доплата 400 евро вместо 558, как это было бы при нынешнем порядке).

Правительство вам говорит: «Грамотное урегулирование обеспечит пенсионерам достойный уровень жизни».

Неправда. С введением единой пенсионной системы придётся забыть о «параметрических» реформах, время от время проводимых правительством для того, чтобы подкорректировать возникающий дисбаланс. Ведь как только речь заходит о реформе, появляется повод для общественного обсуждения и даже для социальных протестов и связанных с ними политических угроз, несмотря на то, что меры, создающие этот повод, могут дать эффект лишь много лет спустя… Единая система разрабатывалась для того, чтобы в дальнейшем избежать подобных затруднений. «Для того (…) чтобы обеспечить грамотное регулирование пенсионной системы, мы предлагаем ввести механизмы, позволяющие адаптировать её к меняющимся условиям общества и рынка труда, придать ей устойчивость в контексте экономической и демографической нестабильности», – отмечается в докладе Делевуа. Всё это станет возможным благодаря балльной системе. В ней предусмотрены рычаги (стоимость пенсионного балла, «базовый возраст», пересмотр стоимости балла), которые позволят ограниченному кругу чиновников управлять ею, ориентируясь на выполнение основной задачи – выдерживать «траекторию использования государственных средств», обозначенную законами о бюджете. Главная величина, которая будет подвергаться корректировкам, – это общий объём пенсионных выплат, который, как уже было решено, «не должен выходить за пределы», установленные Советом по пенсионному обеспечению, то есть не может превышать 14 % от ВВП. Совет директоров пенсионного фонда должен «проводить ежегодные совещания по вопросу об имеющихся в его распоряжении механизмах», которые могут быть использованы для «учёта возможных расхождений» с показателями, заложенными в бюджет. Это регулирование будет базироваться «на соблюдении золотого правила», не допускающего образование дефицита в течение пятилетних периодов. При этом «совет директоров вправе предложить другой критерий для определения стоимости балла», не привязанный к уровню зарплат. Таким образом, пенсионная реформа превратится в перманентный процесс, но будет проводиться без широковещательных заявлений, посредством простой корректировки стоимости пенсионного балла.

Правительство вам говорит: «Финансовая прозрачность».

Неправда. Рост налоговой нагрузки на систему социальной защиты, сопровождаемый уменьшением отчислений в социальные фонды ради «снижения стоимости труда», ставит систему пенсионного обеспечения перед необходимостью лавировать между многочисленными сборами. Делевуа предлагает до предела упростить схему: накопительная часть пенсии, объём которой зависит от страховых взносов, выплачиваемых работником, будет финансироваться за счёт этих же средств. Что же касается так называемых солидарных выплат, например, баллов, начисляемых в случае прерывания трудового стажа, или минимальной пенсии, то деньги на них будут выделяться «исключительно из налоговых поступлений» благодаря созданию «единого» «Фонда поддержки пожилых людей». Иными словами, финансирование тех выплат, которые основаны на перераспределении средств, планируется переложить на плечи налогоплательщиков, а предприятия будут формировать только накопительную часть за счёт отчисления страховых взносов с зарплат своих сотрудников. В конечном счёте это приведёт к нестабильности самого принципа перераспределения в пенсионной системе, который будет зависеть от решений кабинета министров по вопросам бюджета.

Правительство вам говорит: «Перераспределение будет выгодно тем, кто получает самые маленькие пенсии».

Неправда. В докладе Делевуа утверждается: «Проектом реформы предусмотрено масштабное перераспределение средств». «40 % застрахованных лиц, чьи пенсии невелики, почувствуют значительное увеличение выплат», – подчёркивают авторы документа, опираясь на «результаты моделирования» различных вариантов. Эти заявления вызывают сразу два вопроса. Во-первых, верховный комиссар не приводит никаких базовых значений и формул, на основании которых сделаны эти расчёты, несмотря на соответствующие просьбы со стороны общественного объединения «Наши пенсии» (reformedesretraites.fr). Так что остаётся поверить ему на слово. Во-вторых, сравнивая две системы на примере «типичных случаев», авторы доклада беззастенчиво искажают правду о ныне действующих порядках, чтобы на этом фоне представить проект реформирования в более выигрышном свете. В частности, продолжительность страхового стажа, необходимого в дальнейшем для начисления пенсий по полной ставке самым молодым сегодняшним работникам (1980-1990-х годов рождения) в его рассуждениях намеренно завышается относительно истинного значения, и называются такие цифры, как 43,5 или даже 44,25 года «с учётом растущей продолжительности жизни», чем, по его словам, и обусловлена необходимость реформировать пенсионную систему! К совершенно иным заключениям ведёт сравнение данных из доклада Делевуа, касающихся будущего единого пенсионного режима, и сведений, предоставленных Советом по пенсионному обеспечению в отношении нынешней системы (его провели члены общественного объединения «Наши пенсии». Например, для человека, получавшего МРОТ, пенсия снизится примерно на 20 %. Это совсем не похоже на перераспределение в том виде, в котором его обещают авторы доклада.

Опубликовано 04/12/2019

На ту же тему

Наличные деньги – истинная цель приватизаций
Утечка капитала: как выводятся нефтяные деньги Уганды
Макрон балует самых богатых
Шутка дня: Каймановы Острова больше не налоговый...