Жорж Корм: «Крах неолиберализма – причина манифестаций, проходящих по всему миру»

Жорж Корм, экономист и историк, бывший министр финансов Ливана, размышляет об акциях протеста, проходящих в его стране, в Ливане, а также в Ираке и Иране. Пока участники многочисленных манифестаций выражают возмущение влиянием Тегерана, он обращает внимание на поражение неолиберальной модели и утверждает, что «светское течение» захлёстывает арабский мир.
Жорж Корм, экономист и историк, бывший министр финансов Ливана, размышляет об акциях протеста, проходящих в его стране, в Ливане, а также в Ираке и Иране. Пока участники многочисленных манифестаций выражают возмущение влиянием Тегерана, он обращает внимание на поражение неолиберальной модели и утверждает, что «светское течение» захлёстывает арабский мир.

Жорж Корм, экономист и историк, бывший министр финансов Ливана, размышляет об акциях протеста, проходящих в его стране, в Ливане, а также в Ираке и Иране. Пока участники многочисленных манифестаций выражают возмущение влиянием Тегерана, он обращает внимание на поражение неолиберальной модели и утверждает, что «светское течение» захлёстывает арабский мир.

Марк де Мирамон: Как вы оцениваете нынешние волнения в Ливане?

Жорж Корм: Мы столкнулись с беспрецедентной, новой для нас ситуацией, когда молодёжь вышла на улицы Бейрута и других ливанских городов. Отчасти это напоминает события 2011 года, многие говорят об «арабской весне», но я скорее назвал бы происходящее арабским мятежом или арабским анархистским движением. Сегодня этот процесс развивается в Ливане менее агрессивно, чем, скажем, в Ираке, ведь в данный момент наша армия соблюдает строгий нейтралитет. В манифестациях участвуют люди разного возраста и общественного положения, социальная база протестов очень широка. Само движение и выдвигаемые им требования пользуются поддержкой среди населения, хотя в стране по-прежнему есть сторонники господина Берри, вот уже двадцать пять лет возглавляющего Парламент, и высокопоставленных представителей правящего режима. Те, кто поддерживает партию «Хезболла» и господина Берри, относятся протестному движению враждебно.

М.М.: Выполнимо ли, по вашему мнению, главное требование протестующих – отставка всей ливанской правящей элиты? И согласится ли уйти «Хезболла», имеющая сильные позиции в Парламенте?

Ж.К.: Основная часть манифестантов не критикуют именно партию «Хезболла». Однако следует признать, что на протяжении многих лет она составляет неотъемлемую часть ливанского руководства, продолжая при этом осуждать различные конфликты, возникающие в арабском мире. За это её можно упрекнуть в том, что она провоцирует враждебность в тех арабских странах, о которых идёт речь. «Хезболла» – верный союзник движения «Амаль», возглавляемого Набихом Берри, который вот уже двадцать пять лет занимает пост главы ливанского парламента. «Амаль» нередко критикуют за то, что оно подвергает южные районы страны экономическому разграблению. В то же время сильная позиция партии «Хезболла» основана не только на итогах выборов, но на том, что ей удалось, благодаря упорному сопротивлению, вынудить израильскую армию отступить за пределы страны после двадцатидвухлетней оккупации обширных территорий на юге Ливана. Следует, однако, заметить, что «Хезболла» находится под влиянием Ирана, что также вызывает критику в её адрес. Согласится ли эта партия уйти с политической арены под давлением протестующих? Трудно сказать, ведь я не посвящён в планы «божественной партии». Издание «Аль-Акбар», считающееся выразителем позиции «Хезболла», враждебно относится к молодёжному бунту. Оно пропагандирует «теорию заговора», утверждая, что западные неправительственные организации поддерживают протестное движение. Вообще президент Американского университета Бейрута и ректор университета Сен-Жозеф сделали беспрецедентные заявления, призвав ливанцев выйти на манифестации. Кроме того, для меня совершенно очевидно, что цель американского правительства, открыто выражающего поддержку манифестантам, состоит в том, чтобы ослабить позиции «Хезболла», которую Вашингтон считает «террористической» организацией и мишенью для борьбы. Несомненно, это связано с отношением «Хезболла» к Иерусалиму и с её успешной попыткой выдворить в 2000 году израильскую армию с юга Ливана путём вооружённого сопротивления. Сегодня эта партия оказывает содействие палестинским повстанцам в секторе Газа, что совершенно неприемлемо с точки зрения США, поддерживающих Израиль.

Вместе с тем ливанская политическая номенклатура, сформировавшаяся при политическом режиме Рафика Харири, отца Саада Харири, разграбила страну, пользуясь благосклонностью Жака Ширака ещё с тех пор, когда он был мэром Парижа. Эта номенклатура в целом пользуется очень дурной репутацией, так как она возвела неразбериху едва ли не в принцип управления страной и очень дорого обошлась экономике (при ней государственный долг достиг 150 % ВВП). Лично я согласился занять пост министра финансов (1998–2000 гг.) в так называемом правительстве «чистых рук» при президенте Эмиле Лахуде, бывшем главнокомандующем ливанской армией, и премьер-министре Селиме Хоссе, олицетворяющем государственную целостность Ливана.

М.М.: «Теория заговора» муссируется не только в Ливане, она существует и в Иране, и (главным образом) в Ираке, где манифестанты выражают недовольство чрезмерным вмешательством Исламской республики в решение региональных вопросов. Считаете ли вы, что эти протесты взаимосвязаны?

Ж.К.: Если «заговор» и существует, то это означает, что на местах сложились подходящие для него объективные условия. В Ливане, как и в Ираке, люди устали чувствовать себя брошенными на произвол судьбы насквозь прогнившим политическим режимом. Повторю, я вижу в происходящем продолжение арабских восстаний 2011 года, которые, кстати, дали стимул для аналогичных выступлений на другом берегу Средиземного моря (Греция, Испания) и даже в США, где возникло движение «Захвати Уолл-стрит». На сегодняшний день неолиберализм повсеместно изжил себя. Он способствовал сосредоточению огромной доли национального дохода в руках кучки миллиардеров, и несостоятельность этой модели в социальном плане служит причиной протестов по всему миру, например, в Чили. Рафик Харири, отец Саада Харири, стал премьер-министром, владея состоянием в 3 миллиарда долларов, а уходил с этого поста с капиталом в размере 17 или 18 миллиардов!

М.М.: Как вы оцениваете политику Ирана в регионе?

Ж.К.: Тегеран занимает двойственную позицию. С одной стороны, он хочет выглядеть борцом за свободу, продолжая давнюю традицию стран третьего мира, что вполне согласуется с подъёмом стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР – прим. ред.). С другой стороны, народы устали от упорной религиозной, в частности, шиитской риторики, считая, что она не отвечает их интересам. На сегодняшний день в арабском мире формируется «светское» течение.

М.М.: Звучит ли в Ливане подобная критика в адрес Саудовской Аравии?

Ж.К.: Да, но её недостаточно! Не следует забывать, что Саудовская Аравия пользуется большим влиянием в Ливане, главным образом из-за поддержки, оказываемой Эр-Риядом многочисленным неправительственным организациям исламистского толка. Кроме того, определённая часть населения до сих пор надеется, что Саудовская Аравия наполнит опустевший бюджет Ливана. Но проблема не ограничивается только одним Ливаном. Сейчас нам необходимо «деваххабизировать» ислам. Имея огромные нефтяные доходы, Саудовское Королевство может позволить себе насаждать по всему миру ваххабизм, который, между прочим, считался еретическим учением уже во времена его появления в начале XIX века и потому подвергался жёстким нападкам как со стороны Османской империи, так и со стороны Египта, власти которого во времена правления великого новатора Мохаммеда Али организовали карательную операцию против основателя секты Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба.

М.М.: Теперь США считают «законными» израильские колонии в оккупированной Палестине. Как вы можете это прокомментировать?

Ж.К.: Это проявление американского империализма, который возмутительным образом навязывает другим странам свои законы, пользуясь тем, что доллар США является самой распространённой международной валютой. Надеюсь, что страны БРИКС сумеют поколебать гегемонию доллара и, следовательно, Вашингтона на международной арене. Чем объясняется это решение Дональда Трампа? Трудно сказать, ведь он сегодня заявляет одно, а завтра – совершенно другое. Его стиль управления мировыми процессами отличается экстравагантностью и оппортунизмом… Я разделяю мнение многих юристов о том, что США совершили ряд ужасных преступлений против человечества, к числу которых относится почти десятилетнее эмбарго в отношении Ирака. В своей последней работе я напоминаю о том, что США и Великобритания не подверглись никаким санкциям после их лживых заявлений в 2003 году о том, что у Ирака якобы имеется оружие массового поражения. Однако следствием именно этой лжи стала война, полностью разорившая эту страну и причинившая огромные страдания мирным жителям. Такая империалистическая политика – источник всех опасностей. Пора положить ей конец, а странам Европейского Союза хорошо бы дистанцироваться от этой политики. Я слышал, как Эммануэль Макрон сказал, что странам Европы следовало бы создать что-то вроде отдельного НАТО, тогда как Североатлантический альянс требует, чтобы арабские страны объединились в арабский эквивалент НАТО, и это звучит совершенно абсурдно, как если бы им предложили разработать оружие для уничтожения самих себя…

М.М.: Не формируется ли зародыш этого «арабского НАТО» в ходе войны в Йемене, продолжающейся с 2014 года?

Ж.К.: Да, война в Йемене – это ужасно. С одной стороны – Саудовская Аравия и Объединённые Арабские Эмираты, с другой – хуситы, поддерживаемые Ираном. При этом Саудовская Аравия и ОАЭ полностью подчиняются НАТО. То же самое можно сказать и о Евросоюзе, так как в последней статье его Конституции говорится, что внешняя политика ЕС и входящих в него стран определяется их принадлежностью к НАТО. Я хотел бы подчеркнуть, что ЕС совершенно возмутительно ведёт себя по отношению к нам, ливанцам: появление во Франции 10 000 сирийских беженцев служит в этой стране поводом для истерии, а мы приняли более миллиона человек, но нас просят оставить их у себя, интегрировать в ливанскую экономику и в общество. Не понимаю, как можно быть настолько циничными, ведь эти процессы привели к явному обнищанию существенной части ливанского народа. Многие люди лишились работы, так как на их место взяли сирийцев, чей труд стоит дешевле. Определённая часть ливанского правительства прилагает все усилия, пытаясь убедить так называемое «мировое сообщество» в том, что такая ситуация неприемлема и беженцы должны вернуться в Сирию, существенная часть территории которой освобождена от контролировавших её террористических организаций.

М.М.: Вы проводите параллель между «арабскими мятежами» 2011 года и сегодняшней ситуацией в Ираке и Ливане. Можно ли надеяться в этот раз на позитивный исход, ведь протесты 2011 года привели к войнам? Или же к власти в этих странах могут прийти ещё более жестокие режимы?

Ж.К.: Для начала нужно, чтобы США и государства Европейского Союза перестали поддерживать такие ретроградные политические силы, как, например, «Братья мусульмане»[i],  которым помогли прийти к власти в Египте, Ливии и Тунисе. Со времён «холодной войны» все три религии (христианство, иудаизм и ислам) не раз использовались для того, чтобы ускорить развал Советского Союза. Однако, вопреки прогнозам Элен Каррер д’Анкосс, первыми его подтолкнули к распаду не союзные республики с преимущественно мусульманским населением, а Прибалтика. Россия и по сей день поддерживает прекрасные отношения с бывшими союзными мусульманскими республиками, которые восприняли свою независимость без большого энтузиазма.

Опубликовано 29/11/2019

[i] Запрещённая в РФ организация – прим ред.

На ту же тему

Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»
Восток Франции накрыла вторая волна эпидемии
Мэры напоминают государству о его обязанностях
Европа в растерянности перед коронавирусом