Давид Дюфрень: «Пусть говорят манифестанты – вот мой способ рассказывать о политике»

Прошлой зимой журналист портала allo@place_beauvau Давид Дюфрень с математической точностью фиксировал все факты применения полицейскими насильственных действий в отношении «жёлтых жилетов». Собранная информация легла в основу его романа «Последнее предупреждение» (Dernieresommation), опубликованного издательством «Грассе». Наш корреспондент встретился с автороми побеседовал с ним.
Давид Дюфрень: «Пусть говорят манифестанты – вот мой способ рассказывать о политике»

Каролин Констан

Прошлой зимой журналист портала allo@place_beauvau Давид Дюфрень с математической точностью фиксировал все факты применения полицейскими насильственных действий в отношении «жёлтых жилетов». Собранная информация легла в основу его романа «Последнее предупреждение» (Dernieresommation), опубликованного издательством «Грассе». Наш корреспондент встретился с автороми побеседовал с ним.

Каролин Констан: Как журналист вы собрали огромный объём фактического материала. Почему для его изложения была выбранаформа романа?

ДавидДюфрень: Жанр романа позволяет наблюдать за событиями и описывать их с совершенно особой позиции, излагать факты в обобщённом виде, не снабжая каждое упоминание ссылками на источники. Некоторая тяжеловесность публицистического стиля может оказаться чрезвычайно полезной при написании очерков ианалитических статей. А вот изложение панорамной картины событий позволяет взглянуть на ситуацию с разных сторон баррикады. Автор такого текста может одинаково непринуждённо общаться как с префектом, так и с людьми, готовящими мятеж. Но главное – это актуальность темы. В период протестныхвыступлений она занимала важное место и в СМИ, и в выступлениях политиков. Как тут не вспомнить знаменитое высказывание Макрона: «В правовом государстве нельзя обсуждать ни жестокость действий полицейских, ни гонения со стороны властей. Этого вообще не бывает». Эти слова, прозвучавшие ещё в марте, стали для меня стимулом к работе. Сначала Макрону уже предоставили право выбирать оружие (именно при нём полиция стала использовать боевое вооружение). Но когда президент начинает контролировать ещё и выбор слов, то вот тут-то и возникает настоящаяпроблема.

К.К.: Главный герой вашей книги Этьен Дардель подавленмасштабом трагедии, к которой привела жестокость полицейских. Это и есть тот аспект, к которому вы хотели привлечь как можнобольше внимания?

Д.Д.: Я воспользовался тем, что показалось мне подходящим элементом для романа. Но идея состоит в том, чтобы простое выпускание пара превратить в катарсис. Именно этот катарсис, по моему мнению, и следовало без промедления выразить в слове, надо было как можно быстрее достичь его. При этом вопросу о жестокости полицейских отводилось центральное место (так происходит каждый раз, когда то или иное общественное движение достигает определённого размаха). Вопрос о действиях полиции стал неким связующим звеном. Так было во всех революциях: и в1968-м, и в 1986 годах. Вопрос об агрессии полицейских сампо себе стал предметом баталий.

К.К.: В своей книге вы упоминаете события 1986 года, вчастности, ночь с 5 на 6 декабря, когда стражи порядка убилиМалика Усекина. Это был ключевой момент в становлении вашего главного героя. Можно ли сказать то же самое о вас, ведь вы ровесник этого персонажа?

Д.Д.: В повествовании есть очень автобиографический фрагмент, как раз тот, о котором вы говорите. Я уже рассказывал эту историю в моих предыдущих книгах, но в «Последнем предупреждении» она приобретает особую значимость. На самом деле, если бы в 18 лет я не увидел вооружённых до зубов бойцов мобильной бригадыи не пережил бы такого ужаса, то, возможно, стал бы другим человеком. Этот эпизод наложил глубокий отпечаток на моё представление о полиции, о поддержании общественного порядка, о борьбе и манифестациях.

К.К.: Вы даёте понять, что за последний год стражи порядкаперешли многие границы…

Д.Д.: На протяжении всех протестных выступлений я сообщал фактическую информацию, подтверждённую и задокументированную, но не снабжал её комментариями. Книга дала возможность пересказать содержание моих разговоров с пострадавшими и ихродственниками. В ней я даю слово самим участникам демонстраций и считаю это одной из основных миссий своей работы. Таков мой способ рассказывать о политике. Власти пытаются убедить людей в том, что в случаях травмирования манифестантов, когда кто-либо из них получал ранения, лишался руки или глаза, виновнынижние полицейские чины. Нам говорят: «Полиция действует жёстко, но в рамках своих законных полномочий». Поэтому мы и слышим знаменитое: «Проходите мимо, тут не на что смотреть!» Но это совсем не так. Ведь сама законность их полномочий вызывает сомнения. А между тем манифестанты, которых принято считать потенциальными правонарушителями, преступниками, мятежниками и бунтовщиками, прежде всего являются протестующими, то есть людьми, которые недовольны существующим положением дел. Следовательно, они выступают в качестве политических деятелей и участвуют в политическом процессе. На мой взгляд, очень важно не забывать об этом.

К.К.: В вашем романе высказана идея о том, что надо напомнить политикам об их ответственности за происходящее, не так ли?

Д.Д.: Приходится признать, что СМИ намеренно замалчивают некоторые вещи, что политические круги демонстрируют откровенный нигилизм, плюс – государство явно нас обманывает. Понадобилось приложить немалоусилий (главным образом извне, со стороны Европейского парламента, Совета Европы и ООН), чтобы заставить политиков осознать масштаб протестного движения. Однако на самом деле выступления «жёлтых жилетов» стали самым заметным явлением в политикекак минимум с 2005 года, и началось оно в пригородах. Вызывает обеспокоенность и тот факт, что левых при этом почти не слышно.

К.К.: В своей книге вы пишете: «На одного пострадавшегоманифестанта приходится 1000 тех, кто, видя такой пример, покидают ряды протестующих». Это стратегия террора в действии?

Д.Д.: Во всяком случае, стратегия страха и запугивания. Я пришёл к этой мысли, работая над романом. Поначалу я не думал, что государство зайдёт так далеко. Ситуация развивалась очень быстро и вдруг стала чрезвычайно опасной. Гибель от рук полицейских двух человек (ЗинебРедуан в Марселе и Стива МеаКанисо в Нанте)списали на обычные издержки. В первом случае было заявлено, что это была просто пожилая женщина, не принимавшей участия вманифестации, а во втором трагедия произошла на музыкальном празднике. Но на самом деле и там, и там полицейские действовали по-своему усмотрению. А профсоюзы полицейских говорят нам, что недовольны публикациями в прессе, формирующими у людей негативное преставление о полиции. Странная реакция, учитывая то, как они действуют. Они всё отрицают и занимают довольно сомнительную позицию, якобы недоумевая, почему в 2015 году их хвалили, а сейчас критикуют со всех сторон… Но в 2015 году полиция вела себя не так, как в 2019-м.

К.К.: Вы упоминаете о прицельных выстрелах в лицо, о стрельбепо людям. Полицейскими, о которых идёт речь, движет не толькокрайнее утомление, но и ненависть…

Д.Д.: Роман – это художественное произведение, но все приведённые в нём факты основаны на документальных подтверждениях. Передавая слова полицейского, который объясняет, почему средиманифестантов так много людей, получивших ранения в голову, я привожу информацию, которая действительно была мне предоставлена. Это не означает, что каждый раз именно так и происходит. Но я насчитал более сотни случаев, когда выстрелы из травматического оружия производились прицельно в голову. Это не было случайностью.

К.К.: По вашему мнению, именно агрессия явилась причиной того, что люди в жёлтых жилетах перестали выходить на акциипротеста?

Д.Д.: Сейчас, в связи с публикацией книги, я нередко участвую в дискуссиях на тему полицейской агрессии. Запуганность, опасения, страх перед участием в манифестациях – эти чувства присутствуют постоянно и у всех. Тут стоит задуматься о том, насколько наше общество действительно свободно. Люди боятся получить ранение, бытьпоставленными на учёт в полиции, попасть под суд или лишиться работы. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов такие факторы, как разочарование и усталость. Но это не означает, что протесты не могут возобновиться в той или иной форме, ведь те причины, которые заставили людей выйти на улицы, никуда не исчезли. Не стоит такжезабывать, что на протяжении долгого времени движение пользовалось самой широкой поддержкой.

На ту же тему

Образ генерала на войне поможет Макрону только...
США в эпицентре санитарного и финансового кризиса
Владельцы предприятий готовы рискнуть здоровьем работников
Обвиняемые депутаты-коммунисты, встаньте!