Филипп Ба: «Пусть исполнительная власть уважает нашу работу, и тогда всё будет хорошо»

Орельен Сушейр

Орельен Сушейр: Какие выводы вы сделали после проведённого в среду утром в Сенате допроса Александа Беналла?

Филипп Ба: Мы констатировали, что этот допрос, как и все предыдущие, прошёл в условиях беспристранстности и уважения. Месье Беналла начал с того, что принёс свои извинения. Мы приняли это к сведению и дальнейшее заседание комиссии проходило в нормальной обстановке. Теперь необходимо сосредоточить всё внимание на анализе результатов. Показания месье Беналла весьма интересны. Он подтвердил, что не исполнял никаких служебных обязанностей в сфере личной охраны. Не будем оспаривать его слова, сказанные под присягой. У нас есть повод удивиться: список его служебных обязанностей менялся, и эти изменения проводились постепенно различными людьми, которых мы тоже допросили.

Орельен Сушейр:  То есть? В чём же заключаются неопределённость и противоречия, с которыми надо разобраться?

Филипп Ба: На прошлой неделе мы впервые узнали о том, что на месье Беналла были возложены обязанности по координированию работы группы безопасности Президента Республики и военного командования президентского дворца. Беналла сам уточнил, что не исполнял обязанности телохранителя. В связи с этим у нас возникло множество вопросов относительно достоверности этого утверждения, поскольку оно противоречит тому факту, что месье Беналла было выдано разрешение на ношение оружия. Впоследствии бывший глава кабинета префекта полиции рассказал нам, что разрешение на ношение оружия, оправданное наличием полицейской функции у месье Беналла, было также обусловлено необходимостью личной самозащиты от проявления агрессии в его адрес. Подвергался ли Беналла угрозам до такой степени? Ещё один вопрос: почему существует такое количество фотографий и видео, на которых месье Беналла запечатлён (по мнению экспертов) в положении, характерном для тех, кто обеспечивает личную охрану? Я должен сказать, что все эти моменты никак не способствуют внесению абсолютной ясности, которой мы добиваемся.

Орельен Сушейр: Что вы думаете о реакции правительства? Пресс-секретарь Бенажмен Гриво поставил под сомнение вашу порядочность. Кристоф Кастанер, главный представитель партии «Вперёд, Республика!», беспокоился о том, что сенаторы могут стать «угрозой для Республики». Ранее министр Юстиции Николь Беллубе дала понять, что она не одобряет допрос месье Беналла. Эммануэль Макрон лично позвонил президенту Сената Жерару Ларше...

Филипп Ба: Я думаю, что месье Гриво лучше было бы сосредоточиться на объяснении политики правительства в этот трудный период, а не только на работе Парламента, которую мы пытаемся выполнять беспристрастно. Мы уважаем работу исполнительной власти, пусть исполнительная власть тоже уважает нашу работу, и тогда всё будет хорошо. После громких заявлений последних дней каждый мог убедиться в том, что допрос Беналла прошёл абсолютно нормально. У меня нет привычки реагировать на полемику. Я привык сохранять спокойствие. Знаете, на этой неделе прошло много выступлений, некоторые из которых были совершенно неуместны.

Орельен Сушейр: Являются ли нарушения в работе, сделанные на высшем государственном уровне и раскрытые в процессе рассмотрения «дела Беналла», примером неудачного правления Макрона?

Филипп Ба: Обойдёмся без громких слов. Комиссию по парламентскому расследованию, членом которой я являюсь, интересует наша конституционная миссия, а все юридические вопросы остаются в стороне. Мы также не занимаемся анализом действий и решений Президента Республики, поскольку в нашей Конституции сказано, что он не несёт ответственности. С другой стороны, мы являемся представителями французского народа и хотим убедиться в том, что администрация функционирует без сбоев и надлежащим образом исполняет свои обязанности. И если мы задаём вопросы о роли месье Беналла в её работе, то это делается ради того, чтобы защита президента Республики была обеспечена исключительно служащими полиции и элитными жандармами, то есть специально отобранными, натренированными, обученными людьми, чьи действия скоординированы и оценены службой, которая находится в ведении министра внутренних дел. Мы хотим, чтобы правительственные службы не сталкивались с препятствиями в своей работе, потому что безопасность Президента – это не только его личное дело, это ещё и необходимое условие для государственного континуитета, что является важнейшим аспектом современного мира с возросшей угрозой терроризма. Мы хотим быть уверенными в том, что устранены все препятствия, и в окружении Президента Республики нет сотрудников, которые занимают высокие должности в ущерб эффективности этой безопасности.

Орельен Сушейр: Можно ли сказать, что мы столкнулись с неуважением к Пятой Республике или с определёнными несоответствиями, присущими нынешней Конституции?

Филипп Ба: Я считаю, что существует хорошая институциональная практика, которую нужно соблюдать, и Парламент помнит об этом, когда исполняет свою функцию. В нашей системе очень важно, чтобы власти не делали каких-либо чрезмерных уклонов, потому что любая концентрация власти естественным образом вызывает плавный переход к злоупотреблению ею. В данном случае Сенат намерен в полной мере играть свою роль центра власти. Он делает это умеренно, но решительно.

Орельен Сушейр: Беспокоит ли вас реформа госдуарственных институтов реформа, которая пока отложена на потом?

Филипп Ба: У этой конституционной реформы есть особенность, которая заключается в том, что на первом этапе обсуждений, она была направлена, скорее, на ограничение прав Парламента, нежели на их расширение. При нашей государственной системе, если бы Парламент был наделён какими-либо сверхправами, это сразу отразилось бы на обществе. В реальности сложилась прямо противоположная ситуация: среди всех западных демократических режимов французский Парламент является органом, наиболее ограниченным исполнительной властью. И сегодня мы, по примеру конституционного пересмотра 2008 года, надеемся с помощью дальнейшего переосмыслевания добиться лучшей сбалансированности нашей государственной системы. Замечу только, что это должно быть сделано без подрыва необходимого приоритета Президента Республики. Сегодня мы уже не помним, какой была Франция до режима Пятой Республики. А ведь это была нестабильная страна. Наша родина нуждается в том, чтобы ею управляли, чтобы она не напоминала «бешеный корабль», какой, к сожалению, сегодня её воспринимает всё большее количество стран Европы.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код