Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Спрос превышает покупательскую способность

Пьер Барбансе

По приглашению ВКТ (CGT) и Французской демократической конфедерации труда (CFDT) Францию посетили активисты профсоюзных организаций Ирана: Логман Веси (Ассоциация преподавателей Ирана), Давуд Разави и Реза Шахаби (два лидера Синдиката работников автобусной компании Тегеран и пригород). На встрече представителей профсоюзных движений обсуждались вопросы, волнующие трудящихся обеих стран. Публикуемое интервью записано до введения санкций США против Ирана.

- П.Б. Какова экономическая и социальная ситуация в Иране?

Реза Шахаби: Сложная экономическая ситуация в стране на протяжении последних десяти лет только усугубляется, а повышение стоимости производства спровоцировало безработицу и потерю покупательской способности служащих. Безработица в больших масштабах, высокие цены и быстро растущая инфляция способствуют росту цен на предметы первой необходимости, а всеобщая приватизация и закрытие производственных единиц и обслуживающих учреждений отражают те экономические потрясения, в которых оказался Иран. Недавние события в стране вызвали недовольство граждан и привели к массовым протестам среди рабочих, пенсионеров, преподавателей, водителей грузовиков и частных автобусов, которые охватили даже население некоторых провинций, таких, например, как Хузестан и Исфахан.

- П.Б. Как население отреагировало на выход США из иранского ядерного соглашения?

Давуд Разави: После выхода США из соглашения началось резкое обесценивание иранской валюты по отношению к доллару и евро, что автоматически повлекло за собой серьёзное повышение цен на товары повседневного пользования, произошедшее за последние пятьдесят дней. Стоимость основных продуктов питания, медикаментов, а также медицинского питания и обслуживания увеличилась на 50 %. Вполне понятно, что всё это привело к всеобщему недовольству. Мы наблюдаем массовые протесты в среде «базари» (торговцы на базарах, - прим. ред.) и коммерсантов. Их выступления дополняются демонстрациями рабочих и целых батальонов безработных. Более того, социальные движения охватывают города, экономика страны вошла в беспрецедентный кризис. Выход США из соглашения вызвал глубокую нестабильность на рынках и на рабочих местах.

- П.Б. Что вы можете сказать о декабрьских демонстрациях?

Реза Шахаби: Мероприятия, прошедшие в декабре-январе этого года, прежде всего были выражением протеста бедной городской и деревенской молодёжи, обездоленной и оставшейся без будущего. Они начались в крупном центре Машхад, но вскоре охватили более 90 городов. Движение молодых безработных сначала проходило под лозунгами протеста против отсутствия средств к существованию, но очень быстро переросло в политическое. Крупные выступления проходили не только во время десяти дней январского движения, но и в течение нескольких предшествующих лет. Это были демонстрации рабочих, протестовавших против невыплаты зарплат, массовых увольнений и закрытия заводов. Преподаватели и пенсионеры также организовывали митинги (иногда охватывавшие несколько городов), чтобы протестовать против неблагоприятных условий труда в секторе государственного образования и против снижения своей покупательской способности. Недавние январские манифестации и протесты коммерсантов и «базари» были спонтанными. Рассредоточенный характер выступлений и недостаток согласованности этих объединений указывают на то, что здесь не было единого лидера, и не осуществлялось предварительное планирование. Из-за того, что правительство не дало конкретного и достойного ответа на требования манифестантов, а также в силу того, что социально-экономическая ситуация с каждым днём ухудшается, необходимо планировать проведение большего количества общественных демонстраций (как это было в начале лета в среде «базари»).

-П.Б. Как власти реагируют на это?

Давуд Разави и Реза Шахаби: Первая реакция правительства была жёсткой, была задействована полиция. Сотни манифестантов были задержаны и доставлены в исламский суд. Но продолжавшиеся протесты, а также репрессии, применявшиеся к участникам демонстраций, привели к тому, что некоторые государственные должностные лица, чувствуя опасность и подъём недовольства, были вынуждены, в определённой степени, сделать вид, что поддерживают протестующих, и присоединиться к их требованиям. Следует отметить, что одним из самых важных моментов этих выступлений стало их быстрое распространение по стране, когда в течение недели люди собирались на митинги даже в самых отдалённых деревнях страны. Студенты поддержали митингующих и присоединялись к протестам. Некоторые из учащихся были задержаны и приговорены к длительным тюремным заключениям. Ещё одной характерной особенностью этих движений стало то, что общественное недовольство, раньше звучавшее только в частных разговорах между людьми, преобразовалось в массовые манифестации на улицах, и народ начал требовать от государства заняться решением социальных проблем и борьбой с всеобщей коррупцией. Можно с уверенностью сказать, что та часть людей, которая верила в реформы, проводимые сверху, больше не выражает доверия ни к одной из фракций правительства и считает, что единственный способ добиться выполнения своих требований – это организовать забастовку и крупномасштабные уличные протесты. Их требования уже не ограничиваются просьбами предоставить больше средств к существованию, они выходят за рамки простых требований [обеспечения] покупательской способности.

- П.Б. В чём заключается проблемы в сфере преподавания и статуса преподавателей?

Логман Веси: Согласно конституции Исламской республики Иран образование в стране является бесплатным. Но в действительности такого никогда не было. Начиная с эпохи Ахмадинежада, расширялся сектор частного образования. Сегодня зарплаты преподавателей крайне низкие, условия труда становятся всё более и более тяжёлыми, а здания и оборудование - все более обветшалыми. Бюджет, выделяемый государством на образование, совершенно не учитывает потребности служебного персонала и преподавателей. Уровень жизни профессоров близок к уровню жизни простых рабочих. Многие преподаватели ищут дополнительную подработку, чтобы сбалансировать свои расходы. Ситуация ухудшается с каждым месяцем и взывает недовольство учебного персонала. Ответ властей всё тот же: больше и больше репрессий. Значительное количество преподавателей побывало в тюремных камерах.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код