Новый поворот в деле о пестицидах

Мари-Ноэль Бертран

Вполне естественно, что удовлетворение иска против транснациональной компании создаст прецедент для рассмотрения аналогичных дел. 46-летний садовник Дуэйн Джонсон выиграл судебный процесс против агрохимического гиганта «Монсанто». Новость о том, что судебное заседание, длившееся более двух дней, закончилось победой истца, пришла в эту пятницу. Это известие открыло новые перспективы для тех, кто объявил себя жертвой воздействия пестицидов и сражается за то, чтобы ответственность виновных была установлена. Работники в сельскохозяйственной и агрохимической сферах тоже не оставили без внимания полученное сообщение: считавшийся неприкосновенным (хотя его репутация уже подорвана), скандально известный «Монсанто» только что был повержен (по крайней мере в глазах непримиримого общественного мнения).

История противостояния между садоводом и агрохимическим гигантом общеизвестна. Работая на школьных дворах в г. Бениша (близ Сан-Франциско), Дуэйн Джонсон в течение двух лет использовал гербициды, изготовленные американской транснациональной компанией «Монсанто». С 2012 по 2014 гг. популярный продукт «Раундап» и его профессиональная версия «Ranger Pro» служили ему в качестве «оружия» в борьбе против сорной травы. Годом позже активное вещество, входящее в состав средства и придающее ему эффективность (пресловутый глифосат), по результатам исследований «Всемирной организации здравоохранения» (ВОЗ) будет квалифицировано как канцероген. Но в 2012-2014 гг. Дуэйн Джонсон не подозревал об этом и не беспокоился, даже если это средство случайно попадало на него. На упаковках этих химикатов ничего не сообщалось о потенциальной опасности, которую они несут в себе. Первым тревожным сигналом стало появление пятен на коже. В 2014 году врачи диагностировали у него неходжкинскую лимфому (иными словами рак лимфатической системы), которая сегодня развилась в последнюю стадию.

В 2016 году Дуэйн начал борьбу против американской фирмы, обвинив её в сокрытии канцерогенные свойств своей продукции. Из-за тяжёлого состояния здоровья истца процесс прошёл по ускоренной процедуре: в июле 2018 года впервые (на фоне одновременной подачи нескольких тысяч других исков) «Монсанто» оказался на скамье подсудимых за глифосаты.

Неудобная проблема для агрохимического гиганта.

Судебный вердикт был предельно ясен: после того, как было установлено, что оба средства («Раундап» и «Ranger Pro») в значительной степени способствовали развитию болезни у истца, суд постановил, что «Монсанто» действовал «злонамеренно» и приговорил американскую фирму к выплате 289 миллионов долларов (250 миллионов евро) садовнику.

Некоторые могут сказать, что эта сумма – пустяк для транснациональной компании, которая к тому же подала апелляцию. Но для агрогиганта это судебное решение стало «чёртовой занозой», открывающей новые перспективы для всех тех, кто упорно хочет добиться правосудия в вопросе о пестицидах (в том числе и во Франции). «Это значимая победа», - подчёркивает Франсуа Вейрет, президент ассоциации «Будущие поколения» («Generations futures»), участвующий в этой борьбе, - и она наглядно демонстрирует, что в данном деле чрезвычайно трудно добиться хотя бы начала судебного процесса».

«Во Франции, мы не рассчитываем начать четыре, пять или даже большее количество дел против американской фирмы. Полтора года назад мы сами пытались подать исковые жалобы против «Монсанто» (в то время Европа готовилась продлить разрешение на продажу «Раундапа»), чтобы поставить под угрозу других [производителей вредоносных химпродуктов] и [бороться с] усугубляющимся обманом - говорит президент ассоциации «Будущие поколения». - Трибунал города Лиона не дал хода делу. А ведь наше досье содержало множество аргументов, которые стоило по меньшей мере рассмотрения в суде».

«Монсанто» – не единственная неприкосновенная химическая компания. Месье Франсуа Лаффорг, выступающий в роли защитника по делам, поданным ассоциаций « Phyto-Victimes », объясняет: «Когда начинается уголовный процесс, нам постоянно говорят, что невозможно установить причинно-следственную связь между таким-то химическим элементом и такой-то болезнью». В 2011 г. Франция дала разрешение на продажу ещё порядка 4 000 фитосанитарных продуктов, которые в совокупности содержат примерно 9 000 различных химических веществ и которые сельским работникам приходится использовать практически на протяжении всей своей карьеры. А проведение анализов этих веществ, как правило, наталкивается на множественные препоны. Таблица профессиональных сельскохозяйственных болезней не помогает обеспечить правосудие. На сегодняшний день законодательство вписало в эту таблицу только те патологии, возникновение которых объясняется использованием пестицидов: неходжкинская лимфома и болезнь Паркинсона. Список считающихся канцерогенными химических элементов довольно краток и включает в себя только мышьяк (с 2001 г.) и бензол. «Однако, - продолжает Месье Лаффорг, - известно, что пестициды провоцируют такие болезни, как, например, миелома, полинейропатия, рак мочевого пузыря».

Судебный процесс по делу Дуэйна Джонсона оказался исключительным. «Судьи не стали ждать, пока власти заявят о 100-процентных провокационных свойствах глифосата, и постановили, что «Монсанто» несёт часть ответственности за болезнь истца», - говорит Франсуа Вейрет. - Показательный пример? Вероятно. Остаётся узнать, какую реакцию вызовет решение по делу Дуэйна Джонсона по эту сторону Атлантики. Как бы то ни было, на агрокорпорации наложат ограничения». «Обращение в суд для решения дел также подтверждает тот факт, что политики бессильны в тех случаях, когда нужно запретить опасные продукты и обязать транснациональные компании уважать нормы закона», - подчёркивает президент ассоциации «Будущие поколения».

Добавить комментарий


Обновить Защитный код