Вот уже год организуется неразбериха: оперативно, не значит хорошо

Орельен Сушейр

На этой неделе Национальная ассамблея завершила самую интенсивную по темпам работы парламентскую сессию. В последние дни в нижней палате Парламента Франции творилась чехарда, вызванная «делом Беналла» и выраженными правительству вотумами недоверия, отсрочившими конституционную реформу. Деятельность Национальной ассамблеи с самого начала заседаний отличалась крайне напряжённым графиком работы. Вот что по этому поводу сказала депутат от ФКП Эльза Фосийон: «График и методы работы, противоречат разумным срокам и жизнеспособности демократии». Глава Национальной Ассамблеи Франсуа де Рюжи увеличил число заседаний, проводимых в ночное время и в выходные дни, чтобы принять максимальное количество законов за минимальный промежуток времени. Например, в субботу в два часа ночи прошло голосование по жилищному закону, а в воскресенье вечером, в период каникул, в первом чтении был принят закон об убежище и иммиграции. «Процесс постоянно ускоряется, это вредит качеству законодательной работы. Со всеми этими непоследовательно принимаемыми законами в стране больше не остаётся времени для демократических обсуждений. Но, к сожалению, это является целью правительства», - тревожится депутат от ФКП Пьер Даревиль. «Проблема заключается не в наших выходных и свободном времени. Вопрос касается содержания законов и нашей работы в избирательных округах позволяющей вести диалог, добросовестно организовывать обсуждения и предупреждать граждан о том, что всё это проводится», - добавляет Эльза Фосийон.

В общей сложности правительство провело голосования по 52 законам, 29 из которых прошли по ускоренной процедуре. Форсированно рассматривались различные вопросы: от постановлений, касающихся Трудового кодекса и компании «SNCF», до законов о «фейковых» новостях и коммерческой тайне, попутно включая удары по сфере социального жилья и по университетам и не забывая о бюджетных сокращениях и подарках для самых богатых. «Чётко прослеживается намерение перенасытить повестку дня и ускорить процесс, чтобы обогнать темпы [реагирования] национального представительства и всей страны», - отмечает парламентский работник, уверяя, что предыдущее пятилетие не проходило в такой атмосфере «постоянной спешки и двуличности». «Во время работы над законом о новом профессиональном будущем у нас было только двадцать четыре часа на то, чтобы подать поправки для нового чтения, - продолжает он. – Правительство же представило 110 поправок к своему собственному тексту. Ускоряя работу, они делают ошибки, которые потом должны сами же и исправлять. Налицо невероятное пренебрежение к Парламенту. Цель [правительства заключается] вовсе не в том, чтобы подготовить наилучший текст закона, который затем будет обсуждаться, меняться, улучшаться или добросовестно уравновешиваться депутатами. Внимание уделяется только тому, чтобы процесс шёл быстро, и чтобы получить большинство, состоящее из послушных людей, которые очень слабо владеют темой. Это грубое правительство, до тех пор, пока инициатива находится в его руках, подрывает смысл Ассамблеи».

«Форма [такой политики] идёт рука об руку с её содержанием. Завершающаяся сессия – одна из самых реакционистских сессий среди тех, которые когда-либо знала страна», - говорит Жан-Люк Меланшон («Франция непокорённая»). - Целый ряд социальных и политических завоеваний был ликвидирован за несколько месяцев. Настоящее испытание – это сохранить способность поддерживать темп как в интеллектуальном, так и в физическом и психологическом плане». По его мнению, если Ассамблея заседает восемнадцать дней и ночей подряд, то «обязательно будут возникать проблемы, а проводимая работа будет низкого качества». По мнению Меланшона, Франсуа де Рюжи является «никчёмным лидером и никогда не отстаивает ни права Парламента, ни логическую и рациональную организацию работы». Председатель Национального собрания Франции создаёт «недостойные эффекты неожиданности», организуя голосование на следующий день после того, как накануне в середине ночи было принято решение о его проведении.

Незадолго до переноса конституционной реформы, направленной на ещё большее подчинение Парламента исполнительной власти, Люк Карвунас («Социалистическая партия») тоже выразил своё возмущение таким стилем работы, которая проводится «утром, в полдень и вечером, на скорую руку и ударными темпами»: «Это позор! Наши сограждане должны быть осведомлены о происходящем!» Сопредседатель парламентской группы «UDI-Agir» Жан-Кристоф Лагард сетовал на то, что Парламент под влиянием Макрона стал работать в режиме «делать всё одновременно». Президент намерен как можно плотнее наложить друг на друга работу в комиссии и на заседаниях. После «дела Беналла» возобновление деятельности Парламента было перенесено с 4 на 12 сентября. По мнению Франсуа Рюффена («Франция непокорённая»), и без того перегруженный график работы законодательного органа имеет целью продемонстрировать «неуважение к депутатами», которое в первую очередь является «неуважением граждан».

Добавить комментарий


Обновить Защитный код