La Redoute. За работниками ведётся постоянное наблюдение.

Людовик Финес

«Иду как на каторгу, - говорит Карин (1),[i] сотрудница «Платформы 30», занимающейся оформлением заказов La Redoute (коммуна Ватрело (Нор)). Её рабочий день начинается в 14 и заканчивается в 21.20. «Я езжу на автобусе. Из дома приходится выходить в 12 часов. Вечером возвращаюсь в 22.00. Раньше 2 часов ночи лечь спать не удаётся. Утром вставать очень тяжело», - рассказывает она. Раньше Карин работала с 9.30 до 16.30. Сегодня она одна из тех, кому в 2016 году администрация предприятия навязала новый график (не устраивающий ни одного из работников). Всё это для того, чтобы ввести в строй новый логистический центр. «Одна сотрудница прямо сказала, что не сможет соблюдать этот график, так как не хочет оставлять детей вечером дома одних. Её уволили, а дело находится в комиссии по трудовым спорам. Можно было бы перевести её в отдел по связям с клиентами, где были нужны работники, но её решили наказать в назидание другим», – говорит представитель центрального отделения профсоюза CGT (Всеобщая конфедерация труда) Жан-Кристоф Леруа. Но проблемы Карин не только в рабочем графике: «Вовремя пикинга (отбор товара для комплектации заказа. – Прим. ред.) мы по четыре часа кряду стоим на ногах, сканируя по 400–500 изделий в час, в духоте, поскольку кондиционеров нет. Они поставили вентиляторы, но у меня от них сухость в горле. Да ещё и шум от оборудования, от которого у меня, в придачу ко всему, звенит в ушах». Карин двенадцать лет проработала в этой компании, принимающей заказы дистанционно. Сейчас Карин считает, что современные условия труда в La Redoute «кардинально отличаются от прежних» и у сотрудников нет «стимула» работать.

28 июня Карин участвовала в забастовке, организованной по призыву CGT, FO (независимый профсоюз «Рабочая сила») и CFDT (Французская демократическая конфедерация труда). Три профсоюза заявляют, что «на производстве идёт бесконечный прессинг» и «постоянная слежка». Это подтверждает и Давид (2): «Как-то я раскладывал заказы в лотки. За час я собрал 41 лоток. Бригадир сказал мне, что надо было работать быстрее и сделать 50. То же самое произошло и с моим коллегой, который собрал 48 лотков. Я работаю в La Redoute семнадцать лет и раньше был на временном контракте. Сейчас я иду на работу в подавленном состоянии духа, ведь за нами там ещё и следят». Жан-Кристоф Леруа объясняет, «что за все рабочие места отвечает координатор», который, сидя перед своим экраном, «может знать, когда какой-то работник останавливается на несколько минут». Тогда координатор посылает бригадира выяснить причину остановки. Это может вылиться в «докладную о нарушении», отправляемую в отдел кадров по электронной почте. «Сотрудники уже получали письма-напоминания и письма-предупреждения относительно производственных вопросов», - рассказывает Жан-Кристоф Леруа. «HD» (Центр по поддержке гуманитарного диалога) занялся было этим вопросом. Но дирекция La Redoute ответила, используя «Image 7» в качестве средства связи, что проведение протестной акции, намеченное на 28 июня, попадает на «начало сезона скидок, когда объём обрабатываемого товара возрастает, в результате чего работники могут почувствовать, что на них оказывается давление». Но, судя по собранным свидетельствам, это лишь точечная проблема. «Некоторые находятся на длительном больничном и больше не хотят работать в «Платформе 30»», – уверяет Али Хаттаби, представитель профсоюза FO. Среди работников, с которыми нам удалось поговорить, только Сабрина и Софи (3), находящиеся на временном контракте, считают, что «это ещё ничего, в других местах бывает хуже».

«Если ходишь два-три раза в туалет во второй половине дня, это не нравится некоторым координаторам, – подхватывает Дамьен (4). - Но сейчас жарко, поэтому все пьют много воды». «Надо просить разрешение сходить в туалет, это унизительно», – говорит Смайл Белла, профсоюзный представитель CGT. «Мы уже не дети, чтобы поднимать руку, как в школе», – возмущается Али Хаттаби. - В некоторых частях здания длиною в несколько сотен метров надо даже просить бейджик, чтобы пройти через дверь, которая ведёт к туалетам. И порой в сопровождении обидных комментариев типа: «Что ты так долго...». Давид отмечает также, что «для работы на некоторых местах (например, восстановительный ремонт, где надо загружать станки) требуется незаурядная физическая сила. Однако туда часто ставят женщин старше 50 лет». «Здесь нет должностей для людей старше 50 лет», – добавляет Карин. Во время нашего предыдущего репортажа (март 2016 года) пресс-служба La Redoute с гордостью рассказывала о введении в строй «Платформы 30», а вместе с ней и «социально ответственного проекта» на «гораздо лучших условиях труда», чем в старом здании, благодаря «эргономичным рабочим местам» и «автоматизации», благодаря которой не требуется перемещаться в помещении. «Всё рассчитано на эргономику, – говорит Жан-Кристоф Леруа, - но интенсификация труда ощущается очень сильно. Это невыносимо – четыре часа находиться с вытянутыми руками». С одобрения CHSCT (Комитет по санитарии, безопасности и условиям труда) межпрофсоюзное объединение требует предоставить возможность работать полдня сидя и полдня стоя. Администрация отказывается выполнять эти условия и согласно на такое чередование лишь день через день.

Отстранение от работы за очистки от мандарина.

Однако у руководства La Redoute есть очень чёткие представления о том, что можно, а чего нельзя делать на рабочем месте. В конце прошлого года один сотрудник заработал «докладную о нарушении» за то, что выпил пакетик сока (под предлогом того, что он мог испачкать изделия). Начальник объяснил ему, что была бы совсем другая история, если бы он пил из бутылки с крышкой... А Смайла Беллу поймали с тяжкими вещественными доказательствами – очистками от мандарина, лежащими рядом с его рабочим местом. «Они ещё сказали, что я угрожал бригадиру. Это абсолютная ложь, но им надо было чем-то заполнить моё дело», – добавляет он. Без последствий не обошлось: Смайл был отстранён от работы на целый день. Но история не осталась незамеченной, поскольку его коллеги прекратили работу, чтобы пойти с ним на дисциплинарное разбирательство. «К счастью, у нас сложились хорошие отношения, – с удовлетворением отмечает Жан-Кристоф Леруа. – Но с таким произволом надо заканчивать, а для этого нужно действовать сообща и демонстрировать, что мы можем организовываться. Мы – рабочий класс, и за нами сила».



[i] (1;2;3;4) - Имена изменены.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ