Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

Лина Санкари

Память о жертвах восстания долгое время была окутана завесой молчания. Вплоть до конца 1990‑х годов ничего не было известно о преступлениях, совершённых на южнокорейском острове Чеджудо на заре холодной войны, когда погибло 60 000 человек. Более того, эти действия были практически первыми шагами нового Национального собрания.[i] Едва встав у власти в декабре 1948 года, правительство Южной Кореи приняло закон, известный под названием «национальная безопасность», который приговаривал изменников государства к пыткам и длительным тюремным заключениям. События начались в апреле 1948 года, когда жители этого острова отказались принимать участие в спектакле под названием выборы, нацеленном на передачу власти из рук оккупантов из США в руки антикоммунистического диктатора Ли Сын Мана (Syngman Rhee). Начиная с 1945 года (в период борьбы за освобождение Кореи от японских оккупантов), Чеджудо находился под управлением «общественных комитетов».

Чтобы обуздать мятежное движение, оккупационные власти оказали доверие Ю Хэ-джину, и в 1947 году назначили его правителем острова. Ю Хе-джин прославился своим «безжалостным и диктаторским отношением к оппозиционным партиям» (такими словами его охарактеризовали американские разведывательные службы). Новый диктатор коренным образом реорганизовал местную полицию, призвав в её ряды рекрутов, вернувшихся с континента. Это были люди, покинувшие Северную Корею, воспользовавшись проходившим тогда разделением страны, и имевшие тесные связи с комитетами фашистской молодёжи. Американцы называли такие организации «ультраправыми террористами». В течение нескольких месяцев силы правопорядка, поддерживаемые новыми ополченцами, отправлялись в рейды, во время которых и совершали убийства, заведомо незаконные аресты, пытки и изъятие земель... «Полиция (теряет) доверие населения, применяя к нему жестокое обращение», - говорилось в отчёте спецслужб США. Согласно этому документу, военизированные формирования вызывали «живое негодование среди населения острова».

В этих условиях власти объявили о проведении в мае 1948 года выборов. Первого марта состоялась мирная манифестация против этого решения, приводившее к разделению острова. Сразу последовали: 2 500 молодых людей оказались под арестом, трое из них умерли под пытками. В марте была жестоко подавлена и всеобщая забастовка, в которой приняло участие более 95 % населения. Через месяц, 3 апреля, народ штурмом взял 11 комиссариатов. Это событие стало начало «коммуны Чеджудо». Первоначально движение насчитывало не более 500 восставших, примерно пятьдесят из которых были вооружены ружьями, а остальные размахивали мечами, кирками и серпами. На этом острове, население которого занималось преимущественно сельским хозяйством, продолжала существовать феодальная система, основывавшаяся на крепостной зависимости. Крупные землевладельцы и государство реквизировали от 50 до 70 % урожая. Восстание быстро взяло под контроль северную и центральной части острова, преимущественно горные и лесные районы.

20 апреля отряд правительственных войск численностью в 3 000 человек был спешно отправлен на место событий. Но большинство из этих солдат, многие из которых являлись членами Трудовой партии Южной Кореи, перешли на сторону восставших. Явное наличие коммунистических элементов среди мятежников ещё больше усилило репрессии. Повстанцы организовали во всех деревнях комитеты, батальоны и тюрьмы. Народная армия быстро мобилизовалась. В июне она насчитывала 4 000 бойцов, которые использовали сеть подземных тоннелей, прорытых ранее японцами. Большую роль в восстании сыграли ныряльщицы, зарабатывавшие на жизнь подводной рыбалкой.

Официально американцы участвовали только в одной операции. Однако они тренировали южнокорейские войска и передавали им свой «навык» в проведении пыток. США также предоставили в распоряжение правительственных войск вооружённые самолёты-разведчики и самолёты-заправщики, а затем организовали морскую блокаду острова. В 1950 году на острове насчитывалось 40 000 разрушенных домов; 70 % из 400 деревень были стёрты с лица земли. В соответствии с «законом о соучастии» близкие замешанных в мятеже людей тоже попадали под подозрение. К концу восстания ополченцы-фашисты массово присоединились к государственной полиции. Правительственные силы росли, обеспечивая себе прочное господство на острове. Но восстание не прошло бесследно. С 1993 по 2016 гг. местные жители продолжали противостоять созданию американской морской базы на острове, представляющем собой важный стратегический объект, расположенный в 500 км от Шанхая и менее чем в 100 км от японских берегов, и находящийся на морских транспортных путях России. Главы администраций Чеджудо, которые выступают против милитаризации острова, потерпели поражение и были заключены в тюрьмы.

Только в 1998 году наконец была создана комиссия по установлению истины и примирению. Эта группа организовала открытие грота Даранши, который шестью годами ранее был заперт консерваторами-наследниками диктатуры, чтобы скрыть доказательства массовых убийств. В 2003 году президент Но Му Хён принёс официальные извинения за те события, но ни слова не произнёс о возмещении причинённого ущерба. Через три года остров получил статус специальной автономной провинции. Ещё один шаг в сторону примирения был сделан 10 июля 2018 года. Правительство Мун Чжэ Ина, который в ходе своей избирательной кампании дал множество обещаний установить правду, разрабатывает проект по эксгумации тел жертв и намерено начать строительство центра по преодолению последствий травматизма. Такие меры дают возможность стране «смотреть прямым взглядом» на самые тёмные страницы своей истории.



[i] Парламент Республики Корея – прим. ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ