Что представляет собой новый план правительства?

Орельен Сушейр

13 июля, два года спустя после теракта в Ницце, накануне государственного праздника и за два дня до финала Чемпионата мира по футболу, Эдуар Филипп представил новый план борьбы против терроризма. Выступая в Генеральном управлении внутренней безопасности (DGSI) в Леваллуа-Перре (О-де-Сен), премьер-министр объявил о том, что с января 2017 года во Франции было предотвращено 25 терактов, и озвучил 32 дополнительные меры по борьбе с мировым злом. Глава правительства отметил, что современный террорист, это «психологически неустойчивый, идеологически обработанный, саморадикализированный человек, который вооружается и решается, иногда очень быстро, на переход к действиям».

Эдуар Филипп вновь возвращается к идее создания государственной антитеррористической прокуратуры («Pnat»), состоящей из 30 работников судебной системы. Соответствующие дела будет вести «Pnat», а не прокуратура Парижа. Также «Pnat» будет заниматься вопросами, касающимися преступлений против человечества и военных преступлений и правонарушений. Исполнительная власть полагает, что такие меры приведут к большей эффективности. Однако некоторые судьи опасаются обратного эффекта. «То есть отдел по борьбе с терроризмом прокуратуры Парижа будет просто напросто разделён», - говорит секретарь профсоюза работников судебной системы Винсент Шармуалё. По его мнению, станет «намного сложнее быстро мобилизовать людей» (как это произошло, например, 13 ноября 2015 года с «Pnat», существовавшим в виде «отдельной структуры»). Он критикует также «принцип абсолютной централизации проведения судебных процессов по терроризму» и выступает за обеспечение межрегиональных полномочий, сочетающих в себе «специализированность и понимание обстановки», что позволит избежать «перегруженности структуры».

Эти опасения разделяет и президент Лиги по правам человека (LDH) Малик Салемкур: «Принять специализированное законодательство означает, что у нас не останется никаких полномочий, территориальные власти также будут обездвижены. К тому же рассматриваемые вопросы выйдут из области действия общего права». Но правительство намерено идти до конца. DGSI возьмет на себя роль «главного исполнителя» антитеррористической деятельности. Готовится также и создание «комитета профилирования», занимающегося непосредственно террористами и распознаванием факторов перехода к террористическим актам. Комитет будет работать как группа контроля за лицами, которые выходят из тюрьмы и которых воспринимают как особо опасных. Появление этого комитета запланировано на 2020 год. Предполагается, что он будет состоять из 108 членов, включая полицейских по борьбе с терроризмом и агентов тюремных разведок. В связи с этим премьер-министр напомнил о том, что до конца 2019 года выйдет на свободу 50 человек, обвинённых в терроризме, и 400 лиц, признанных «радикализированными». «А как будут определять радикализм? Наблюдение за людьми по не определённым чётко причинам может привести к обвинениям в мыслепреступлениях и к произволу», - предупреждает Малик Салемкур. LDH требует подведения реальных итогов по антитеррористическим мерам: «Если заявляется о предотвращении 25 терактов, то это нужно доказать и отчитаться об этом перед Парламентом. Необходимо наглядно объяснить, каким образом они были предотвращены: путём применения исключительных мер или при помощи мер обычного права?»

Правительство, которое уже показало своё лицо, «сокращая гражданские и общественные свободы» (так члены партии ФКП формулируют свои обвинения), намерено ввести курс по антитеррористическому образованию в Школе по подготовке судебных работников и создать службу из четырёх судей, которые будут ответственны за усиление исполнения приговоров в данной сфере. Власти также собираются ввести пост судьи по работе с компенсационными выплатами жертвам (хотя в 2017 году был ликвидирован Государственный секретариат по оказанию помощи жертвам...)

Добавить комментарий


Обновить Защитный код