Брекзит сеет разброд в рядах консерваторов

Тома Лемаё

Удары по престижу Терезы Мей наносятся со всех сторон. После отставок Дэвида Дэвиса и Бориса Джонсона её дни на посту главы правительства, вероятно, сочтены.

Тот, кто живёт Брекзитом, погибнет от Брекзита. Сначала под руководством Дэвида Кемерона (ещё до прошедшего два года тому назад референдума), а затем и Терезы Мэй британские консерваторы идут по пути самоуничтожения. После двухнедельной войны, назревшей внутри правительства и партии, средь бела дня вдруг разразился гром: поразительный уход в отставку в воскресенье вечером министра Дэвида Дэвиса, знаковой личности, ответственного за переговоры с европейскими институтами по вопросу о выходе Соединённого Королевства из Европейского союза. Затем в понедельник - отставка Бориса Джонсона, бывшего мэра Лондона, министра Иностранных дел, медийного глашатая пробрекзитского блока в составе Партии консерваторов. Произошедшее лишь усугубило и без того трудное положение премьер-министра, расшатанное поражением на предварительных законодательных выборах в июне 2017 года, целью которых было ослабить Джереми Корбина, лидера лейбористов и противника политики жёсткой экономии. Вопреки ожиданиям, предварительные выборы значительно усилили позиции Корбина, а правительственное большинство Терезы Мэй сохраняется сегодня только благодаря североирландским ультраконсерваторам, противникам сепаратизма из «Демократической юнионистской партии» (DUP). Вызванное беспрецедентными отставками трудное положениепремьер-министра предвещает возможные перемены: в то время как лейборист Корбин добивается отставки всего правительства, Джонсон может попытаться оспорить у Терезы Мэй руководство партией.

Тем временем обостряется ксенофобия.

Но несмотря на трудности, находясь под давлением британских предпринимателей, которые всё больше обеспокоены возникающими промедлениями и перспективой пойти по пути «жёсткого Брекзита» (например, выход Соединённого Королевства без заключения каких-либо соглашений с ЕС), Тереза Мэй, кажется, сумела одержать победу, когда ей удалось прекратить затягивание решения вопроса и предоставить, после долгих правительственных обсуждений, более детальный план. Этим документом, который должен стать основой для соглашения с ЕС (его подписание планируется осуществить до конца марта 2019 года), Лондон пытается успокоить предприятия, поскольку текст содержит пункт о беспрепятственной торговле с ЕС через «зону свободной торговли», подчиняющейся «совокупности общих правил для промышленных товаров и сельскохозяйственной продукции» и ещё более открытой для служб, нуждающихся в сохранении «гибкости» функционирования. На фоне обострения ксенофобии после прошедшего референдума по Брекзиту это британское предложение выдвигает на первый план вопрос об «окончании» свободы передвижения. Правда, план правительства всё же предлагает сохранить возможность для британцев и для жителей стран ЕС продолжать путешествовать, учиться и работать по своему усмотрению, там, где им удобнее (как это и было ранее). Возникает ещё одна проблема: восстановление физической границы между Ирландией и Северной Ирландией. Это очень острый вопрос, который может потревожить старые раны «Смуты». Мэй считает, что нашла хорошую лазейку, призывая к созданию системы с «таможенными правами и торговыми правилами Соединённого Королевства, распространяющимися на товары, предназначенные для Соединённого королевства», и с «таможенными правами и торговыми правилами ЕС, распространяющимися на товары, предназначенные для ЕС». То есть британцы предлагают установить «общие институциональные рамки» для того, чтобы обеспечить надлежащее функционирование будущих отношений с ЕС, которые будут иметь свой механизм разрешения конфликтов и независимую арбитражную систему.

Терезе Мэй в последний момент удалось добиться союза с десятком депутатов-консерваторов, стремящихся сохранить членство в ЕС, которые всего несколько недель назад угрожали проголосовать против правительственного проекта, что могло привести к краху правительства. Сейчас же, после заключения такого союза, на Мэй разозлились сторонники проведения «жёсткого Брекзита». Многие члены Палаты общин, являющиеся ярыми сторонниками политики «жёсткого Брекзита» (например, Андреа Ледсом и Джейкоб Рис-Могг) недовольны. Глава консерваторов в Парламенте Андреа Ледсом противостоит Мэй, выступая против идеи о «свободе передвижения» для европейских граждан. А Джейкоб Рис-Могг обвиняет правительство в «пораженчестве», обещая проголосовать против их плана. «В результате мы окажемся на слабой позиции при переговорах, а может всё будет ещё хуже», - говорит Дэвид Дэвис, явный сторонник разрыва отношений с Брюсселем. Поставленная в тупик Тереза Мэй пытается не терять лица в Палате Общин: «По вопросу о выборе наилучшего способа исполнить наше общее намерение и воплотить в жизнь результаты референдума между нами царит несогласие». Характеризуя положение правительства как пребывание в полном «хаосе», Джереми Корбин сухо отвечает: «Тереза Мэй больше не имеет авторитета и не способна осуществить Брексит».

Европейцы изображают безразличие.

На вопрос о стагнации в верхах британского правительства, последовавшей после отставки Дэвида Дэвиса и Бориса Джонсона, пресс-секретарь Европейской комиссии Маргаритис Схинас отвечает уклончиво: «Мы продолжим вести добросовестные переговоры с премьер-министром Мэй и британскими посредниками для того, чтобы прийти к консенсусу». Но президент Европейского совета Дональд Туск не скрывает своей надежды на то, что Соединённое Королевство пересмотрит результаты референдума. «Мне жаль, что идея Брекзита не ушла вместе с Дэвисом и Джонсоном, но кто знает?», - отреагировал он в социальных сетях.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код