Амината Драман Траоре: «Мигранты – это беженцы экономической войны»

Интервью вела Роза Мусауи

- Каким образом применяемая к мигрантам селекция является продуктом неолиберального и капиталистического мышления?

Амината Драман Траоре: Во-первых, я думаю, что политика «избирательной иммиграции» существует уже давно. Николя Саркози, произнося речь в Дакаре, употребил фразу «африканский человек». Он требовал проведения такой политики отбора. Европейские лидеры отлично понимают, что существующие проблемы являются в большей степени экономическими. Им необходимы природные ресурсы тех стран, откуда приезжают мигранты, но принимать этих людей на своей территории они не хотят. Те, кто организует охоту на людей в их собственных странах, на море и в пустынях несут полную ответственность за обнищание населения. Европейские страны тщательно скрывают исторические и структурные причины, толкающие этих людей скитаться по свету, как и свою ответственность за разрушение природных экосистем, нарушение экономической и социальной системы взаимоотношений, вынуждающих народы эмигрировать. Мы говорим об «экономических мигрантах» не отдавая себе отчёт, что торговля является сегодня формой войны, вошедшей в жизни людей без их желания. Вся история взаимоотношений между Европейским союзом и странами АКТ (Африка, Карибский бассейн и Тихий океан, - прим. ред.) сводится к форсированному переходу к так называемой «свободной торговле», что выразилось в серии договоров: Яундская конвенция, первая, вторая и третья Ломейские конвенции, Котонское соглашение и соглашения об экономическом партнёрстве. Вопрос о «свободной торговле» является ключевым в судьбе всех мигрантов, будь то латиноамериканцы или африканцы. Особенность нашей ситуации заключается в возврате расизма по отношению к «чёрным», который особенно бурно расцвёл после провозглашения независимости рядом африканских стран. Пассажиры плавательных средств, пересекающих Средиземное море, в большинстве своём являются выходцами из Чёрной Африки. Их причисляют к категории «экономических мигрантов». Путём такой формулировки навязывается мнение, что люди, живущие в тропической Африке, бегут не от войн. Но разве можно утверждать, что в настоящее время в Мали, Нигерии и Центральноафриканской республике нет войны? Те, кто вовлёк нас в эти военные конфликты, осмеливаются сегодня планировать открытие в этих же африканских странах европейских центров по отбору мигрантов.

 - Европейская граница перемещается в сторону стран, откуда прибывают мигранты...

Амината Драман Траоре: Логика, согласно которой полицейское насилие пособничает институтам, действующим против мигрантов, прослеживается на протяжении уже длительного времени. Первые раненые и убитые люди в городах Сеута и Мелилья уже натолкнулись на эту сместившуюся европейскую границу. Кроме того, наши страны согласились подписать соглашение по возврату мигрантов, повинуясь приказу: «Заберите своих людей, а в это время ещё больше либерализуйте рынок и впустите наши предприятия, которые придут в сопровождении наших армий!»

 - Официально миссия французских военных в рамках операции «Бархан» состоит в антитеррористической борьбе. Но военные силы были передислоцированы в Нигер, в районе которого и происходят все дела, связанные с мигрантами, и перед ними поставлена задача контроля над потоками беженцев. Что вы об этом думаете?

Амината Драман Траоре: У меня никогда не было иллюзий по поводу сути операции «Сервал» и последовавшей за ней операцией «Бархан». В действительности же происходит криминализация образа мигрантов под предлогом того, что у них якобы есть экономические перспективы, тогда как отлично известно, что в их странах государственность, службы и общественное имущество были уничтожены планами структурных преобразований. В нескольких шагах от Парижа, в департаменте Сена-Сен-Дени, мы видим те же проблемы, при этом вмешательство государства в их решение минимально, условия доступа к медицине и образованию ухудшаются. Здесь действует та же логика. По истечении нескольких десятилетий сотрудничества и экономических соглашений мы оказались в неуправляемой ситуации. В 2015 году, во время празднования «Европейского года развития», в результате поразительного совпадения возник «миграционный кризис». Последствия вмешательства в Ливию и Сирию тоже дали свои результаты, и сегодня европейские лидеры говорят жертвам этих событий со словами: «Оставайтесь у себя!». Но как можно выжить в условиях военной экономики? В реальности мы наблюдаем моральный кризис Европы, международной торговли и финансов.

 - Можно ли назвать тех, кого считают «экономическими мигрантами», военными или «климатическими» беженцами?

Амината Драман Траоре: Дополняя последствия климатических изменений, периодическая засуха и нехватка продовольствия ещё больше осложняют и без того невыносимую ситуацию. Мигранты действительно являются «климатическими» и военными беженцами. Сегодня французское военное командование во главе с командиром операции «Брахан» утверждает, что военным путём ситуацию в Мали не решить. Французский Сенат соглашается с тем, что такая стратегия исчерпала себя. Проведённые в течение последних месяцев атаки, свидетельствуют об опасном ухудшении ситуации в странах Сахеля. Необходимо принять политическое решение по проблемам Мали. Но нужно дать нам возможность самим составить этот политический ответ, придав ему социальное, культурное и экологическое содержание и разработав иную экономическую схему. Миграционные проблемы и вопросы безопасности являются, в первую очередь, симптомами неудач неолиберализма.

 

Добавить комментарий


Обновить Защитный код